WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
М.Л. Еваленко Ведущий научный сотрудник Института экономики РАН, Кандидат экономических наук МАЛОЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО И РЕГИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ МОДЕЛИ СОЦИАЛЬНОГО РЫНОЧНОГО ХОЗЯЙСТВА Современный уровень теоретико-методологических и научнопрактических разработок в области развития малого предпринимательства и систем его государственной поддержки в нашей стране может быть охарактеризован как глубокое отставание от актуальных задач стабилизации и подъема российской экономики. При этом имеет место отставание не только от достижений мировой экономической мысли и накопленного за рубежом практического опыта, но и от фактически потребного уровня анализа и обобщения уже достаточно долговременно происходящих в стране преобразований в их сложном взаимодействии и даже в известной противоречивости.

Именно сложившийся в нашей экономической науке заведомо неадекватный уровень теоретических исследований и практических разработок по развитию систем государственной поддержки малого бизнеса стал одной из главных причин того, что общий поворот страны к рыночной экономике и значительная либерализация предпринимательской деятельности в целом не дали ожидавшихся быстрых и весомых хозяйственных и социальных результатов. Более того, на определенном этапе реформ, на фоне долговременного кризиса и нарастающей социально-экономической дифференциации общества складывавшиеся на тот момент формы и направления предпринимательской активности в известном смысле вообще привели к дискредитации самой идеи рыночных преобразований в целом, открытой антипатии значительной части населения к институтам рынка и предпринимательства.

144 Кризисные явления обозначили себя еще более явно в период 1995-1996 и 1998-1999 гг., когда развитие сферы малого предпринимательского в российской экономике столкнулось с серьезным кризисом, последствия которого в полной мере не преодолены до настоящего времени. Это проявилось в том, что, вопреки многочисленным прежним оптимистическим прогнозам эта сфера хозяйствования (по крайней мере, по формально фиксируемому числу малых предприятий) оказалась отброшенной сразу на несколько лет назад, да и сейчас продолжает «топтаться на месте» без существенного продвижения вперед.

Причины подобной ситуации в том, что и в экономической теории, и в экономической практике не были приняты во внимание некоторые важные «стартовые» условия и особенности развития российского малого бизнеса, равно как и российского предпринимательства вообще. Соответственно, не корректировались своевременно и в должной мере специфические задачи, стоящие перед системой государственной поддержки малого предпринимательства. Не были учтены в практической работе с субъектами малого предпринимательства такие характерные для нынешней России тенденции, как общий распад и дискредитация системы государственного руководства экономикой, федерализация и децентрализация всего процесса управления и пр.

В результате этого общая теоретическая концепция экономической либерализации и, главное, ее практическая интерпретация оказались оторванными от хозяйственных и социальнополитических реалий в стране. Это приводило и во многом приводит и сегодня к тому, что большинство мер в области государственной поддержки малого предпринимательства носят, по преимуществу, декларативный и малоэффективный характер. Неизменно срывается бюджетное финансирование целевых программ поддержки федерального и регионального уровня, да и само представление о том, каково применительно к этой сфере разграничение полномочий Федерации, ее субъектов и институтов местного самоуправления сформировалось далеко не полностью.

Определенная схема решения данного вопроса содержится в Федеральном законе «О государственной поддержке…» 1995 года, однако целостные институциональные очертания система государственной поддержки может приобрести только после принятия со ответствующего блока регионального законодательства. Однако число субъектов РФ, принявших «собственные» законы о развитии и государственной поддержке малого предпринимательства, крайне невелико, причем в большинстве случаев подобные региональные законодательные акты пассивно повторяют базовые положения соответствующего федерального закона и мало что вносят в формирование действительно эффективной институциональной базы поддержки малого бизнеса на всех уровнях власти и управления.

Единственный законодательный акт регионального уровня, в котором хотя бы была сделана попытка отразить региональную специфику развития малых форм хозяйствования, особые условия и задачи их поддержки в пределах данного региона – это целевой закон г. Москвы (позднее данный региональный закон также был подправлен под федеральный «универсал»).

