WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 |

«Разум» –– слово естественного языка, которое не имеет терминологического значения ни в одном известном мне контексте. Раймонд Луллий, вероятно, согласился бы с замечанием, что использование этого слова в научной или философской дискуссии есть типичный пример ошибки, называемой «реификация» –– возникновение из воздуха предмета, для которого есть слово, материализация означаемого при произнесении означающего. Это как раз пример того, что я назвал выше расплывчатой метафоричностью естественного языка.

Я полагаю, что поэтому не может быть никаких научных аргументов ни за, ни против искусственного интеллекта –– мы не условились, о чем говорим.

Ненаучные разговоры, однако, могут быть и занятными, и содержательными. Семантическое поле понятия «разум» очень широкое, в частности, оно имеет, по убыванию масштабов, эволюционный, цивилизационный и личностный пласты. Я оставлю в стороне первый:

здесь речь идет о проторазуме животных, о возникновении Homo П Sapiens как существа разумного, о том разуме, который Сент-Дьерди назвал «средством выживания, как клыки и когти».

В цивилизационном аспекте я коснусь лишь одного обстоятельства, существенного для нашей дискуссии.

Разум занимает совершенно особое место в шкале ценностей людей Просвещения: будущее представлялось этим людям «царством Разума». Даже когда мы не сознаем этого, наши разговоры о разуме окрашены этой интенсивной ценностной установкой.

Любопытна амбивалентность идеи об искусственном интеллекте в этой ценностной ауре.

Вера в возможность его создания может рассматриваться как высшее достижение человеческого разума на его долгом пути к самопознанию. А говоря практически, под это удачное словосочетание можно получать крупные гранты, пока и поскольку оно ласкает слух современных политиков.

С другой стороны, эту же веру можно расценивать как глубокое заблуждение вульгарного материализма, в основе которого лежит неуважение к разуму –– божественной искре, или к разуму –– таинственному и чудесному плоду биологической эволюции.

Тьюринг, экспериментируя с идеей разума, занимался его личностным аспектом, и более того, его операционным аспектом. Условно говоря, для него разум отождествлялся с некоторыми специфическими видами деятельности. Где-то в его юношеских дневниках есть такой вопрос: если душа бессмертна, зачем ей вообще воплощаться в смертное тело И ответ: затем, что только тело способно действовать.

Тьюринг сделал, или, скорее, детально разработал совершенно гениальное открытие. Он обнаружил генетический код хранения и переработки информации. Его биты и элементарные операции, действующие на один-два бита, это мельчайшие мыслимые единицы детерминированной интеллектуальной деятельности.

Второе озарение Тьюринга –– это выбор слова «машина» и физической картинки для своего вычислителя: он подчеркнул, что действует материальный объект, хотя и описываемый идеализированно. Во всех других пионерских разработках того времени центральное место занимают лингвистические, а не физические абстракции: язык, алгоритм, формальная система.

Тьюринговский анализ интеллекта может быть правильно оценен только в рамках этой, центральной для него, парадигмы: «Разум есть специфическая деятельность».

Я не занимался специально обдумыванием позиции Пенроуза.

Кроме прочего, кажется, он хочет сказать, что теория классических 374 Ч IV. Я,, автоматов в духе Тьюринга не может хорошо работать в применении к мозгу, который должен быть существенно квантовым устройством.

Относительно вашего замечания, что квантовый вычислитель можно имитировать на вероятностном классическом автомате: да, но только с экспоненциальным возрастанием потребных ресурсов, памяти и времени.

–– Теперь давайте коснемся другой темы, прозвучавшей в вашем ответе на мой второй вопрос: какие задачи математики, компьютерных наук, физики, может быть, естествознания в целом, вы считаете наиболее важными –– и наиболее интригующими сегодня И какие достижения этих наук в последние, скажем, десять лет были самыми впечатляющими –– Я попытаюсь объяснить, на какие вопросы я бы очень хотел сам услышать ответы. Их три.

Первый относится к физике и космологии: верны ли основные идеи так называемой второй струнной революции, которая полностью изменила теоретическую структуру физики очень высоких энергий Если вы заглянете в электронный архив физики высоких энергий, куда первым делом засылают свои работы все теоретики в этой области (http://arXiv.org), вы обнаружите массу замечательной математики и постоянное повторение нескольких ключевых слов, как D-branes, dualities, moduli spaces of theories, но никаких обсуждений масс элементарных частиц или констант взаимодействий. Основная задача теоретической физики, завещанная двадцатым веком двадцать первому, по традиции формулируется как объединение теории гравитации с квантовой теорией поля. Математический язык теории квантовых струн и мембран сохраняет рудименты терминологии этого классического периода, но его физическая семантика радикально изменилась и, к сожалению, не поддается прямому сравнению с реальностью. С чем мы имеем дело сейчас, с гениальными догадками или с фундаментальными заблуждениями Математическая красота и плодотворность этих идей поразительны, и харизматическое обаяние творческой личности Эда Виттена (Edward Witten), который инициировал многие из них, неотразимо.

