WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |

Импорт Мексики начал превышать экспорт, что привело к оттоку песо для избыточных закупок по импорту. Экспортеры товаров в Мексику не желали хранить песо, предпочитая переводить их в доллары США. Если бы мексиканские власти использовали свои долларовые запасы для выкупа песо, они, таким образом, опустошили бы их. Для сохранения своих долларовых резервов Мексика избрала путь увеличения объемов краткосрочных займов долларов извне, что рано или поздно привело бы к таким размерам выплат процентов и основных сумм займов, которые полностью лишили бы страну валютных накоплений.

В силу указанного давления и иных обстоятельств правительство согласилось 31 августа 1977 г. девальвировать песо до курса 20,5 песо за 1 долл., надеясь, что такая девальвация поглотила известную часть излишнего предложения песо на рынке и даст экономике возможность стабилизироваться.

Хотя эта девальвация и была первые шагом к решению проблемы, правительство так же предполагало ввести более жесткий валютный контроль для того, чтобы срочные сделки распределялись согласно установленным государственным приоритетам. В конце концов, Мексика отдала предпочтение девальвации, а не введению изощрённых бюрократических процедур валютного контроля.

К сожалению, это решение оказалось весьма недолговечным. С 1976 по 1981 г. песо удерживалось на девальвированном уровне, но инфляция иные силы, приведшие к девальвации 1976 г., снова дали о себе знать. Импорт опять стал превышать экспорт, туризм сокращался, иностранные кредиты стали менее доступными и более дорогостоящими, а мировые цены на нефть и спрос на нее значительно снизились. Центральный банк Мексики упорно утверждал, что сравнительно скромная девальвация на 15 20% скорректирует перекосы в экономике, но правительственные чиновники не спешили с переменами.

Продолжение падения – 80-е, 90-е годы.

Тем временем ситуация ухудшалась. В отсутствие контроля над капиталами богатые мексиканцы тратили свои деньги за рубежом на потребительские товары длительного пользования и инвестиции, позволявшие им избегать последствий ДЕВАЛЬвации. Правительство продолжало источать уверенный оптимизм до последней минуты, а 17 февраля 1982 г. была объявлена новая девальвация, более чем на 40%, и установлен новый курс – 38,50 песо за долл. Одновременно правительство объявило, что оно надеется сохранить обменный курс на уровне 38 43 песо до конца года. Примечательно, что следующим ходом было объявление 26 февраля 1982 г. новой девальвации – до 47,25 песо за 1 долл., и заверения всего лишь недельной давности оказались несостоятельными.

Две описанные девальвации не увенчались успехом. В августе 1982 г., после очередной девальвации, правительство решило установить два обменных курса: льготный и свободный рыночный. Официальный курс был установлен лишь на уровне песо за 1 долл., а рыночный курс подскочил до 105 песо. В сентябре 1982 г. государство национализировало все частный банки и ввело валютный контроль, ограничившись этим, правительство объявило перечень фиксированных приоритетов, устанавливавший список получателей иностранной валюты.

Льготный курс в 50 песо за 1 долл. был установлен для импорта основного продовольствия, средств производства для сельского хозяйства и пищевой промышленности, средств производства и промежуточных продуктов для отраслей промышленности, а также для дальнейшего промышленного развития.

В действительности импортеры испытывали затруднения в получении валюты, даже если они занимали в перечне приоритетов достаточно высокие позиции. Однако контролирующие органы сознавали важность вклада экспорта в валютные накопления. Для импортных материалов, используемых для выработки экспортной продукции, льготный курс применялся даже тогда, когда эти материалы не фигурировали в перечне приоритетов, если экспортная продукция приносила больше иностранной валюты, чем стоил импорт.

Позиция песо продолжала в 80-е годы ослабляться. Под ударами инфляции, которая была на самом низком уровне – 59,2 % в 1984 г. и достигла пика в 159,2 % в 1987 г., курс песо упал до 143,9 за 1 долл. к концу 1983 г. и до 2281 песо за 1 долл. – в 1988 году.

В 1988 г. в Мексике существовали два валютных рынка: контролируемый и свободный. Операции на контролируемом рынке включали:

1) получение валюты за экспортные товары (с некоторыми исключениями);

2) выплаты промышленными предприятиями с иностранным капиталом заработной и арендной платы, приобретение ими мексиканских товаров и услуг, кроме основных фондов;

3) платежи (роялти) за использование иностранных технологий и патентов;

4) выплаты основных сумм и процентов, а также связанные с этим расходы по финансовым кредитам и кредитам поставщиков, государственным и частным предприятиям;

5) оплату импорта (с некоторыми исключениями);

6) затраты, связанные с зарубежным представительством Мексики и се вкладами, вытекающими из членства страны в международных организациях;

7) другие операции, конкретно одобренные Секретариатом финансов и государственного кредита.