По существу, на примере малого бизнеса и политики его государственной поддержки мы столкнулись с ситуацией, когда длительное время не удается найти оптимальный баланс тенденций централизма и регионализма в решении всего круга связанных с этим проблем. Последовательное формирование все более взвешенной стратегии реформ без крайностей того или иного радикализма подтверждает предположение о том, что переход от так называемой административно-командной системы к преобладающему значению рыночных отношений хозяйствования не означает полного отказа от идеи экономического централизма. Скорее, речь идет о новых формах и содержании этого централизма и закреплении за ним достаточно ограниченной, но в то же время - четко определенной роли в процессе воспроизводства национального капитала, в регулировании важнейших общеэкономических, социальных и иных процессов. Таким образом, происходящие ныне реформы не означают лишь «пространственного сжатия» сферы действия инструментов экономического централизма. Более обоснованно говорить о их новых приоритетах, о базировании их на качественно новых принципах, сущность и механизм действия которых чрезвычайно важен также и в практике осуществления общегосударственной политики и в области поддержки и регулирования российского малого предпринимательства. Что представляется здесь наиболее существенным Во-первых, принципиальным представляется освобождение практики экономического централизма от существенных и даже преобладавших ранее формально-идеологизированных составляющих, смысл которых заключался в том, что система лишь внешне представлялась жестко командной, тогда как в действительности огромное количество разного рода планов, решений и прочих "команд" не только никогда не выполнялось, но даже и формально принималось в расчете не на реальное выполнение, а на внешний эффект некоей видимости управляемости происходящим. Неминуем серьезный экономический и социально-политический урон, если подобная судьба постигнет и нынешнюю практику экономического централизма, в том числе и комплекс мер, направленных на поддержку отечественного малого предпринимательства, где также очень сильны элементы декларативности, явно не имеющие реального экономического базиса. Между тем, серьезные основания опасений подобного рода есть, поскольку постоянно наблюдается и даже увеличивается разрыв между обещаниями и действиями, например, между формальным ассигнованием средств на нужды государственной поддержки малого предпринимательства и тем, что реально выделяется на эти цели.

Во-вторых, важной остается тесная увязка экономических, правовых и чисто организационных аспектов политики централизованного управления, отказ от действий сугубо административноправовых, лишенных реальной экономической базы. То же самое касается отказа от экономически - идеализированного реформаторства, не учитывающего реалий хозяйственной практики, не учитывающего потребности в надежной правовой и чисто административной базе реформ и всех рыночно-ориентированных преобразований, включая и практику государственной поддержки малого предпринимательства.

В-третьих, на российском "поле реформ", находящемся, пусть еще достаточно формально, в пределах государства федеративного типа, необходимо отказаться от прежней практики "одноярусного" централизма, когда все или практически все централизованные решения исходили с одного - высшего (общефедерального) уровня управления, тогда как все остальные уровни выполняли лишь роль "транслятора" и/или "толкателя" этих решений. Экономической или, точнее сказать, финансово-бюджетной основой данной моде ли является, например, действующая в России практика налоговых и бюджетных взаимоотношений Федерации и ее субъектов, «благодаря» которой основная масса регионов России искусственно оказались в ситуации глубокой дотационности, когда они не имеют полноценных возможностей реализовать свою стратегию социально-экономического развития, в том числе, и в плане развития и поддержки различных по характеру предпринимательских структур.

Утверждение качественно новых основ децентрализованной, преимущественно рыночно-регулируемой экономики, а также принципов реального федерализма в национально-государственном устройстве России требует создания «многоярусной» системы экономического централизма, с четко обозначенным кругом прав и ответственности каждого уровня управления, а также располагаемых им ресурсов (прежде всего, финансово-бюджетных). Это аспект очень важен применительно к политике государственной поддержки малого предпринимательства, где среди прочих направлений реформы идея излишней зацентрализованности была бы, пожалуй, наиболее губительна для полноценного формирования и утверждения институтов рынка и предпринимательства. Таким образом, реалии России как государства федеративного типа создают одновременно и сбалансировано формы и методы экономического централизма как на уровне Федерального центра, так и на уровне субъектов Федерации (в двух последних случаях можно говорить о государственной экономической политике), а также и на уровне системы местного самоуправления.

