WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 54 |

А) Гипнотическая амнезия. Согласно Хилгарду [ 8, c. 77], «первая и наиболее поразительная характеристика амнестического ответа –– это власть слова при индуцировании и снятии амнезии». В одном из экспериментов Хилгарда загипнотизированный Мэтт выучил список слов и получил внушение забыть его. Самоотчет Мэтта: «Я не думал, что забуду эти слова, когда он велит мне забыть. Но потом я старался К ( ) их вспомнить и повторить, и не мог. Первое слово или два вспоминались, а дальше никак. Потом и эти исчезали... Знаешь, что они где-то тут, прямо чувствуешь, что они тут, но на их месте пустота. До них невозможно добраться». После снятия амнезии: «Не то чтобы пришло озарение. Я должен был стараться вспомнить. Но теперь это удалось».

Степень произвольного участия испытуемого в достижении амнезии может меняться. Некоторые гипнабельные испытуемые чувствуют, что они активно участвуют в амнестическом опыте, хотя не ощущают ответственности за это. Самоотчет Мари: «Вдруг как будто экран появился между словами и мной... Странное ощущение, потому что знаешь, что что-то случилось, и чувствуешь себя глупо, потому что не можешь высказать это, и в то же время знаешь, что он сказал, что его слова забудешь... Как ни стараешься, не вспомнить... может, часа за два, но столько времени мне не дали». После того как Мари сказали, что она может вспомнить все: «Экран вроде как медленно поднялся. Слова стали появляться, по одному».

Б) Автоматическое письмо и автоматическая речь. Согласно классическому описанию [ 9, c. 234], поле сознания человека может подвергаться вторжению подсознательных импульсов к действию или бездействию, источника которых человек не сознает; соответствующие поведенческие реакции носят общее название автоматизмов.

«Эти импульсы могут вызвать автоматическую речь или письмо, значения которых человек не сознает в самый момент их производства».

Постгипнотическая суггестия, на время или по сигналу, доставляет контролируемую технику порождения автоматизмов. Исполняя внушенное действие, испытуемый не сознает, что оно внушенное, и изобретает его мотивировку. В эксперименте, описанном в [ 8, c. 200, 20 ], диссоциация была настолько полной, что и само действие не осознавалось. Загипнотизированному испытуемому было внушено, что его левая рука потеряла чувствительность, а правая рука будет писать автоматически. Когда экспериментатор уколол левую руку иголкой, правая написала: «Ouch, damn it, you are hurting me». Обе руки были закрыты экраном и находились вне поля зрения испытуемого, который через некоторое время спросил, когда же начнется эксперимент.

Другие образцы субдоминантного речевого поведения доставляют суггестивное обучение по Лозанову, аутотренинг и т. п. Обилие имеющегося материала здесь резко контрастирует с его теоретической неизученностью.

Для дальнейшего обсуждения предположительной роли субдоминантного речевого поведения в процессе глоттогенеза существенно 272 Ч IV. Я,, представлять себе, с какими свойствами личности связана высокая гипнотическая внушаемость. Согласно [20, с.259, 260], гипнабельные люди не характерны ни патологией личности, ни слабостью «я», ни интровертностью. «Испытуемый –– доброволец, проявляющий высокую гипнабельность, должен, по-видимому, быть охарактеризован скорее как в высшей степени общественная личность (которого привлекает группа и который способен ей противостоять)». «Наиболее гипнабельными по тесту Кэттелла оказываются самые открытые и властные, и по тесту Гилфорда––Циммермана –– самые общительные и пользующиеся достаточно сильным влиянием на окружающих».

Не вполне ясна роль эмоционального аспекта коммуникации при внушении; во всяком случае, с ним коррелирует степень императивности внушающего. Известно, что восприятие эмоционального аспекта речи часто является бессознательным и опирается на системы субдоминантного полушария. Эмоциональная, субдоминантная семантика сообщения может восприниматься как главная, особенно если она противоречит доминантной семантике прямого смысла слов. При этом, как отмечено Бассиным, «по своему „филогенетическому возрасту“ он (эмоциональный аспект) не только не уступает аспекту содержательно-смысловому, но в некоторых случаях его даже значительно превосходит. Этот „язык“ врожденно воспринимаем не только всеми людьми Земли (независимо от их возраста и уровня культуры...), но даже высшими животными» [2, c. 22].

