WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |
власти и иметь шанс на успех. Выбор делает народ, а Президент его озвучивает.

РАЗДЕЛ IV ИЗ ПРЕЖНИХ ПУБЛИКАЦИЙ В ПОИСКАХ НОВОЙ ПАРАДИГМЫ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ* Прежде чем говорить по теме доклада, хотелось бы воздать должное памяти академика Алексея Матвеевича Румянцева, посвятившего всю свою жизнь проблеме прогресса человечества.

Непрерывная цепь научного поиска * Материал опубликован в книге «Наука и власть. Воспоминания ученых-гуманитариев и обществоведов». М. «Наука». 2001. Сноски и комментарии к тексту написаны ответственным редактором книги членом-корреспондентом РАН Г.Б. Старушенко. Ранее эти выступления не публиковались.

117 Мне приходилось сотрудничать с А.М. Румянцевым на разных этапах. Считаю, что самая яркая страница его творческой биографии - это годы работы в журнале «Проблемы мира и социализма»1. Могу свидетельствовать, что его выступления и публикации в этом журнале оказывали огромное влияние на общественные умонастроения и научные поиски в России. Здесь были действительно новые оригинальные постановки вопросов, творческие размышления, которые вряд ли могли в то время появляться в отечественных журналах. Эти выступления, всегда являвшиеся результатом многочисленных круглых столов и дискуссий, бередили мысль, ломали устоявшиеся догмы и стереотипы. Это было могучее влияние, которое шло тогда из Праги в Москву и другие города нашей страны.

Затем А.М. Румянцев работал над созданием учебника2.

Ему было сложно. Он не мог реализовать себя в этой книге, потому, видимо, что в силу мягкости характера был не в состоянии противостоять тому идеологическому давлению, которое шло от аппарата отдела науки ЦК, контролировавшего написание и публикацию учебника. Я не участвовал в этой работе, но, по моим наблюдениям, он переживал, мучился, однако переломить ситуацию не сумел.

В другом издании («Политическая экономия». Энциклопедия. В 4-х томах), которое и сегодня представляет несомненный интерес, мне пришлось работать вместе с А.М. Румянцевым в качестве его заместителя по редколлегии.

С глубоким уважением вспоминая о творческом наследии Алексея Матвеевича, должен сказать, что сегодня меня волнует и беспокоит попытка в очередной раз создать пустыню в истории отечественной мысли. Это было уже не раз. Мы помним о горьких уроках прошлого, но снова хотим устроить очередную пустыню, вычеркнув несколько десятилетий в развитии экономической, философской и социологической мысли в нашей «Проблемы мира и социализма» - теоретический и информационный журнал коммунистических и рабочих партий, издавался в 19581987 гг., выходил на 40 языках и распространялся в 145 странах.

Имеется в виду монография А.М. Румянцева «О предмете политической экономии», изданная в 1960 году.

стране. Это очень опасная затея. Говорю об этом и в связи с тем, что нам сейчас приходится восстанавливать памятники экономической мысли, издавать, несмотря на трудные условия, целую серию работ, которые были вычеркнуты из сознания двух-трех поколений российских исследователей. Я говорю о работах Н.

Кондратьева, А. Чаянова, М. Туган-Барановского, П. Струве, Сергея Булгакова, многих других исследователей. И вместе с тем, повторяю, делаются попытки забыть о десятилетиях дальнейшего развития отечественной мысли. Я много раз поднимал эти вопросы, но здесь хотел бы только напомнить грустные слова, сказанные в свое время Николаем Александровичем Бердяевым: «...неблагодарность к духовной работе предшествующих поколений, нежелание почитать даже великих своих людей есть русских грех, есть неблагодарная черта в русском характере»3.

Но не вечно, наверное, мы будем оставаться столь неблагодарными и поэтому пора думать о том, как воссоздать непрерывную цепь научного поиска. Ведь и заблуждения, и ошибки, и даже топтание на месте - все это - части единого целого. И без осмысления этих частей мы не поймем, что происходит с нами сегодня и над чем мы должны работать.

От исходных постулатов - к «историческому синтезу» Что касается самой темы доклада, то хотел бы предложить вашему вниманию ряд рассуждений и постановок вопросов, над которыми я работаю в течение последних лет. В какой-то степени к этому направлению подключен ряд работников Института экономики4, хотя вы хорошо представляете, что исследование Н.А. Бердяев. Евразийцы. - Россия между Европой и Азией: Евразийский соблазн. Антология. Наука. 1993. С. 299.

