WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |

Как журналистам реализовывать свое право на получение информации и освещение острых и злободневных тем, и «не подставиться», не дать пово да для уголовного или административного преследования, избежать исполь зования гражданско правовых форм защиты прав граждан для сведения сче тов с неугодными журналистами, «в печенках сидящими» у местных властей, не допустить преследования их за инакомыслие и критику Безусловно, за словесный экстремизм ответственны не только журналисты или редакция СМИ, которые транслируют неосторожные высказывания полити ков и чиновников. Сложным остается и вопрос о том, являются ли СМИ зеркалом, отражающим ксенофобные настроения общества, или же инструментом для фор мирования таких установок. Неточная или акцентированная трансформация СМИ официальной криминальной статистики в криминальной хронике может созда вать устойчивый стереотипный образ «преступника» – инородца. Так, например, официальное заявление руководителей столичной милиции о том, что «45% преступлений в Москве совершают приезжие, причем в основном из области и близлежащих регионов» через несколько дней в пересказе отдельных СМИ пре вратилось в информацию о том, что «45% преступлений совершают нелегаль ные мигранты», а затем в «50, и даже 61% "преступлений инородцев"».

Если в криминальной хронике изо дня в день говорить и писать, что «в деле прослеживается чеченский след», то мысль о потенциальной крими нальности «чеченского народа» может прочно закрепиться в сознании слу шателя или читателя.

К счастью, тема «языка агрессии, ненависти и вражды» все активнее обсуждается не только экспертами, но и самими журналистами, которые все отчетливее начинают осознавать свою ответственность за написанное и про изнесенное слово. В одной из телепередач журналистка Ольга Романова со вершенно правильно отметила: «Сегодня произнесешь слово "теракт", как завтра начнется война против чеченцев, а на самом деле это была локальная криминальная разборка. И эти покалеченные люди будут на твоей совести».

Так можно ли дать правоохранительным органам надежный, научно обо снованный и проверенный «детектор» экстремистской заразы, поражающей такую тонкую саму по себе сферу общественных отношений как языковое об щение людей, где каждое слово может стать как оружием массового пораже ния, так и инструментом вынужденной защиты от словесной агрессии, способ ным поставить на место зарвавшихся демагогов и критиканов от политики Не на все вопросы, к сожалению, сегодня есть ответы. Но кое что начи нает меняться.

В последнее время произошла активизация правоохранительных органов в борьбе с экстремизмом, включая и борьбу с экстремистскими материалами СМИ.

Федеральное агентство Росохранкультура весной 2005 г. вынесло несколько пре дупреждений различным СМИ за распространение ксенофобных материалов.

. На фоне демократизации и реформирования законодательства для при влечения виновных к ответственности при усилении противодействия со стороны «псевдопатриотов» требуется процессуально грамотное закрепле ния доказательств и расширение доказательственной базы. Это, в свою оче редь, вынудило правоприменителя обратиться за помощью к специалистам разного профиля – политологам, социологам, психологам и лингвистам. При этом крайне важно, что Генеральная прокуратура РФ вопросам противодей ствия криминальной ксенофобии средствами правового реагирования при дает сегодня особое значение16.

Но может ли современная наука дать практике новые – более действен ные средства и методы анализа, выявления, диагностики не только явно вы раженного махрового словесного экстремизма, но и того, кто прикрывается красивыми одеждами словесной эквилибристики Ведь возможности и бо гатство русского языка неисчерпаемы для усиления эффективности неявно го действия аргументативных цепочек, искусно отвлекающих массы от соб ственных проблем.

Какие же нужны специальные знания и кого можно привлекать в каче стве профессиональных экспертов в такой сложной области человеческих отношений, опосредованных языком и речью И всегда ли нужна экспертиза по таким делам Так, например, 04 февраля 2005 г. следователь Ж ой районной прокура туры г. Красноярска вынес постановление об отказе в возбуждении уго ловного дела по ст. 282 УК РФ по факту публикации в «Красноярской газе те» статей антисемитского характера. Следователь, не назначая экспер тизы, предпочел согласиться с объяснениями авторов статей, что они не собирались разжигать национальную вражду, а выражали свое личное от ношение к евреям и сионизму, который был признан ООН одной из форм ра сизма, а слово «жид» «использовалось классиками русской, литературы… и является польским произношением слова «иудей».

