WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

С.А. Кузьмин дает близкое этому определение системы как объекта, который «обладает спонтанностью существования среди других объектов и своими собственными закономерностями развития, отличными от закономерности развития как его собственных отдельных элементов, так и других независимых объектов»24. В настоящее время такой подход является доминирующим. Как указывалось выше, он в известной мере снимает недостатки определения системы через понятие «целостность». Однако, заметим, что сама эта парадигма имеет целую систему скрытых недостатков теоретического и методологического характера. Особенно отчетливо это проявляется при исследовании переходных состояний, в том числе общественных.

Рассмотрим, как особенности указанной парадигмы проявляются в этом контексте. В связи с этим еще раз обратим внимание на важнейший вывод, логически вытекающий из данной парадигмы: «всякая совокупность есть система». При ближайшем рассмотрении можно обнаружить, что содержание этого тезиса по своему характеру близко гегелевскому пониманию категории бытия. Рассматривая проблему начала, Гегель говорит о «чистом бытии», о котором ввиду всеохватываемости этого понятия и в то же время его «бедности» («чистое бытие» есть, по Гегелю, неопределенное непосредственное, свободное от определенности) ничего нельзя сказать, кроме того, что оно «есть». «Чистое бытие» у Гегеля суть пустота, «пустое созерцание», «пустое мышление» и в этом смысле такое «чистое бытие» есть «ничто»25.

Столь же ненасыщенным, пустым становится и понятие системы, вобравшее в себя все объекты материального и духовного мира, все состояния этих объектов. Пользуясь гегелевской терминологией, подобное понимание системы имеет смысл назвать «абстрактно-всеобщим», что указывает, с одной стороны, на всеобщность этого понятия, правомерность его использования для любых объектов, а с другой - на бедность его содержания.

Этот изъян в понимании категория «система», пожалуй, впервые в отечественной науке был вскрыт А.И. Уемовым, который вполне правомерно указал на чрезмерную широту трактовки понятия «система»: «Когда обо всем, что угодно, можно утверждать, что это система, то из такого утверждения не извлекаются никакие следствия… О белуге биолог может сказать неизмеримо больше, чем о рыбе вообще, о рыбе больше, чем о живом, о теле же вообще нельзя сказать ничего, кроме того, что оно занимает некоторый объем»26.

Рассмотрим, как тезис «все совокупности суть системы» приложим к переходным процессам и явлениям. Как нам представляется, при исследовании таких процессов, в том числе общественных, ограниченность абстрактно-всеобщей парадигмы теории систем проявляется наиболее рельефно.

Очевидно, что рассмотренный выше тезис требует от исследователей совершенно определенного подхода к понятию переходности. Если не существует ничего, что бы не было системой, то, согласно этой логике, и переходные состояния должны описываться как некие системы. Такое видение переходных состояний и процессов характерно как для сторонников общей теории систем, так и для сторонников синергетического подхода. Однако для тех и других очевидно, что описывать одинаково «стабильные» и «переходные» состояния нельзя. Для того чтобы подчеркнуть отличия между ними, исследователи, как правило, указывают на существование двух типов (или классов) систем. При этом переходным системам приписывается ряд черт, отсутствующий у стабильных систем, а именно: нелинейность развития, быстрота протекания процессов, непредсказуемость прошлого и будущего и др.Такой же подход проявляется и при исследовании социальных процессов в переходные периоды. Так, Н.Ф. Наумова описывает социальную переходность как нелинейный объект, как систему, которая находится «в состоянии «динамического хаоса»..., но активно вынашивает внутри себя другое, качественно новое состояние системы»28. Аналогичную позицию занимает Г.Л. Куприяшин29.

Однако заметим, что в системных исследованиях не всегда четко определено, что подразумевается под переходностью. В ряде случаев авторы исходят не из одного, а сразу из двух не сводимых друг к другу представлений о переходных состояниях. Так, в уже цитированной статье Н.Ф. Наумовой переходное состояние социума описывается двояко. С одной стороны, переходность предстает как самостоятельная «переходная социальная система», отличная по ряду параметров от других, стабильных социальных систем. С другой стороны, как «переходное состояние системы», отличное от ее непереходных состояний 30.

Очевидно, что статус переходности в первом и во втором случаях существенно различается. Подобное смешение и взаимозаменяемость двух нетождественных представлений о переходных состояниях встречается и в других работах31. Полагаем, это красноречиво свидетельствует о недостаточной разработанности проблематики пограничных состояний с позиции теории систем и правомерности критики в этом аспекте современной парадигмы этой теории такими исследователями, как Г.А. Белов и А.И. Уемов.