Те, кто хотел конвертировать песо на контролируемом рынке, могли претендовать на использование розничного обменного курса, определявшегося по согласованию между участником и банками, либо равновесного обменного курса, устанавливаемого для контролируемого рынка ежедневно на специальном заседании в Банке Мексики, где основные банки обменивались заявками на покупку и продажу иностранной валюты. Так, например, 30 декабря 1988 г.

равновесный обменный курс контролируемого рынка по отношению к доллару США составлял 2281 песо за 1 долл., и курсы покупки и продажи равнялись соответственно 2241 и 2273 песо за 1 долл. В тот же день на свободном рынке соответствующие цены покупки и продажи долларов были 2270 и 2330 песо за долл. На свободном рынке ограничений на получение иностранной валюты, владение ею или ее обмен не существовало.

Банк Мексики установил инструмент срочного (форвардного) покрытия иностранной валюты для выплаты обязательств по определенным видам внешней задолженности. В 1987 г. Банк Мексики также создал рынок для покрытия риска по краткосрочным операциям с иностранной валютой как средство страхования коммерческих и финансовых операций от колебаний валютных курсов. Однако эта система применима только к долларам США, и размер страхования основан на равновесном обменном курсе, превалирующем на день контракта.

В 1988 г. действовали также разнообразные приемы контроля импорта и доступа к иностранной валюте. Импортеры могли получать на контролируемом рынке валюту на полную сумму уже импортированных товаров, оплата которых еще не состоялась. Были также позволены полные авансовые выплаты на все виды импорта, если стоимость товара не превышала 10 тыс. долл. США или если оплата производилась аккредитивом. На закупки на сумму свыше 10 тыс. долл.

США допускался аванс лишь в пределах 20% суммы.

В июле 1988 г. президентом Мексики был избран Карлос Салинас де Кортари, который вступил на пост 1 декабря. Он придал ускорение процессу либерализации экономики путем либерализации торговли и иностранных инвестиций, а также начал смелую программу приватизации. Достаточно скоро стало очевидно, что в основу его экономической программы был положен контроль темпов инфляции. Повышение цен на потребительские товары к концу 1989 г. снизилось до 19,7 %, но многие ожидали, что к концу 1990 г. цены снова подскочат до 30 %. Тем не менее Салинас не оставил усилий по снижению темпов инфляции, и многие эксперты предсказывали инфляцию на уровне 20 % к концу 1991 г., а возможно, и последующее снижение до уровня ниже 10 %. Как символ приверженности такой политике правительство продлило срок Пакта стабилизации и экономического роста до конца 1991 г.

Пакт основан на продолжении контроля цен и понижении темпов ежедневного падения стоимости песо. В целях снижения инфляции вследствие повышения цен импортируемых товаров правительство приняло решение официально ежедневно девальвировать песо на величину 0,8%. Однако к концу 1990 г. это падение было сокращено до 0,4 песо в день. В Мексике в то время бытовало мнение, что курс песо был завышен, поэтому экспорт товаров из страны становился все более затруднительным. Тем не менее, устойчивые поступления от продажи нефти и тенденция к репатриации капитала обратно в страну помогали удерживать песо на нужном уровне. К концу 1990 г. этот приток капитала почти устранил разницу между официальным курсом и курсом свободного рынка.

Предполагалось, что регулируемый обменный курс достигнет к концу 1990 г. 2951 песо за 1 долл. США, и многие эксперты предсказывали крупные изменения курса в 1991 году. Поскольку 64,2 % экспорта Мексики и 68,2 % ее импорта приходятся на США, для мексиканского правительства целесообразно было привязать валюту страны к доллару для обуздания инфляции. Ожидалось, что в третьем квартале 1991 г. будет полностью заморожен курс песо по отношению к доллару США параллельно с введением новой денежной единицы новое песо, равной 1000 старых песо, а также с «макси» девальвацией примерно на 24, что должно было привести к фиксированному паритету в размере 4 песо за 1 долл. Если бы удалось сдержать инфляцию, то новый обменный курс – песо за 1 долл. – сохранился бы на неопределенное время и ликвидировал бы разницу между контролируемым и рыночным курсами.

В 1994 году песо обесценилось в несколько раз. Экономика и валюта Мексики были спасены от коллапса благодаря усилиям США и МВФ: США выделили 20 млрд.долларов из фонда денежной стабилизации, а МВФ – млрд.долларов. Но и по сей день экономика страны находится в довольно шатком состоянии, не в последнюю очередь из-за огромной внешней задолженности.

Мировой финансовый кризис.

Мировой финансовый кризис лета 1998 года, а также последовавший за этим дефолт в России, отразились и на финансовой ситуации Мексики. Вот как выглядели события на мировом валютном рынке 24 - 28 августа 1998 года.