По другому делу, Тихвинский городской суд Ленинградской области, рас смотрев в открытом судебном заседании по представлению Тихвинского городского прокурора гражданское дело об установлении наличия призна ков экстремистской деятельности в информационных материалах, изъя тых у Волкова В. А., согласился с выводами экспертизы и признал часть изъятых у Волкова В.В. материалов экстремистскими.

См. Приказ Генерального прокурора РФ «Об усилении прокурорского надзора за исполнением законодательства, направленного на противодействие проявлениям фашизма и иных форм экстремизма» № 25 от 29 апреля 2002 г.

Согласно заключению экспертизы, пропаганда и демонстрирование за конодательно запрещенной нацистской атрибутики или символики либо ат рибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символи кой до степени смешения, в вещественных доказательствах не обнаружены.

В исследованных печатных материалах используется символика как оформи тельский элемент, в том числе свастика в шпигеле газеты, вызывающая ас социации с нацистской символикой; в публикациях есть унизительные харак теристики конкретных лиц, которые авторы относят евреям; отдельные тексты формируют негативный этнический образ чеченцев, евреев, пред ставителей других национальностей, унижают национальное достоинство, что дает основание признать эти материалы экстремистскими.

Кинофильм «Вечный жид», согласно заключению экспертов, можно от нести к экстремистским материалам, поскольку он обосновывает и оправ дывает национальное превосходство арийцев над еврейской нацией, а так же практику насильственного сосредоточения евреев в специальных мес тах изоляции – гетто, которые, как известно, были связаны с проведением массовых репрессий и физическим уничтожением их обитателей. Другие фильмы к таким материалам отнесены быть не могут, поскольку не содер жат прямых призывов или аргументации в пользу превосходства одной на ции над другой, массовых репрессий и др.

Оценивая исследованные доказательства в совокупности, суд устано вил наличие признаков экстремистской деятельности в газете «Для русских людей», в видеокассете с записью фильма «Вечный жид», отнеся их к экстре мистским материалам по признакам возбуждения национальной и религиоз ной розни, пропаганды превосходства одних и неполноценности других граж дан в зависимости от их национальной и религиозной принадлежности.

Из приведенных примеров со всей очевидностью вытекает, что для пра вильной квалификации противоправных деяний, связанных с возбуждени ем ненависти и вражды, нельзя опираться на мнение только «наивных» но сителей языка, в качестве которых иногда выступают сами следователи и дознаватели, а требуется привлечение профессиональных специальных зна ний в той области науки, которая занимается языком и речью. Отсутствие в уголовных делах, возбуждаемых по ст.ст. 280, 282 УК РФ, заключений судеб ных экспертов должно, по нашему мнению, рассматриваться как основание для вывода о том, что доказательства, собранные по делу, являются недоста точными для его разрешения по существу. А это означает, что пришла пора, когда нужно, чтобы материалы массовой коммуникации, вовлекаемые в по добные конфликты, обязательно подвергались судебной экспертизе.

Для этого следователь, прокурор, суд должен четко представлять, какую экспертизу назначать, какие вопросы ставить на ее разрешение. Ясно, что. при производстве судебной экспертизы должны решаться вопросы, относя щиеся к сугубо специальным знаниям. Судебный эксперт не вправе подме нять органы дознания, следствия, суд и определять наличие или отсутствие призывов к осуществлению факта экстремистской деятельности или факта возбуждения вражды или ненависти по национальному или иному социаль ному признаку, а также обстоятельства, требующие правовой оценки и юри дической квалификации.

Представляется, что при подозрении о наличии в высказывании объек тивных признаков словесного экстремизма (призывов или направленности на возбуждение ненависти и вражды по признакам социальной принадлеж ности) необходимо обязательно привлекать профессиональные специаль ные знания судебного эксперта лингвиста, что поможет избежать произволь ного и нередко ошибочного толкования правоприменителем ксенофобных высказываний в средствах массовой коммуникации17.

Если проблемы профессиональной этики журналистов, вопросы соот ношения социального согласия и правого экстремизма как его антипода, пси холого правовые характеристики состава ст.ст. 280, 282 УК РФ, правовые и психологические основания ответственности за преступления такого рода в той или иной мере нашли свое отражение в научной литературе18, то о роли специальных лингвистических знаний в установлении фактов, имеющих зна чение судебных доказательств по делам, в которых усматриваются проявле ния словесного экстремизма, литература крайне разрозненна, неполна, ме тодологически и методически противоречива.