Представление о переходности как некой системе имеет, с нашей точки зрения, очевидный методологический недостаток. поскольку в этом случае сущность перехода от одной системы к другой остается невыясненной.

Ход рассуждений исследователей, работающих в русле данной парадигмы, при всех различиях их авторских подходов, примерно таков. Существует некая стабильная система, обладающая рядом параметров, в частности устойчивостью и линейностью развития. По мере нарастания флуктуаций, накопления ошибок в репликации системы она начинает разрушаться. При этом параллельно формируются отрицающие данную систему элементы (структуры, неструктурные внутрисистемные пары и др.) Критическая масса этого материала приводит в итоге к взрыву, точке бифуркации, когда старые закономерности, которые определяли развитие системы, перестают работать, а новые, еще только формирующиеся, пока не стали доминирующими. Это логично приводит к появлению переходной системы с такими присущими ей свойствами, как отсутствие устойчивости, прогнозируемости событий, нелиней ность развития, господство случайности над закономерностью, что нехарактерно для стабильных систем.

Эта динамическая, переходная система, в свою очередь, при стечении различных обстоятельств и факторов, в том числе случайного характера, превращается в новую стабильную систему, чье развитие вновь определяется рядом новых закономерностей, линейностью и относительной устойчивостью движения. Схематически этот подход можно представить в виде триады: «старая» система (устойчивая, линейная) «переходная» система (динамическая, неустойчивая) «новая» система (устойчивая, линейная).

Тезис о существовании особой переходной системы, отличной как от старой, так и от новой систем, имплицитно содержит утверждение о том, что эта переходная система обладает собственным качеством, отличным от качества как «старой», так и «новой» систем.

Следовательно, указанная триада может быть представлена в ином виде: 1-е качество 2-е качество 3-е качество.

Тем самым, феномен перехода от одной системы к другой - перехода, «скачка» от одного качества к другому обретает парадоксальный характер: переход от одного качества к другому осуществляется через некое «переходное качество». В этой связи возникает следующий вопрос: каким образом осуществляется переход от первоначального качества (старой системы) к «переходному» качеству (переходной системе) и от него к новому качеству (новой системе) Исследуемая парадигма с неизбежностью диктует предположение, что между «старой» и «переходной», как и между «переходной» и «новой» системами, должны лежать другие переходные состояния.

Но поскольку, согласно этой парадигме, всякий объект является системой, то, следовательно, эти состояния есть состояния других, своего рода переходных, систем. Такой поиск перехода можно продолжать до бесконечности. Все вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что понимание переходности как некой «переходной системы» приводит к коллапсу понятий, что невозможно преодолеть на основе исследуемой абстрактно-всеобщей парадигмы. Не безупречен и другой подход в понимании переходных состояний, где проблема статуса переходности выражена менее четко. Так, С.Г. Гамаюнов выдвигает концепцию двух моделей развития системы, называя первую «эволюционной», вторую - «бифуркационной». Общественное развитие он видит как развитие системы, в ходе которого имеют место как эволюционные периоды, так и кризисные - бифуркации32. Противоречие понимания переходности в этой концепции выражено, пожалуй, даже в большей степени, чем в описанной выше. С.Г. Гамаюнов подчеркивает, что «отличительной особенностью эволюционной модели является неизменность системного качества, которое определяется как системообразующий фактор»33. Однако в условиях усиления неравновесности системы, ослабления связи внутри нее, система входит в бифуркационную фазу своего развития, «для которой характерно исчезновение прежнего системного качества» (курсив мой. - Д.К.) 34. По логике автора, даже с утратой прежнего системного качества продолжает развиваться та же система.

Описывая далее бифуркационную модель системы, ее отличия от эволюционной (отсутствие прежних детерминант, появление «карты возможностей» системы, представляющей набор потенциальных путей выхода на новые системные качества, и др.35), автор отмечает, что «конкретная историческая личность (личности) выводит систему на новое системное качество»36 (курсив мой. - Д.К.). Как следует из контекста, система получает новое качество, а бифуркация есть всего лишь один из этапов в развитии все той же системы, которая в точке бифуркации лишается своего прежнего системного качества и посредством случайного выбора получает другое. Абсурдность идеи очевидна, поскольку из нее следует, что система, лишаясь своей качественной определенности, продолжает оставаться собою. И хотя затем автор переходит на позиции других представителей синергетики, утверждая, что наряду со стабильными системами следует выделять класс нестабильных систем37, и эта позиция так же не бесспорна.

