WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
РАЗДЕЛ III ИСТОРИЯ ЭКОНОМИКИ И ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ РОССИЙСКАЯ ШКОЛА ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ:

ПОИСК САМООПРЕДЕЛЕНИЯ* Интерес к истории российской экономической мысли обусловлен рядом причин. Во-первых, Россия остро переживает период своего самоопределения и нуждается в восстановлении исторической памяти народа. После многих лет забвения к россиянам вернулись имена многих выдающихся мыслителей, в том числе экономистов. Любая страна имеет шанс на будущее, если она опирается на историческое наследие. Во-вторых, сегодня перед страной встали жизненно важные вопросы в области не только экономики, но и науки, а также культуры, ответы на которые содержатся в трудах наших соотечественников.

Не затрагивая всех вех истории экономических учений в России, остановимся на ее важнейшем этапе - этапе формирования российской школы экономической мысли как составной части мировой науки в конце XIX - первой трети XX веков. Выделение такого этапа потребовало ответа на ряд вопросов, прежде всего, о существовании национальных экономических школ, об их органичной связи с историей и культурой страны, с особенностями ее цивилизационного устройства. В свою очередь, ему должен предшествовать ответ на другой, более общий вопрос - о национальном характере большинства экономических школ.

Постановка проблемы Одним из первых, кто обозначил проблему национальной принадлежности экономических школ, был редактор «Отечественных записок» Г.З. Елисеев. В 1872 г. в статье «Плутократия и ее основы» он писал: «...Изучая различные политико* Статья, опубликованная в ж. «Вопросы экономики». № 2.

93 экономические учения, вообще не должно забывать, что человеку трудно отрешиться от той формы общества, в которой он живет, в которой родился и воспитался: как бы он ни старался сделаться космополитом, те общественные отношения, которые сложились на его родине, основа общественного миросозерцания, дух, которым проникнут общественный строй, всегда останутся для него более или менее родными. Француз будет рассматривать общественные отношения под своим углом зрения, немец - под своим, точно так же англичанин и т.д. Оттого на всех теориях политико-экономических и вообще социальных лежит всегда национальная печать. Но нигде на экономических учениях печать национальности не обозначалась так резко и выпукло, как в Англии»1.

Г.З. Елисеев был связан с Н.Г. Чернышевским и Н.А. Добролюбовым по «Современнику», с Н.А. Некрасовым и М.Е. Салтыковым-Щедриным - по «Отечественным запискам». К его мнению о практических путях, на которые вступила Россия, по свидетельству современников, прислушивались все слои общества. Елисеев свои статьи и внутренние обозрения не подписывал или в редких случаях выступал под весьма своеобразным псевдонимом, «менее всего ценя известность и более всего идею, совершенно безыменное служение ей».

Первым открыто заявил о необходимости формирования экономической мысли, основанной на индивидуальных особенностях «русского грунта», С.Ю. Витте. В книге «Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов» он писал: «До тех пор, покуда русская жизнь не выработает своей национальной экономии, основанной на индивидуальных особенностях русского грунта, до тех пор мы будем находиться в процессе шатания между различными модными учениями, увлекаясь поочередно то одним, то другим; до тех пор мы будем слышать из одних и тех же уст и читать на столбцах одних и тех же органов логически несовместимые экономические суждения и проекты...

и понятно, что до тех пор мы не будем жить правильною эконо Елисеев Г.З. Плутократия и ее основы. - Отечественные записки.

1872. № 2. Цит. по: Народническая экономическая литература. М.

1958. С. 140.

мической жизнью, а будем идти на буксире заграничных веяний и всяких спекуляций насчет народного благосостояния»2.

Вопрос о национальной принадлежности экономических школ остается дискуссионным и сегодня. Однако современный взгляд на характер этих школ основан на их базовой природе, отражающей место страны (или группы стран) в мировом хозяйстве и ее специфические интересы.

Еще одним принципиально важным вопросом является концепция социальных альтернатив. Без его решения многое остается непонятным как в прошлом, так, что не менее актуально, и в будущем.

В современной литературе в качестве главенствующих подходов можно выделить следующие:

- страна более развитая показывает менее развитым их завтрашний день, поскольку для общества характерны линейное развитие и безальтернативный переход от низших фаз к высшим;

- побеждает тот, кто успешнее развивает производительные силы и обеспечивает более высокую рентабельность;

- все остальное, что мешает такому прогрессу, должно отмереть.