Глоссолалия, эхолалия, синдром Туретта. Эхолалией называется непроизвольное повторение слушающим того, что он услышал (чаще –– концов фраз или последних слов).

Глоссолалия –– это своеобразное речевое поведение, наблюдающееся всегда в группах и всегда в контексте религиозных служб.Оно возникает вслед за некоторым состоянием транса и заключается в текучей речи, подобной речи на иностранном языке, непонятном для самого говорящего. Первые зафиксированные случаи глоссолалии связаны с ранним христианством. В «Первом послании к коринфянам» апостол Павел несколько раз упоминает это «говорение на языках», например в 4:2: «Ибо кто говорит на [незнакомом] языке, тот говорит не людям, а Богу, потому что никто не понимает [его], он тайны говорит духом».

Современные магнитофонные записи глоссолалии с несомненностью показывают, что эта речь не является речью ни на одном из естественных языков. В то же время эти записи обнаруживают некоторые инвариантные паттерны чередования ударных/безударных, интонации повышения/спуска в конце фраз и т. п., не зависящие от родноК ( ) го языка говорящего. Вот образец (записан у индейца племени майя в Юкатане): aria ariari isa, vena amiria asaria.

У Данте (Ад. XXXI: 67) Немврод, первый царь Вавилона и строитель Вавилонской башни, стало быть, легендарный виновник дифференциации языков, произносит непонятную фразу: «Raphel mai amech zabi almi». Интересно отметить, что по огласовке она очень напоминает цитированный глоссолалический запев.

Наконец, редко встречающийся синдром Туретта [22, c. 35 ] состоит в периодическом непроизвольном испускании, посреди нормальной беседы, так называемой хульной речи, рычащих звуков, непристойностей и др., что обычно относится к речевой компетенции субдоминантного полушария. Почти все пациенты леворуки.

Разобранные выше формы субдоминантного речевого поведения, возможно, отражают действие каких-то глубинных порождающих механизмов речи, не подвергнутое контролю высших инстанций.

Смешанный случай субдоминантного поведения: «голоса».

Слуховые галлюцинации («голоса») представляют особо интересный образец субдоминантного речевого поведения, поскольку объединяют в себе субдоминантные порождение и восприятие речи. Трудным представляется вопрос о границах между нормой и патологией.

Джейнз, из книги [22] которого почерпнуты следующие сведения, отмечает что после чтения лекций о голосах поразительно большое количество слушателей подходили к нему и рассказывали о своих голосах.

Описано множество случаев слуховых галлюцинаций у шизофреников (особенно до современных средств химической терапии, которые почти исключили классические формы заболеваний). Голоса могут как угодно относиться к пациенту: они беседуют, угрожают, клянут, критикуют, советуют, улещивают, утешают, издеваются, командуют, комментируют происходящее и предсказывают будущее, кричат, стонут; говорят медленно, быстро, в рифму, ритмично, на иностранном языке; два голоса могут обсуждать пациента.

Очень существенно, что голоса обладают высокой степенью императивности; при независимости от контролирующего сознания, голос может побудить человека совершить самоубийство или, как в случае Жанны д’Арк, спасти страну и короля.

Гипотеза Джейнза Одна из центральных концепций книги [22] основана на предположении, что возбуждение слуховых галлюцинаций у человека свя274 Ч IV. Я,, зано с превышением некоторого порога стресса и что в древности этот порог был много ниже, а голоса слышал практически каждый человек, чем и определялось его поведение в критических обстоятельствах. Сознание современного человека, по Джейнзу, является весьма поздним психическим механизмом, заместившим следование голосам, которое воспринималось как следование голосу Бога (или богов). «В бикамеральном человеке повиновение своему голосу и было заменой произвольности [действия]».

Распад этого поведения Джейнз относит примерно ко времени создания гомеровского эпоса, полагая, что в «Илиаде» зафиксировано еще архаическое состояние психики человека, управляемого голосами Богов, тогда как Одиссей –– уже человек, обладавший современным сознанием (см. детальный разбор части аргументации Джейнза в [23]).