На практике лингвистические знания по делам, связанным со словес ным экстремизмом, нередко используются как вторичные, часто в качестве некоего дополнения к психологическим и социальным, политическим и юри дическим. Не оспаривая и не умаляя значимости других отраслей науки в таком сложном и тонком вопросе как межнациональные, межконфессиональ ные, межсоциальные отношения, здесь мне представляется важным рассмот реть данную проблему именно с позиции лингвистической экспертизы, ба зирующейся на ФИЛОЛОГИИ – той науке, которая изучает «СЛОВО». Ведь спе циальные знания именно филологической науки, лингвистики могут дать воз можность не только для первичной диагностики текста на предмет наличия в нем речевых деликтов, но и для их интерпретации, равно как и для установ ления авторства анонимных текстов экстремистской направленности.

Методические рекомендации./ Институт проблем укрепления законности и право порядка Генеральной прокуратуры Российской Федерации. № 27 19 19 от 29 июня 1999, – М., 1999.

Ратинов А.Р., Кроз М.В., Ратинова Н.А. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого правовая характеристика. /Под ред. А.Р. Ратинова. – М.: Юр литинформ, 2005.

Именно судебная лингвистическая экспертиза как род экспертной дея тельности, по нашему мнению, призвана устанавливать все необходимые об стоятельства и факты, которые имеют значение доказательств для правовой квалификации тех или иных высказываний (текстовых материалов) в каче стве экстремистских материалов.

При этом нельзя не отметить и еще один момент. При значительной по требности правоохранительных органов в привлечении специальных филоло гических (лингвистических) знаний (как в отдельности, так и в составе комп лексных экспертных исследований), анализ экспертной практики показывает отсутствие единых методологических положений, дающих возможность про верить обоснованность и достоверность сделанных различными экспертами выводов на базе «общепринятых научных и практических данных» (так, как этого требует ст. 8 «Объективность, всесторонность и полнота исследований» Федерального закона «О государственной судебно экспертной деятельности в Российской Федерации»19 ). При том, что ст. 11 этого же закона диктует, что государственные судебно экспертные учреждения одного и того же профиля осуществляют деятельность по организации и производству судебной экспер тизы на основе единого научно методического подхода к экспертной прак тике, профессиональной подготовке и специализации экспертов.

Конечно, тому есть объективные причины, так как сегодня мы присутству ем на завершающей стадии становления судебной лингвистической эксперти зы, которая за последние годы оформилась как самостоятельный род судебных экспертиз, относящийся к классу судебно речеведческих экспертиз20. Из раз ряда явлений эпизодических лингвистическая экспертиза перешла в разряд экспертиз, которые если не де юре, но де факто становятся чрезвычайно необ ходимыми по таким категориям дел, где без привлечения специальных лингви стических познаний невозможно или затруднительно установить состав пре ступления, совершаемого посредством устной или письменной речи.

Пока основная масса судебно лингвистических экспертиз по делам, свя занным со словесным экстремизмом, выполняется лицами, не имеющими су дебно экспертной подготовки (журналистами, филологами, преподавателя ми вузов). При этом качество экспертных заключений бывает весьма низ ким, они нередко изобилуют ошибками и неточностями. Зачастую суды во Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73 ФЗ (в редакции Федерального закона от 30 декабря 2001 г. № 196 ФЗ).

Галяшина Е.И. Основы судебного речеведения / Под ред. М.В. Горбаневского. – М.:

СТЭНСИ, 2003. с. 22 39; Галяшина Е.И. Понятийные основы судебной лингвистической экспертизы // Теория и практика лингвистического анализа текстов СМИ в судебных экспертизах и информационных спорах. Материалы научно практического семинара.

Ч. 2. – М.: Галерия, 2003, с. 48–64; Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. – М.: НОРМА, 2005, с. 371–393.

. обще отказываются рассматривать эти заключения как доказательства. Уче ные языковеды (как правило, это преподаватели вузов, не являющиеся со трудниками государственных судебно экспертных учреждений, но назначен ные по конкретному делу судебными экспертами) не всегда четко представ ляют круг своих экспертных обязанностей и ответственность за сформули рованные выводы, иногда не видят судебной перспективы сделанных ими умозаключений и суждений. Нередко смешиваются задачи теоретических, поисковых научных изысканий и практической экспертной деятельности по установлению фактов, имеющих значение судебных доказательств. В их зак лючениях часто фигурируют непроверенные версии, домыслы, гипотезы и догадки, субъективные мнения, которые могут быть приемлемы для научной дискуссии, но не годятся в качестве выводов экспертизы.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.