WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации уже стали темами научных докладов на 13-ти научных региональных, краевых, всероссийских и международных конференциях: в Тобольске (III Сибирский симпозиум – 2000; VII Западно-Сибирский симпозиум – 2004); Ханты-Мансийске (I Международный Северный археологический конгресс – 2002, II Международный Северный археологический конгресс – 2006); Салехарде (научнопрактические конференции – 2002, 2003, 2004, 2005); Санкт-Петербурге (заседание сектора славяно-финской археологии ИИМК РАН – 2004, 2006); Омске (II Урало-Сибирская конференция «Культура русских в археологических исследованиях» – 2005); Томске (XIII Западно-Сибирская археолого-этнографическая конференция – 2005); Тюмени (XVII Всероссийская научно-практическая краеведческая конференция «Словцовские чтения» – 2005).

С 2005 г. Департаментом информации и общественных связей ЯмалоНенецкого автономного округа организованы научные работы по написанию фундаментальной монографии «История Ямала» в 4-х томах, в которую войдут и результаты настоящих исследований.

Структура работы. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка литературы и источников, списка сокращений, приложений. Приложения вынесены в отдельный том и представлены в семи разделах.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, объект и предмет исследования, цели и задачи работы, определяются хронологические рамки и территориальные границы, кратко характеризуются группы источников и основные методы исследований. Обосновываются научная новизна и практическая значимость исследования.

Глава 1 «Историография и источники». Состоит из трех параграфов и посвящена истории изучения объекта исследовании и характеристике источников.

Первый параграф содержит характеристику основных исторических трудов, имеющих отношение к истории Мангазеи. Это первый историографический очерк об этом городе. Выделяются две линии в историографии: история изучения заполярного города, основанная на сохранившихся письменных источниках, и история археологического исследования Мангазеи.

Впервые к изучению Мангазеи обратился историк XVIII в. Г.-Ф. Миллер.

Его известный труд «История Сибири» был основан на огромном комплексе документов, которые ученый собрал и скопировал в местных архивах во время поездок по Сибири в 1733–1743 гг [Миллер Г.-Ф. История Сибири. Т. 1. – М., 1999; – Т.

2. М., 2000. – 796с.].

После изысканий Г.-Ф. Миллера Мангазея была надолго «заброшена» в историографии Сибири. Появившиеся в XIX в. обобщающие работы по истории Сибири П.А. Словцова и И.В. Щеглова были основаны на уже опубликованных источниках и трудах Г.-Ф. Миллера; ничего нового для воссоздания истории уникального заполярного города они не внесли. Исключение составляют оригинальные работы известного западносибирского краеведа Н.А. Абрамова, в том числе его статья о святом мученике Василии Мангазейском [Абрамов Город Тюмень: из истории Тобольской епархии. – Тюмень, 1998. – 527 с.].

Нельзя не отметить опубликованную в 1880-е гг. серию статей А.В. Оксенова. Продолжая его работы, в 1890 и 1903 гг. Д.Н. Анучин опубликовал две статьи историко-географического характера. В них он развил мысль Г.-Ф. Миллера о том, что географическая область «Молганзея» была известна русским людям задолго до основания города на Тазе, который и воспринял более старое название [Анучин Д.Н. К истории ознакомления с Сибирью до Ермака // Труды Московского Археологического общества. 1890. Т. XIV. – С. 227–313; он же Город Мангазея и Мунгазейская земля // Географические работы. – М., 1954. – С. 143–152].

В конце XIX в. к изучению вопросов первоначальной русской колонизации Сибири обратился П.Н. Буцинский, опубликовавший в 1883 г. первую в историографии специальную работу о Мангазее. П.Н. Буцинский обратился к архивным материалам Сибирского приказа. Это позволило ему создать научно значимый очерк о жизни Мангазеи первой половины XVII в., в котором он убедительно доказал, что город был заложен в 1601 г. Ученый также уделил внимание истории Мангазейского морского хода [Буцинский П.Н. Мангазея и Мангазейский уезд // Мангазея, Сургут, Нарым и Кетск. Соч. в двух томах. – Тюмень, 1999. Т. 2. С. 578].

Существенный вклад в изучение проблем истории Сибири внес С.В.

Бахрушин, чье многогранное научное творчество представляет целый этап в отечественном сибириеведении. Им создана достаточно полная панорама своеобразной жизни Мангазеи, в которой нашли отражение сведения о городских постройках Мангазеи, их взаимном расположении, о составе жителей Мангазеи. Большую ценность для археологов представляет его статья о снаряжении русских промышленников[Бахрушин С.В. Снаряжение русских промышленников в Сибири в XVII веке // Исторический памятник русского арктического мореплавания XVII века. – Л.- М., 1951. – С. 85–92; он же Научные труды. – М., 1955. Т. III. Ч. 1. – 376 с.].