И тем не менее, может оказаться, что как физика все это построено на песке...

Второй вопрос касается дарвиновской теории эволюции, а третий –– работы мозга, и формулируются они почти так же, как первый:

знаем ли мы уже правильный язык для описания этих процессов, так что речь идет лишь о построении все более детальной их картины, или же впереди нас ожидает полная смена основных парадигм П Я попытаюсь объяснить основания для беспокойства. Оба круга наших представлений, об эволюции и о мозге, состоят из двух компонентов: очень обширные наблюдательные данные и очень примитивные качественные представления о том, как эти штуки могут работать. Компьютерный век открыл принципиальную возможность дополнить эти качественные представления количественными оценками, потому что мы научились измерять информацию, как когда-то физики –– энергию (или, точнее, действие). При всей предварительности нынешних оценок мне кажется, что для переработки тех объемов информации, с которыми имеют дело эволюция и человеческий мозг, у них не должно хватать ресурсов, причем на много порядков –– если принять, что мы правильно понимаем, как они работают.

Подумаем, скажем, о мозге. Мозг животного, грубо говоря, перерабатывает зрительную информацию в двигательную. Зрительной информации очень много, но по своему существу она прекрасно поддается параллельной переработке, и этим обычно отговариваются.

Человеческий мозг добавляет к этому язык. Мы уже знаем, как огромны базы данных, содержащие словари и грамматику, как трудно организовать в них поиск, учитывающий и семантику, и грамматику всех уровней, и написать программы, имитирующие порождение и понимание речи. С параллелизмом здесь дело обстоит очень плохо. Временные параметры элементарных процессов в нервной системе измеряются миллисекундами. Синхронизация отвратительная.

Как можно поддерживать языковые алгоритмы в естественном времени на такой «wetware» Проще предположить, что мы чего-то очень важного еще не понимаем, и я был бы счастлив узнать, чего именно.

–– Итак, в XXI веке машины, вероятно, выяснят механизм работы нашего мозга –– но возможностей мозга не хватит, чтобы понять этот механизм... Ваш ответ наводит на мысли о «конце науки» (это заклинание сейчас мелькает все чаще). С одной стороны –– математика, непостижимо изысканная, но уходящая «в мир призраков» (как сказал лет тридцать назад Рене Том [Ren Thom] о функциональном анализе), с другой –– довольно бесперспективная ситуация с решением перечисленных вами важнейших проблем естествознания. В начале XX века революция в физике оказала огромное влияние на культуру в целом. Происходит ли нечто подобное сейчас На первый взгляд, компьютерная парадигма влияет куда сильнее...

–– Давайте расставим некоторые акценты, не то я рискую быть неверно понятым.

Коснусь по очереди трех пунктов вашего резюме.

376 Ч IV. Я,, В конец науки я не верю, как не верю в конец истории, царство Разума и второе пришествие. В частности потому, что человечество не забывает ничего из однажды придуманного. Если уж выжили людоедство, астрология и генералы, то и наука не исчезнет.

Три вопроса, о которых я говорил, я вовсе не называл важнейшими проблемами естествознания –– это просто то, что мне бы ужасно хотелось узнать.

Относительно влияния революции в физике на культуру в целом в начале XX века можно говорить долго, культурологическая проблематика этого периода вообще очень интересная тема. Вероятно, ее лейтмотив –– это кульминация Просвещенческого проекта одновременно с началом его распада, на фоне первой волны глобализации (железные дороги, Всемирная выставка, трансокеанские линии, радио).

Но самый интересный сюжет здесь –– это как наука и технология меняли образ жизни людей вовсе не в тех направлениях, которые ожидались и казались очевидными.

Вот пример, пунктиром. История двадцатого века во многом была следствием Первой мировой войны. Политически –– это общеизвестно: война породила социализм в России и национал-социализм в Германии, она оставила пласты взаимной ненависти, взорвавшиеся Второй войной. Но она же окрасила и искусство двадцатого века, натужный взлет оптимистического модернизма и экзистенциальный ужас потерянного поколения.

Так вот, военные историки замечают, что характер Первой войны был в значительной мере определен железными дорогами. По старой привычке вести войны генералы полагали, что самое главное –– это доставить как можно больше войск и вооружения к полю битвы.

Железные дороги были идеальным средством доставки, и огромные армии застряли непереваренным комом в желудке войны и истории.

Когда те, кому повезло, вернулись домой и ощутили зияющие пустоты на месте тех, кто не вернулся, тогда двадцатый век и приобрел свое лицо.

А ведь железные дороги были построены совсем не для этого...

Компьютеры тоже долго развивались вовсе не как новое средство связи, между тем именно в этой их функции они сейчас завоевывают мир.

Растет поколение, для которого компьютеры и Интернет являются повседневной обыденностью с детства. Чем эти ребята будут отличаться от моих, и даже ваших сверстников Вот что страшно интересно –– и непредсказуемо. Мой тринадцатилетний внук пишет многогоП лосные музыкальные композиции на компьютере, не получив ровно никакого музыкального образования и не испытывая от этого никаких комплексов. Я не знаю, как к этому относиться, но толкую в том смысле, что компьютеры расширяют пространство свободы. Славно, если так оно и окажется.