Концепция перехода, предложенная С.Г. Гамаюновым, не единственная в своем роде. Близкую этой трактовку переходности дает с позиции общей теории систем С.А. Кузьмин. В своей монографии он различает 3 стадии в развитии системы: 1) нормальное саморазвитие системы, 2) предкризисное состояние, 3) «переход к новым качественным состояниям (кризис)»38. Кризисное, переходное состояние включается им в структуру развития системы, как стадия, наравне с другими. На предкризисной стадии, по мнению С.А. Кузьмина, исчерпываются возможности экстенсивного развития и образуются «неструктурные внутрисистемные пары»39. Содержание же собственно кризисной стадии состоит в качественном преобразовании - замене «старой структуры новой, включение наиболее сильных и активных неструктурных элементов в существовавшую ранее структуру, преобразование старых структур». В результате этого «система приобретает новые свойства, не присущие ей ранее» 40 (курсив мой. - Д.К.).

Этот подход также выводит на неоднозначное понимание переходности. По существу автор вообще снимает проблему перехода, утверждая, что развивается одна система, проходя различные этапы, меняя в ходе этого развития свою структуру и приобретая новые свойства. Внешне такая концепция выглядит непротиворечиво.

Но обратим внимание на то, что автор определяет структуру системы как «устойчивое сочетание функциональных внутрисистемных пар»41. Близкое этому определение структуры дается в других философских работах42. Поскольку, по мнению С.А. Кузьмина, внутрисистемные пары образуют «субстанцию системы, ее материальную сущность и функциональную основу»43, структуру системы, то, следуя этой логике, замена этих внутрисистемных пар «неструктурными внутрисистемными парами» одновременно означает, что изменилась субстанция системы, ее функциональная основа, а значит, и системное качество. Таким образом, концепция С.А. Кузьмина также оказывается противоречивой, сталкиваясь с реальностью переходных состояний.

Анализ концепций переходности, существующих в рамках теории систем и синергетики, позволяет констатировать, что системная теория, применяемая подобным образом для описания переходных процессов и явлений, коллапсирует, что совсем не означает, что системная теория нежизнеспособна или неприемлема для анализа пограничных состояний. Абстрактно-всеобщая парадигма, выраженная тезисом «все совокупности есть системы», не срабатывает и должна быть заменена другой.

Каким образом возможен переход от одной парадигмы к другой Наиболее плодотворной с точки зрения преодоления указанных противоречий, по-нашему мнению, является идея, выдвинутая А.И. Уемовым. Он отметил, что «уточнение понятия «система» требует не обогащения содержания этого понятия конкретными признаками, а его релятивизации, т.е. выяснения тех отношений, в которых тот или иной объект является системой и не является ею»44. Релятивизация, по мнению Уемова, должна быть связана с нахождением категориальной оппозиции понятию системы, «соотнесением его с другим также всеобщим понятием, которое является противоположностью понятия системы»45. В качестве такого контрпонятия им было предложено использовать понятие «хаос», что, как нам представляется, также в полной мере не решает проблемы, поскольку, как отмечалось выше, с позиции абстрактновсеобщей парадигмы хаос описывается как система с непознанными закономерностями связей, низшими формами связей и т.д.46 В исследованиях по синергетике, генетически связанной с теорией систем, также подчеркивается системная сущность хаоса, который наряду с функцией разрушения имеет созидательную функцию47.

Тем не менее в самом подходе, предложенном А.И. Уемовым, заложена позитивная основа решения проблемы. Продуктивной в этой концепции является мысль о релятивизации понятия «система». Что это значит С нашей точки зрения, обретение понятием «система» относительного статуса не должно привести к отказу от тезиса «все совокупности есть системы». Поступательное развитие теории систем, вероятнее всего, связано с превращением абстрактно-всеобщей парадигмы теории систем в конкретно-всеобщую.

Суть последней состоит в том, что наряду с тезисом «все совокупности есть системы» должен существовать его антитезис «все совокупности не есть системы». При этом оба эти положения должны рассматриваться не изолировано друг от друга, а в своем синтезе, диалектической взаимосвязи. Представляется, что такое понимание релятивизации позволит снять тот парадокс в понимании переходности, речь о котором шла выше.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.