Даже считая концепцию Джейнза чрезмерно жестко сформулированной, трудно отказаться от мысли, что в ней отражены существенные черты долгого процесса формирования современного сознания и «доминантной психики» в филогенезе.

Сознание, диссоциации и компьютерная метафора. Итак, психика древнего человека преимущественно субдоминантна; современного –– преимущественно доминантна; различие этих двух мод мы связываем с участием и развитостью сознания; так что следует сказать несколько слов о сознании.

Употребление этого слова никогда не имело терминологического характера: см. [24, 25], где обсуждены наиболее часто встречающиеся контексты. Мы попытаемся лишь выявить такие черты представления о сознании, которые существенны для целей этой статьи.

Будем понимать под психикой совокупность информационных процессов, происходящих в центральной нервной системе. Мы указываем, таким образом, на уровень рассмотрения: один и тот же процесс проведения импульса по нервному волокну мы не относим к психике, пока и поскольку интересуемся его физическими характеристиками; но относим, если рассматриваем его в составе сигнала «в поле зрения появилась косая черта».

Мы предполагаем, что часть психических процессов выполняет особую роль: информация, носителями которой они являются, есть информация о самой психике. В качестве первого приближения можно вообразить подробный план комнаты, лежащий на столе комнаты;

на этом плане есть изображение стола, а на нем –– изображение самого плана. Введем теперь динамический аспект: предметы на К ( ) плане вырезаны из бумаги, их можно двигать, примеряясь к другой расстановке мебели; план, таким образом, моделирует возможные состояния мира, информацию о котором он несет. Мы связываем представление о сознании с такими постулируемыми процессами внутри психики, которые:

а) несут информацию о самой психике, т. е. рефлексивны;

б) способны имитировать состояния психики, отличные от текущих, т. е. обладают моделирующей функцией;

в) способны влиять на состояние психики в целом и через это на поведение, т. е. обладают управляющей функцией.

Согласно этому описанию, сознание есть относительно малый «функциональный» орган психики, динамическое содержание сознания включает очень обедненное и обобщенное отражение содержания текущих процессов психики, а также модели ее возможных состояний. Почти вся психика относится к бес- или подсознательному.

Сознание представлено достаточно изолированной частью динамических процессов в психике (иначе эта часть не сможет исполнять три упомянутые функции). Наконец, психика способна функционировать без того, чтобы ее специализированный функциональный орган, сознание, принимал активное участие в этом функционировании.

Мера участия сознания в поведении –– это а) мера отражения в сознании информационных процессов, обеспечивающих поведенческий акт (его начало, продолжение, завершение); б) мера роли сознания в формировании этих информационных процессов. Впервые обучающийся игре по нотам осознает более значительную часть процессов, промежуточных между зрительным восприятием нотного текста и моторной реакцией пальцев, чем профессиональный музыкант: профессионал сознательно решает начать игру, но бессознательно играет.

Именно потому, что основной характеристикой сознания представляется рефлексия (возможно, второго и более высокого порядка), участие сознания не является обязательным для таких действий, как реакция на внешние стимулы, использование навыков, речевое поведение, вплоть до формирования суждений и творчества. Даже когда содержанием сознания кажется внешний опыт, это означает лишь, что мы опускаем одну инстанцию в описании: «я вижу» означает «я осознаю, что я вижу», а если это не так, значит «я вижу, не осознавая».

Психика может содержать два и более динамических отражений самой себя, с разным соотношением взаимно отражающих и управляющих функций. Связанные с этим режимы функционирования пси276 Ч IV. Я,, хики проявляются в широком спектре диссоциативных явлений [ 8]:

кратные личности, автоматизмы, фуги, гипнотические феномены и т.д.

Развитие речевой функции в процессе гоминизации открыло перед центральной нервной системой совершенно новые возможности для формирования рефлексивных, моделирующих и управляющих механизмов. Может быть, самой принципиальной из них оказалась возможность сколь угодно точной рефлексии сколь угодно высокого уровня (достижимой лишь на уровне социума, а не индивидуума).

Идеология этого краткого очерка –– соединение интроспекции с компьютерной метафорой. Интроспекция –– наше единственное прямое свидетельство о единственном доступном нам сознании, своем;

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 54 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.