Институт экономики был основан в 1930 г. на базе экономической секции Коммунистической академии, вошел в состав Академии наук СССР в 1936 году. Институт проводил исследования по политической экономии социализма, комплексных проблем научнотехнического прогресса, теоретических проблем планового управления народным хозяйством, теории эффективности воспроизводства, аграрных проблем, занимался изучением экономической мысли и подобных проблем - это плод не коллективного, а, как правило, индивидуального труда.

Надо сказать, что, обратившись к осмыслению глобальных вопросов, мы, конечно, идем от жизни, от ее запросов, от современной трагедии России. Эта трагедия заставила многое осмыслить и переосмыслить заново, обратиться к зарубежной общественной мысли. В итоге становилось все более ясно, что в конце XX столетия, в результате глобальных сдвигов в развитии человеческой цивилизации, произошли перемены, которые не в состоянии объяснить сложившиеся школы и направления общественной науки, как отечественной, так в равной степени и мировой.

Дело в том, что существующая до сих пор парадигма общественной мысли была основана на нескольких постулатах, сформулированных еще в XVIII веке. И все школы и направления, от буржуазных до марксистских, развивались в рамках одной парадигмы теоретических представлений. Именно в XVIII веке были сформированы по крайней мере три крупнейшие научные концепции. Это прежде всего небесная механика Ньютона как представление о некой идеальной модели, идеальной самоуправляющейся системе, абсолютно совершенной. Поэтому все устремления общественной мысли были направлены на поиски подобной модели и для общества. Предлагались разные ее (модели) варианты, решения, но расхождений в характере конечной цели не существовало.

Затем надо назвать концепцию Адама Смита с ее «невидимой рукой» рынка, которая моделировала идеальное устройство общества, где все сбалансировано и где обеспечивается его самодвижение и совершенствование.

И наконец, эту парадигму завершала концепция общественного договора Жан-Жака Руссо5.

обобщением опыта развития экономики, критикой западных мелкобуржуазных концепций.

Ж.Ж. Руссо представлял общественный договор как соглашение, обеспечивающее жизнь человечеству, поскольку индивидуальных усилий для этого недостаточно. Общественный договор - философская и юридическая доктрина, объясняющая возникновение государственной власти соглашением между людьми, вынужденными перейти от Менялись школы, направления, но данная парадигма, то есть тип мышления, ориентированный на поиск идеальной модели, рассмотрение истории как линейного, поступательного развития, при котором каждая последующая ступень является более высокой и прогрессивной, чем предыдущая, как этап движения к некоему идеальному устройству, своего рода земному раю, оставалась неизменной.

Тот перелом в общественном развитии, который произошел примерно во второй половине нынешнего столетия и продолжается до сих пор, подрывает основы большинства из этих представлений. Прежде всего поставлена под сомнение концепция оптимистического развития общества как постоянного движения от худшего к лучшему. Поставлена под сомнение вообще идея линейности общественного развития и возможность предсказать с ее помощью дальнейшее направление развития цивилизации.

Сейчас многие любят писать - это весьма модная тема - про новую технотронную цивилизацию, которая якобы идет на смену промышленному типу цивилизации. Очень много об этом говорится, но в рамках прежней парадигмы. Однако надо понять, что технотронное общество как новая формация невозможно. Его не будет. Технотронную цивилизацию, охватывающую все человечество без исключения, планета не выдержит.

Она могла пережить феодализм для всех, промышленный капитализм для всех, хотя это и был глубоко противоречивый процесс. Технотронное общество в масштабе человеческой цивилизации в принципе невозможно в силу технических, экологических и иных ограничений. А это принципиально меняет выводы.

Если так, то мир идет к чему-то другому, совершенно новому, может быть более радикальному противостоянию - не по линии Запад-Восток, а по линии Север-Юг или как-то по-иному. Во всяком случае, оптимистическая модель будущего поставлена под сомнение.

необеспеченного защитой естественного состояния к состоянию гражданскому. Руссо считал, что граждане вправе расторгнуть этот договор в случае злоупотреблений властью.

Постепенно становится ясным, что развитие человеческого общества не задано однозначно. Здесь нет и не может быть однозначной заданности. Я немного остановлюсь на данном выводе и поделюсь своими соображениями на этот счет. Все, что я прочитал по вопросу о глобальных проблемах развития цивилизации и общественно-экономическом прогрессе, убедило меня в том, что как только исследователь подходил к вопросу о заданности общественного прогресса как движения к некоему идеальному состоянию, он неизменно вводил в анализ Бога. Без этого заданности не получалось. Ни у кого. Были ли это наши отечественные мыслители, включая Сергея Булгакова, написавшего специальную работу об общественном прогрессе6, или С.Н. Булгаков исследовал возможность создания теории научного прогресса и его идеалов. См.: Булгаков С.Н. От марксизма к идеализму. М. 1903.

западные, в том числе Арнольд Тойнби7. Целеполагания без введения в анализ высшего существа ни у кого не получалось.