Мировой финансовый кризис продолжает углубляться, и события в России только способствовали росту нестабильности. Западные инвесторы расценили условия реструктуризации ГКО как грабительские, и Россия в глазах всего мира была признана банкротом. Это сильно дестабилизировало мировые финансовые рынки, а слухи об отставке Ельцина и опасения за судьбу реформ в России добавили масла в огонь. Российский кризис, как и следовало, ожидать первым делом ударил по марке, которая против доллара опускалась до 1.8130, однако в конце недели настроения валютных спекулянтов относительно американской валюты в корне изменились. Безусловно, обвал доллара, происшедший в пятницу, стал следствием крупных спекуляций, но его ослабление вполне можно было предвидеть, так как для этого существовал ряд объективных причин. Главная из них – беспокойство, что следующей жертвой мирового кризиса станет Латинская и Южная Америка, и в первую очередь Мексика. США является крупнейшим кредитором этой страны, и достаточно вспомнить 1994 год, когда мексиканский кризис привёл к существенному падению доллара. И действительно, мексиканский песо, упавший за последние 10 дней с 9,2 до 10 песо за доллар явился сильно негативным фактором для американской валюты. Другой причиной можно назвать настоящий крах индекса Доу-Джонса (-5.65% за неделю), хотя всё это звенья одной цепи.

Прошедшая неделя началась с сообщения об отставке Кириенко и назначении на пост премьер-министра Черномырдина. Доллар/марка отреагировал на эту новость ростом до 1,8030. Однако скоро началось усиление марки, которому способствовали слухи о продажах Бундесбанка на уровнях, превышающих 1,80. В результате марка росла в течение всего дня, достигнув к закрытию отметки 1,7940. Против йены доллар также падал в течение всего дня, опустившись до 143,50. Фунт стерлингов, получивший мощный импульс от цифр, вышедших неделей ранее и показавших вероятность ускорения инфляции в Великобритании, в понедельник продолжил движение в русле восходящей тенденции и смог добраться до 1,6420 против доллара.

Во вторник в первой половине дня наблюдался рост доллара против основных валют. Подъёму курса доллар/йена способствовало высказывание министра финансов Японии Миядзавы, который дал понять, что интервенции в ближайшие дни не намечается. В итоге доллар в ходе торгов поднимался до 145.

Доллар/марка, поднявшись до 1,7980, надолго застыл в узком диапазоне. Обвал российского рубля на ММВБ не оказал поддержки доллару против марки.

Напротив, появились опасения, что вслед за Россией кризис перекинется на Латинскую Америку, и следующей жертвой станет мексиканский песо, а это чревато негативными последствиями для доллара. Во время торгов в Америке песо оставался стабилен и даже слегка усилился, поэтому доллар/марка продолжил движение наверх, поднявшись чуть выше 1,80. Рубль окончательно рухнул в среду, когда впервые в истории были отменены торги по доллару на ММВБ. Это стало достаточным поводом для занятия длинных позиций на курсе доллар/марка, в результате чего последний поднялся до 1,8100. Во время американской сессии резко упал мексиканский песо - курс доллар/песо взлетел с 9,62 до 9,85, падение наблюдалось и на фондовых рынках региона. Это привело к тому, что доллар/марка провалился до 1,8040. Однако скоро мексиканский песо стабилизировался, Банк Мексики поднял процентные ставки, что позволило песо к концу дня подрасти до 9,75. Вместе с ним стабилизировался курс доллар/марка. Экономические данные по Великобритании показали улучшение торговых показателей страны в июне. Так пассивное сальдо торгового баланса сократилось с 1,86 млрд. фунтов стерлингов до 1,25 млрд. Однако фунт в этот день практически не изменился.

Во второй половине дня в четверг внимание обратилось к США, Латинской и Южной Америке. А там начался настоящий обвал. Фондовые рынки этого региона просто рухнули: Аргентина – 10,6%, Бразилия – 9,9%, Мексика – 6,1%. Мексиканский песо опустился до 10,0, но смог удержаться на этой отметке. Индекс Доу-Джонса испытал третье за всю историю падение, «полегчав» за день на 357 пунктов (4.2%). Доллар/марка достаточно упорно держался в диапазоне 1,8050-100, но после закрытия Европы провалился на фигуру вниз. Падение доллара наблюдалось и против других основных валют – фунт/доллар взлетел до 1,6650, а доллар/йена опустился до 142. Пятница на Форекс была сумасшедшим днём. С утра доллар валился, что было связано с негативными ожиданиями относительно судьбы Доу-Джонса. Падение наблюдалось и на всех фондовых рынках мира. Так японский «Никкей» упал на низшую отметку за 12 лет – 13915 (всего за неделю он «полегчал» на 9,02%).

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.