Особая линия в изучении Мангазеи связана с таким направлением историографии, как история географических открытий в Сибири. В 1940–1950-е гг. появились труды В.Ю. Визе, К.С. Бадигина, М.И. Белова, в которых плавания поморов в Мангазею рассмотрены в широком контексте исторического опыта русского мореплавания в Северном Ледовитом океане [Белов М.И. Открытие и первоначальное освоение русскими Таймырского полуострова // Исторический памятник русского арктического мореплавания в XVII в. Л-М, 1951. – С. 41–52.].

М.И. Белов, занимаясь историей географических открытий, неоднократно возвращался к «мангазейской» теме. Его статья об открытии русскими Таймырского полуострова органично дополнила выводы С.В. Бахрушина о большом значении Мангазеи в организации экспедиций по Северу Сибири [Белов М.И. Арктическое мореплавание с древнейших времен до середины XIX века. – М., 1956. – 220с.].

В 1960 г. появилась фундаментальная монография Б.О. Долгих, в которой на основе анализа ясачных книг рассмотрен родовой и количественный состав аборигенов Березовского и Мангазейского уездов – фактически всей территории Севера Западной Сибири [Долгих О.Б. Родовой и племенной состав народов Сибири в XVII веке. // Труды института этнографии. Новая серия. Т. 40. – М., 1960. – 621 с.].

Работы С.В. Бахрушина о русском промысловом населении Мангазейского уезда были продолжены В.А. Александровым и П.Н. Павловым [Александров В.А. Русское население Сибири XVII – начала XVIII в. (Енисейский край), 302 с.]. П.Н. Павлов, продолжая исследования В.А. Александрова, обратился к теме формирования (в более широких территориальных рамках) постоянного русского промыслового населения на Севере Сибири и попытался выяснить степень участия разных социальных слоев в пушном промысле [Павлов П.Н. Пушной промысел в Сибири XVII в. – Красноярск, 1972. – 410 с.; он же Промысловая колонизация Сибири в XVII в. – Красноярск, 1974. – 238 с.].

К началу 1960-х гг. история Мангазеи была довольно неплохо изучена по письменным источникам. Однако материальная культура первых колонистов Севера Западной Сибири и архитектура Мангазеи в письменных источниках оказались отражены весьма слабо. В связи с этим в конце 1960-х гг. сформировалась потребность комплексного исследования Мангазеи с привлечением археологии и этнографии. Попытка такого исследования Мангазеи с проведением масштабных археологических работ была предпринята в 1968 г. по инициативе и под руководством М.И. Белова при участии археологов О.В. Овсянникова и В.Ф. Старкова [Белов О.В. Мангазея. – Л., 1969 – 128с.]. В 1973 г. О.В. Овсянниковым была успешно защищена диссертация по теме «Мангазея – русский город в Сибири в XVII вв. (Историко-культурный очерк)». В 1980–1981 гг. учеными была опубликована широко известная монография в двух частях, посвященная Мангазее [Белов М.И., Овсянников О.В., Старков В.Ф. Мангазея. Мангазейский морской ход. Ч. 1.

– Л., 1980. - 164с.; они же Мангазея. Материальная культура полярных мореходов и землепроходцев. Ч. 2. – М., 1981. – 147с.]. Публикация этого комплексного научного исследования вызвала во многом заслуженное доверие со стороны научной общественности. К сожалению, при внимательном и непредвзятом чтении данной монографии все чаще выявляются неточности, неверные суждения, неправильная интерпретация документов.

О.Н. Вилков и Ю.В. Курсков отмечали, что М.И. Белов придает Мангазее черты большей феодальности, чем это было в действительности [Вилков О.Н., Курсков Ю.В. Исследование о русском заполярном западносибирском городе Мангазее // Источниковедение и историография городов Сибири конца XVI – первой половины XIX века. – Новосибирск, 1987. С. 253-254]. Не совсем верным является желание М.И. Белова представить Мангазею как феодальный русский город.

Большие сомнения вызывает тезис о том, что Мангазея – город регулярной планировки. На наш взгляд, мало обоснована уверенность исследователя в том, что Мангазея возникла на месте уже существовавшего городка поморских промышленников.

После появления монографии М.И. Белова и его коллег научный интерес к истории Мангазеи снизился, хотя полностью не угасал никогда. В работах последних лет, том числе и В.Ф. Старкова, посвященных истории северорусского судостроения и арктическим плаваниям поморов, определенное внимание уделяется и Мангазее. Однако построения В.Ф. Старкова базируются на уже известных ему и научной общественности материалах и никаких новых источников (археологических и письменных), связанных непосредственно с Мангазеей, не содержат.

Так же можно оценить и новейшую монографию О.В. Овсянникова (в соавторстве с М.Э. Ясински), в которой глава о Мангазее занимает значительное место, но в целом повторяет предыдущие работы автора [Ясински М.Э., Овсянников О.В.