В-четвертых, одной из наиболее апробированных мировой практикой форм государственного (централизованного) воздействия на ход различных воспроизводственных процессов, в том числе, и на региональном уровне, выступает программно-целевое регулирование (программирование). Оно позволяет отражать специфику целей и приоритетов развития отдельных отраслей и территорий, балансировать текущие и долговременные цели развития, в частности, путем поддержания необходимого уровня и структуры накоплений, балансировать (взаимоувязывать) потребности развития природно-ресурсного (экологического) потенциала общества, его производственного и научно-технического потенциала, а также потенциала социального развития и воспроизводства «человеческого капитала».

Программно-целевое регулирование позволяет постоянно и на долгосрочной основе корректировать различные стороны экономического механизма воспроизводственного процесса, а именно поддерживать необходимые темпы народнохозяйственного накопления, в первую очередь, вложений в частный основной производительный капитал, стимулировать более быстрое обновление производственной базы ведущих отраслей экономики, преодолевать территориальные диспропорции размещения производительных сил, ограничивать тенденции монополизации экономики и поддерживать в ней активные конкурентные начала, удерживать необходимые пропорции между крупным, средним и мелким предпринимательством, оказывая последним систематическую поддержку. Все сказанное выше органично вписывается в модель современного экономического централизма, так или иначе утверждающего себя в практике государственного управления в странах с высокоразвитым социальным рыночным хозяйством, в том числе, и на уровне их отдельных регионов.

Малое предпринимательство в странах с высоким уровнем развития производительных сил и с более сбалансированной и стабильной социально-экономической структурой общества (социального рыночного хозяйства) - одна из основных движущих сил формирования особого хозяйственного уклада. Последний представлен специфическими условиями функционирования и развития производства: типом специализации и кооперации, формой орудий труда и характером технологий. Однако складывающие здесь особенности развития и функционирования предпринимательских структур далеко не вечны и в действительности претерпевают ныне ряд серьезных изменений, в частности, отчетливой тенденции «прорыва» части малых предприятий в сферу высоких технологий, инноваций и пр. «Естественные» особенности малого предпринимательства создают ему преимущества (существенное ускорение) в движении авансированного капитала. Относительно снижаются затраты на пассивную часть фондов и производственную инфраструктуру, обеспечивается, как правило, более полная загрузка оборудования, снижаются удельные затраты на транспорт и управление.

Это создает (или, во всяком случае, должно создавать) для сферы малого предпринимательства крупные конкурентные преимущества, хотя они и не даются «автоматически», а, как показывает весь мировой опыт, являются результатом исключительных предпринимательских усилий и инициатив, высокого уровня управления, исключительной активности и упорства всех категорий занятых и пр. Именно эти позитивные свойства, а не «малое предпринимательство вообще и при всех условиях» должно быть главным объектом государственной поддержки на всех тех уровнях, на которых она практически осуществляется.

Качественно новой тенденции хозяйственного развития становится переход от извечной конфронтации крупного и малого бизнеса к партнерству на основе взаимодополняемости; именно последнее чаще всего и становится условиям отмеченного выше «прорыва» малого предпринимательства в сферу высоких технологий и инноваций. Однако, эту «идиллическую» модель предпринимательской гармонии еще рано проецировать на реалии нынешнего этапа социально-экономического развития России. Со стороны российского крупного бизнеса существующий хозяйственный механизм и общие оценки экономических перспектив пока не продуцируют столь явной потребности в адекватном наличии в рыночной среде достаточно числа субъектов малого и среднего предпринимательства как важных и эффективных кооперационных и инвестиционных партнеров, как это характерно для более развитых социально-экономических систем.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.