Однако все это уже давным-давно известно под названием «экономический детерминизм» К. Маркса. Сегодня же данная идея воспроизводится под громким лозунгом глобального торжества всеобщей вестернизации! И дело не в споре о том, какая наука лучше – наша или «ихняя»: они другие и неизбежно разные. О науках, как и о поэтах, можно сказать словами В. Маяковского: «больше поэтов - хороших и разных».

Что же надо осуждать Осуждать надо то, что противоречит науке: догматизм и претензии на знание абсолютной истины.

Именно это типично для современного «мейнстрима». Ш. Жид и Ш. Рист в заключении к одному из лучших учебников по «Истории экономических учений», авторы которого получили премию Парижской академии моральных и политических наук, писали: «Для саморазвития наука и преподавание ее более всего Витте С. Принципы железнодорожных тарифов по перевозке грузов. 2-е изд. Киев. 1884. С. 162.

нуждаются в широкой и полной свободе: в свободе пользования методами, в свободе теорий, а также в свободе в области идеалов и систем, ибо последние, внося в область науки чувства, дают иногда драгоценный стимул для научного исследования. Нет ничего более губительного для науки, как догматизм, откуда бы он ни исходил. И, к несчастью, в этом отношении не свободна от критики ни одна школа и ни одна страна»3. Такой вывод относится, естественно, и к исследователям российской школы экономической мысли.

Современные монетаристы, возводящие свои принципы в догмы и претендующие на знание абсолютной истины, достойны сожаления как люди, которые оказались неспособными подняться до высот научного мышления. Их апломб - лишь прикрытие собственной несостоятельности. Они очень напоминают тех, о ком писал А. Гор в своей книге «Земля на чаше весов». На его вопрос о защите окружающей среды один из ведущих специалистов Всемирного банка ответил: «У макроэкономики и окружающей среды нет точек соприкосновения»4.

Претензия на монополизм пагубна для любого учения, в том числе и для марксизма, который надо рассматривать не как библию, где все изначально верно, а как науку с ее открытиями, поисками и заблуждениями. Показателен в этом отношении подход С.Н. Булгакова к тезису К. Маркса о росте концентрации производства в сельском хозяйстве. «Ошибка Маркса, - писал он в книге «Капитализм и земледелие», - да послужит нам предостережением. Она объясняется не тем, что ему не хватало ума - ум он имел гениальный - и не тем, что ему не хватало знаний, - он принадлежит к самым ученым экономистам не только своего, но и всех времен, - она объясняется общими социальнофилософскими воззрениями Маркса, его переоценкой действительных способностей и значения социальной науки, границ социального познания»5.

Жид Ш., Рист Ш. История экономических учений. 2-е изд. М.

Свобода. 1918. С. 378.

Цит. по: Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология.

Под ред. В.Л. Иноземцева. М. Academia. 1999. С.561.

Булгаков С.Н. Капитализм и земледелие. Т. 2. СПб. 1900. С. 457458.

Особенности российской цивилизации Споры об особенностях и традициях российской цивилизации, равно как и о наличии и своеобразии других типов цивилизации, ведутся не десятки, а сотни лет. Уже одно это свидетельствует о сложности и неоднозначности предлагаемых решений и подходов. И вряд ли сегодня кто-нибудь из серьезных ученых попытается дать универсальный ответ на вопрос всемирноисторической сложности. Однако при рассмотрении практических аспектов развития России, формирования ее экономической мысли, а также переживаемых на этом пути трагедий уход от анализа особенностей российской цивилизации недопустим - это значит изменить самой науке.

Цивилизация - понятие сложное и многомерное, поэтому трудно дать ее определение. Какими способностями нужно обладать, чтобы понять и описать ее Не случайно, что первое и достаточно емкое обоснование цивилизации было дано Н.Я. Данилевским в книге «Россия и Европа». И произошло это потому, что надо было ответить на извечный вопрос: кто мы Над этим вопросом мучился А.С. Пушкин, его задавал Н.В. Гоголь: «Нечего греха таить - все мы очень плохо знаем Россию». Его повторил - и мы с жадностью его выслушали - Ю.В. Андропов:

«Мы очень плохо знаем страну, в которой живем и трудимся».

Мы всегда хотим быть на кого-то похожи. А мы - другие, мы - другая цивилизация. Н.Я. Данилевский писал: «Цивилизация есть понятие более обширное, нежели наука, искусство, религия, политическое, гражданское, экономическое и общественное развитие, взятые в отдельности, ибо цивилизация все это в себя заключает»6. Каким-то чувством, - может быть, шестым - мы можем ощутить себя как цивилизацию.