Сейчас мы начали активно искать контакты с учеными других научных направлений. Недавно мы проводили конференцию по проблемам набирающей силу эволюционной экономической теории. О ней у нас почти ничего не известно. Развитие этой школы упорно замалчивается, хотя в Европе уже создано несколько центров, издаются периодические журналы, посвященные эволюционной политической экономии. Она, кстати, подходит совершенно иначе чем монетаристская школа8 к объяснению происходящих процессов, дает другие объяснения трансформационных, переходных процессов. Но мы мало пока о них знаем. Сейчас мы ищем контакты, договариваемся о совместных разработках.

Мы провели конференцию с участием ряда представителей эволюционной политэкономии, с участием двух институтов - Института экономики и Центрального экономикоматематического института (ЦЭМИ) и местом проведения ее выбрали Пущино - биологический центр Академии наук. Выступая там, один из наших крупных биологов, директор Института биохимии и физиологии микроорганизмов, членкорреспондент РАН Боронин Александр Михайлович высказал некоторые принципиальные соображения по поводу эволюционного развития. Он сказал, в частности, что со времен Чарльза В известном труде А. Тойнби «Исследование истории» (В 12 т.

1934-1961), где он под влиянием О. Шпенглера стремился переосмыслить все общественно-историческое развитие человечества в духе теории круговорота локальных цивилизаций, где каждая из них проходит ряд стадий - возникновения, роста, надлома и разложения - затем, как правило, гибнет, уступая место другой.

Имеется в виду школа западной политической экономии, возникшая в 30-е годы XX века и окончательно оформившаяся в 60-70-е годы на базе Чикагского университета (Ф. Найт, С. Сайнер, Ф. Кейген, А. Шварц, М. Фридмен и др.); исповедует модернизированный вариант политической теории денег, монетаризм; согласно этой теории ключевую роль в экономическом развитии общества играет изменение денежной массы, влекущее за собой изменения в других сферах рыночной экономики.

Дарвина для биолога спрашивать о заданности эволюции считается принципиально ненаучной постановкой вопроса. Было доказано, и сейчас признано всей биологической наукой, что эволюция не имеет заданности.

Не хочу комментировать данное положение подробно, а скажу лишь, что это соответствует и нашим выводам, согласно которым общественное развитие не имеет однозначной заданности, оно, в принципе, альтернативно и многовариантно.

Наше мышление воспринимает это с трудом, мы всегда пытаемся доказать, что произошло именно то, что следовало, и объяснить, почему не могло произойти никак по-другому. Тем самым мы загоняли себя в тупик. Так вот сегодня мы все больше подходим к пониманию (это начинает у нас прорабатываться уже в чисто рабочих вариантах, касающихся моделирования будущего развития России), что общественное развитие всегда альтернативно. Безальтернативно прошлое. Его нельзя изменить, его можно лишь перетолковать, переписать. Но то, что было, то было. Тогда возникает масса вопросов: есть ли граница выбора, можно ли вырваться за определенные границы или выбор абсолютно свободен Каков механизм этого общественного выбора, до какого времени сохраняется его возможность, где тот рубеж, после которого выбор уже становится невозможным, поскольку развитие встало на тот или иной путь Поясню сказанное на одном примере. Меня часто пытают вопросами о будущем развитии России и требуют: вот вы, ученые, дайте прогноз! С учетом складывающегося миропонимания, с учетом представлений об альтернативности общественного развития любой прогноз должен разрабатываться в сценарном варианте. Есть несколько сценариев. Сегодня, во второй половине 90-х годов, у России (если брать крайние варианты) существуют две альтернативы: первая - возрождение ее как великой державы в ряду великих держав, которые в равной степени делят ответственность за судьбы человеческого общества, стать одним из лидеров мировой экономики, умножать свой духовный и интеллектуальный вклад в развитие человеческой культуры и цивилизации в целом, в создание достаточно высоких жизненных стандартов для населения, вызывающих чувство гордости и уважения, и вторая - превращение России в отста лую, полуколониальную, периферийную державу или даже в несколько государств с сырьевым характером экономики, с зависимой внутренней и внешней политикой.

Я утверждаю, что сегодня оба варианта остаются в равной степени вероятными, реалистическими и должны учитываться при прогнозировании будущего. Но это сейчас. Через два-три года одна из этих альтернатив окажется в числе неиспользованных и нереализованных шансов или возможностей, а вторая - станет необратимой. Я могу ошибаться по срокам, может быть на это уйдет три-четыре года, но альтернативы существуют не вечно. Жизнь на месте не стоит. Какие-то из возможных вариантов начинают отпадать, а один из возможных становится реальной действительностью.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.