П Ю.И.М. О сравнениях третьей степени по простому модулю // Известия АН СССР. Сер. Математика. 956. T. 20, № 6. С. 673––678. English:

AMS Translations. Ser. 2. 960. Vol. 3. P. ––7.

2. Алгебраические кривые над полями с дифференцированием // Известия АН СССР. Cер. Математика. 958. T. 22, № 6. С. 737––756.

English: AMS Translations. Ser. 2. 964. Vol. 37. P. 59––78.

3. О модулях поля алгебраических функций // Доклады АН СССР.

959. T. 25, № 3. C. 488––49.

4. О матрице Хассе––Витта алгебраической кривой // Известия АН СССР. Сер. Математика. 96. Т. 25, №. С. 53–– 72. English: AMS Translations. Ser. 2. 965. Vol. 45. P. 245––264.

5. О диофантовых уравнениях над функциональными полями // Доклады АН СССР. 96. Т. 39, № 4. С. 806––809.

6. О разветвленных накрытиях алгебраических кривых // Известия АН СССР. Сер. Математика. 96. Т. 25, № 6. С. 789––796.

7. К теории абелевых многообразий: Дис.... канд. физ.-мат. наук.

МИАН им. Стеклова. М., 96. 66 с.

8. К теории абелевых многообразий над полем конечной характеристики // Известия АН СССР. Сер. Математика. 962. Т. 26, № 2.

С. 28 ––292.

9. Замечание о p-алгебрах Ли // Сибирский мат. журнал. 962. Т. 3, № 3. С. 479––480.

0. Элементарное доказательство теоремы Хассе // Гельфонд А. О., Линник Ю.В. Элементарные методы в аналитической теории чисел. Гл. 0. М.: Физматгиз, 962. 3 с.

. Двумерные формальные абелевы группы // Доклады АН СССР.

962. Т. 43, №. С. 35––37.

382 П Ю. И. М 2. О классификации формальных абелевых групп // Доклады АН СССР. 962. Т. 44, № 3. С. 490––492.

3. Геометрические построения с помощью циркуля и линейки // Энциклопедия элементарной математики. М.: Физматгиз, 962.

Т. 6. Гл. 6. 4 с.

4. О рациональных точках алгебраических кривых над функциональными полями // Известия АН СССР. Сер. Математика. 963.

Т. 27, № 6. С. 395–– 440. English: AMS Translations. Ser. 2. 966.

Vol. 50 С. 89––234.

5. Теория коммутативных формальных групп над полями конечной характеристики // Успехи мат. наук. 963. Т. 8, № 6. С. 3–– 90. English: Russian Math. Surveys. 963. Vol. 8, № 6. P. ––83.

6. Доказательство аналога гипотезы Морделла для кривых над функциональными полями // Доклады АН СССР. 963. Т. 52, №5.

С. 06 –– 063.

7. Об арифметике рациональных поверхностей // Доклады АН СССР. 963. Т. 52, №. С. 47––49. English: Soviet Math. Dokl. 963.

№ 4. P. 243–– 247.

8. Высота Тэйта точек на абелевом многообразии, ее варианты и приложения // Известия АН СССР. Сер. Математика. 964. Т. 28, № 6. С. 363–– 390. English: AMS Translations. Ser. 2. 966. № 59.

P. 82–– 0.

9. Диофантовы уравнения и алгебраическая геометрия // Труды 4-го Всесоюзного Математического Съезда. Физматгиз, 964. Т.2.

P. 5––2.

20. Рациональные точки на алгебраических кривых // Успехи мат.

наук. 964. Т. 9, № 6. С. 83––87.

2. Moduli fuchsiani // Annali Scuola Norm. Sup. di Pisa. 965. № 9.

P. 3–– 26.

22. Минимальные модели линейчатых и рациональных поверхностей (c Ю. Р. Вайнбергом) // Алгебраические поверхности / Ред.

И. Р. Шафаревич (Труды МИАН). 965. T. 75. С. 75––9.

23. Алгебраическая топология алгебраических многообразий // Успехи мат. наук. 965. Т. 20, № 6. С. 3–– 2.

П Ю. И. М 24. Рациональные поверхности над совершенными полями // Publ.

Math. IHES. 966. Vol. 30. P. 4 5––457. English: AMS Translations.

Ser. 2. 969. Vol. 84. P. 37–– 86.

25. Дифференциальные формы и сечения эллиптических пучков // Современные проблемы теории аналитических функций. М.:

Наука, 966. P. 224––229.

26. Two theorems on rational surfaces // Simp. Int. di Geom. Algebrica.

Roma, 966. P. 98––207.

27. Рациональные G-поверхности // Доклады АН СССР. 967. Т. 75, №. С. 28––30.

28. Рациональные поверхности над совершенными полями // Мат.

сборник. 967. Т. 72, № 2. С. 6 –– 92. English: Math. USSR Sbornik.

967. №. P. 4 –– 68.

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.