Зарождение российского типа цивилизации относится к периоду Киево-Новгородской Руси. К этому времени уже были заложены основы культуры и письменности, хозяйственного и семейного быта, системы ценностных ориентаций и психического склада личности. Именно тогда сложились принципиально Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М. Книга. 1991. С. 129.

иные, в отличие от Запада, отношения государства и общества.

Государство возникло не как результат установления господства сильного над слабым, а как способ становления и развития живущих на территории народов, их защиты от внешнего врага и наведения порядка в хозяйственной жизни.

Исследования, проведенные за последние полвека в Новгороде под руководством академика В.Л. Янина, показали, что строки «Повести временных лет» полностью подтверждаются данными археологии. Вскоре Рюриковичи утвердились в Киеве, но уже в качестве княжеского рода. Они не только управляли населением этого региона, решали спорные вопросы, но и выполняли функцию защиты славянских и других народностей от постоянных набегов враждебных племен.

И каким бы трагическим ни было дальнейшее развитие страны, вера в силу государства и поиск в нем высшей защиты от зла оставались неизменными. Они питали и научную мысль, и методы осуществления экономической политики. Сегодня для любого человека, более или менее знакомого с историей России, достаточно ясно, что создание и развитие промышленности в стране, обеспечение конкурентоспособности продукции на внешних рынках были бы невозможны без поддержки государства. Незнание этих азов истории не может служить аргументом в споре.

Важной особенностью развития российской экономической мысли стало воздействие на него восточного христианства, или православия. Оно восходит к самым истокам возникновения страны и сопровождает (по своим ценностям, убеждениям, этическим нормам, по характеру культуры) все этапы развития российского государства сначала в европейской его части, а затем и на евразийской территории.

На протяжении всей истории православие хранило и обогащало культуру россиян, сохраняло, причем в периоды самых тяжелых испытаний, целостность народа, поддерживало его стойкость и нравственные начала. Будучи не агрессивным по своей сути, оно помогало использовать достижения других культур, высоко ценило любовь к ближнему и готовность (по чисто этическим принципам) помочь слабому. По понятиям православия, кумир богатства всегда включает представления о духовных благах и нематериальных ценностях. Требования справедливости стояли обычно выше норм закона.

Большое влияние на специфику формирования и развитие российской цивилизации оказали географические условия расселения славянских и других народов, организация их самоуправления и домохозяйств. Именно эти факторы способствовали, причем с самых первых шагов и на протяжении всей истории, созданию общинных, групповых структур управления, коллективных, часто артельных форм организации труда, заложили основы последующего развития кооперации. Через культуру как носителя исторической памяти народа подобная организация входила в систему представлений и ценностей, определяя и выбор строя экономической мысли.

Существенное влияние на формирование экономического мышления ученых России оказало постоянное расширение ее территориальных границ, завершившееся созданием крупнейшего в мире евразийского государства. Осмысление происходящих процессов, новый взгляд на мир и его развитие - органичные черты складывавшейся научной школы.

Наконец, одной из главных особенностей формирования российской школы экономической мысли было изучение эволюции крестьянского хозяйства и отношения к земле в связи с определением будущего развития страны.

По оценке И.И. Иванюкова, изложенной им в книге «Политическая экономия как учение о процессе развития экономических явлений», «состояние экономической науки в России как в количественном, так и в качественном отношении резко распадается на два периода: период до и после освобождения крестьян. До шестидесятых годов число экономических сочинений не превышает десятка... Со времени освобождения крестьян экономические вопросы составляют едва ли не самый большой предмет внимания нашей литературы». Следовательно, отличительная черта появившейся экономической литературы - особый интерес к судьбе крестьянства. «Поэтому, - продолжает Иванюков, - благосостояние крестьян у нас есть благосостояние всех клас сов общества и цветущего положения государственных финансов»7.

К этому времени обнаружились и те «язвы пролетариатства», о которых остро писали их свидетели, что вызвало резкий подъем революционно-социалистических движений, позволивший остановить безжалостное наступление капитала и перенести его давление за пределы Европы. Происходившие процессы явились мощным импульсом поиска альтернативы для определения будущего России.

Сегодня в России уровень интеллектуальной проработки аграрных проблем, пожалуй, на два порядка ниже, чем сто лет назад. Вся их сложность сведена к чисто митинговому спору «за» или «против» частной собственности на землю.

Отличительные черты российской школы экономической мысли Осознание особенностей российской цивилизации подводит к выделению отличительных черт российской школы экономической мысли и необходимости их объяснения. Поскольку раньше такая задача не ставилась, то вопрос об их выделении можно рассматривать именно в порядке постановки.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.