Пустозерск. Русский город в Арктике. – СПб, 2003. – 400 с.].

В 1999 г. вышла статья А.В.Курбатова и О.В. Овсянникова, основное содержание которой посвящено изделиям кожевенного производства Мангазеи по результатам научной обработки предметов из раскопок 1968–1970, 1973 гг. Кроме того, в работе подвергнуты сомнению ряд выводов М.И. Белова [Курбатов А.В., Овсянников Изделия кожевенного производства в городах русского Заполярья XVI–XVII вв. (Мангазея) // Археологические вести. – СПб., 1999. № 6. – С. 245– 271].

В последнее время к изучению судостроительной практики в Западной Сибири XVII в. обратился Е.В. Вершинин, которому удалось привлечь новый архивный материал из фондов РГАДА. Этот же исследователь рассмотрел взаимоотношения русской власти (воеводской администрации Березова и Мангазеи) и сибирских ненцев в XVII в., что позволило выявить степень реального сопротивления кочевых самоедов русскому присутствию в Северо-Западной Сибири [Вершинин Е.В. Обдорские самоеды и экспедиция лейтенанта Д.Л. Овцына // Самодийцы. Материалы IV Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». – Тобольск–Омск, 2001а. – 96-99 с.; он же В.Е. Русская власть и сибирские самоеды в XVI–XVII вв. // Вестник НГУ. Серия: История, филология.

Т. 2. Вып. 2. – Новосибирск, 2003. – С. 5–21].

Таким образом, в историографии Мангазеи, основанной на письменных источниках, несколько условно можно выделить два направления: собственно историческое и историко-географическое. Представляется, что перспективы дальнейшего археологического исследования Мангазеи необходимо связать с еще одним направлением – историко-этнографическим, нацеленным на изучение русского старожильческого населения полярных районов Сибири.

Во втором параграфе охарактеризовано содержание основных групп источников: письменных, этнографических, археологических.

Письменные источники в видовом отношении ограничены летописями и делопроизводственными документами приказного управления XVII в. Краткие сведения о Мангазее содержатся в созданном в конце XVII в. Сибирском летописном своде. Известие о промысловой экспедиции из Поморья на р. Таз на рубеже XVI–XVII вв. сохранил так называемый Пинежский летописец. Но основным источником является сохранившаяся документация учреждений управления: мангазейской съезжей (приказной) избы и Сибирского приказа.

Большое значение имеют фонд Г.-Ф. Миллера и документы, сохранившиеся в Сибирском приказе после пожара 1626 г. Это ясачные, окладные, таможенные книги и книги десятинного сбора; наказы мангазейским воеводам; переписка между приказом и воеводами; челобитные жителей Мангазеи и аборигенного населения. В 1951 г. появилась весьма ценная для исследователей публикация документов из фонда Сибирского приказа о плаваниях в Мангазею.

Следует отметить интересную находку Ю.М. Эскиным двух документов о ранней истории Мангазеи (1608 и 1613 гг.) [Эскин Ю.М. Документы о Мангазее в Смутное время // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода.

– Новосибирск, 1986. – С. 44–54]. Много интересных сведений о быте и настроениях жителей Мангазеи содержится в ранних редакциях «Жития Василия Мангазейского» опубликованных Е.К. Ромодановской [Ромодановская Е.К. Легенда о Василии Мангазейском // Новые материалы по истории Сибири досоветского периода. – Новосибирск, 1986. – С. 190–210; она же Житие Василия Мангазейского // Литературные памятники Тобольского архиерейского дома XVII века. – Новосибирск, 2001. – С. 345–352]. Несколько новых документов, в том числе о строительстве в 1672 г. укреплений Новой Мангазеи (Туруханска) были опубликованы в сборнике под редакцией Д.Я. Резуна [Резун Д.Я. Очерки истории изучения сибирского города. XVIII век. – Новосибирск, 1991. – 208 с.].

Соотнесение археологического материала с данными письменных источников требует большой осторожности, в противном случае – неизбежны ошибки.

На одну такую ошибку указал Е.В. Вершинин, опубликовав архивный документ, который опровергает предложенную М.И. Беловым идентификацию двора мангазейского воеводы А.Ф. Палицына [Вершинин Е.В. О соотнесении данных письменных источников и археологии при раскопках Мангазеи // Русские. Мат-лы VII-го Сибирского симпозиума «Культурное наследие народов Западной Сибири». – Тобольск, 2004. – С. 14–18].

Особый интерес для археологических исследований имеют архивные документы, содержащие описания городских построек, например воеводского двора, двора дьяка Обобурова, а также таможенные книги, содержащие перечень привозных товаров и др.

Результаты изучения этнографических источников демонстрируют неравномерность исследований по территориям. В сравнении с опубликованными обширными материалами по этнографии Севера европейской России, этнографические исследования русских старожилов Сибири выглядят значительно скромнее.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.