WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |

Таким образом, в ходе лингвистического исследования проводился семантичес кий анализ текста интервью М. Яндарбиевой «Малика Яндарбиева: «Если эмир решит помиловать, ему это виднее» с целью определения смысла и значения семантических единиц, содержащих упоминание явлений, относящихся к экстремисткой деятельности;

– лексико семантический анализ с целью установления лексических значений слов и сочетаний, сопряженных с обозначением словами русского языка явлений эк стремизма и его разновидностей;

– проводился семантико стилистический и лингвостилистический анализ с целью установления в тексте наличия оценочных высказываний, содержащих лексемы русского языка, относящиеся к наименованию явлений экстремизма и его разновидностей и опре деления модальности и знака содержащихся в них оценок (позитивной или негативной).

Общая характеристика текста интервью Интервью помещено в рубрике «Зарубежье», занимает всю газетную полосу, состоит из трех структурно выделенных частей, снабженных подзаголовками («Я пре дупреждала «Намедни»; «Звонок в «Норд Ост»; «Трудный вопрос»), двух врезок с кратким предваряющим пояснением текста статьи, снабжено комментариями «Экск люзивное интервью из Катара», «только в АИФ», иллюстрировано фотоизображени ем с подписью «Один из осужденных россиян этапируется из здания суда в Дохе», имеет подпись «Георгий Зотов, Доха Москва».

Текст «интервью М. Яндарбиевой «Малика Яндарбиева: «Если эмир решит по миловать, ему это виднее» относится к публицистическому стилю и выполнен на русском языке. Этот стиль представлен, прежде всего, в газетах и журналах, адресо ванных массовому читателю. В них размещаются не только статьи, интервью, репор тажи, но и речи, обращения общественно политических деятелей.

В публицистическом стиле соединены две важнейшие функции: информационная и воздействующая. Публицистика призвана активно вмешиваться в происходящее, со здавать общественное мнение, убеждать, агитировать, что определяет такие важнейшие стилеобразующие черты публицистического стиля, как оценочность, эмоциональность.

Функция сообщения (информирования) обусловливает применение как ней тральной (общестилевой), так и функциональной лексики.

Произведения публицистического характера адресованы широкому кругу чита телей, главный критерий отбора для них лексики и других речевых средств – обще доступность. Кроме того, информационная функция публицистического стиля обус ловливает его стилеобразующие черты: точность, логичность, официальность, стан дартизированность.

Функция воздействия, важнейшая для газетно публицистического обусловли вает острую потребность публицистики в оценочных средствах выражения. И публи цистика берет из языка практически все средства, которые обладают свойством оце ночности. Воздействующая функция публицистики ярко проявляется в синтаксисе.

Из разнообразных синтаксических средств она отбирает конструкции, имеющие зна чительный потенциал воздействия. Читатель, пробегая глазами публикацию, может легко уловить ее главный смысл, если она преподносится в простых, знакомых выра жениях. Таким образом, сочетание экспрессии и стандарта – важнейшая черта газет но публицистического стиля. В прессе информация представляет собой совокупность языковых высказываний, облеченных в текстовую форму, о событиях в стране и мире, об отношении отправителя информации к этим событиям.

Процесс информирования предполагает участие в нем отправителя (субъек та) информации и получателя (адресата) информации. Отправителем информации, как правило, является говорящий или пишущий, а получателем – читатели, зрите ли, слушатели. Поскольку информирование в прессе осуществляется в отношении масс (массовая информация), то оно носит общественный характер. Говорящий или пишущий имеет коммуникативное намерение, под которым понимается цель, ком муникативная установка отправителя сообщения добиться посредством передачи ин формации определенной реакции получателя сообщения.

Интервью – полифункциональный жанр. К интервью могут относиться тексты ново стной журналистики, то есть диалогическая форма представления только что совершив шегося или текущего события. Это могут быть аналитические тексты, представляющие ди алогическое обсуждение проблемы. Интервью в прессе – это письменный текст, переда ющий устный диалог и сохраняющий некоторые признаки спонтанной устной речи81.

Как видно из содержания анализируемого текста интервью Яндарбиевой, его поводом послужило событие, описанное во врезке – стремление российских властей добиться возвращения двух россиян, осужденных в Катаре за взрыв машины З. Ян дарбиева. Поскольку, по законам Катара, для помилования требуется согласие род ственников «пострадавшей стороны», сквозной темой интервью является отношение вдовы погибшего, М.Яндарбиевой, к возможности помилования осужденных росси ян. В ходе интервью М. Яндарбиева выражает собственное отношение, дает свою оценку событиям, так или иначе связанным с гибелью ее мужа и его деятельностью.

Предваряя интервью, журналист подчеркивает, что в тексте представлены две раз ные позиции, при этом мнение М.Яндарбиевой «о помиловании россиян вовсе не так позитивно, как нам хотелось бы». Задавая вопросы М.Яндарбиевой, журналист стре мится занять объективную позицию, и призывает читателей самим сделать вывод («В общем, ситуация непростая. Однако наш читатель сможет сделать свои выводы»). Одна Культура русской речи. Энциклопедический словарь справочник. – М.: «Флинта», «Наука», 2003, с.216.

. ко информация, которую он получает и представляет на суд читателей не может быть абсолютно объективной. Читатель всегда получает интерпретацию информации, как бы ни подчеркивался ее объективный характер. Оценочность – основной стилеобразую щий фактор публицистических материалов (Солганик Г.Я. Выразительные ресурсы пуб лицистики // Поэтика публицистики. МГУ, 1990. С. 16.). Она начинает выполнять свою функцию уже на начальной стадии создания текста. Оценочность проявляется в отборе и классификации фактов и явлений действительности, в их описании под определен ным углом зрения, в специфических лингвистических средствах. Именно таким образом преобразованную информацию и потребляет читатель. Причем оценка (положительная или отрицательная) задана, она заложена в сообщение, но ее присутствие в тексте мо жет быть неявным, она не навязывается, а исподволь внушается адресату. Адресат вслед за автором воспринимает заданную оценку на суггестивном, эмоциональном уровне, хотя ему кажется, что он самостоятельно пришел к данному оценочному выводу.

Идеологическая установка журналиста (и шире – печатного органа) влияет на структурирование предложенной автором картины мира, на способ отбора и созда ния речевых средств для выражения мировоззренческой позиции автора. Член кор респондент РАН Ю.Н.Караулов определяет мировоззрение как «результат соедине ния когнитивного уровня с прагматическим, результат взаимодействия системы цен ностей личности, или «картины мира», с ее жизненными целями, поведенческими мотивами и установками, проявляющийся, в частности, в порождаемых ею текстах» (Язык и личность / ред. Д. Н. Шмелев. М., 1989. С. 6).

Существуют различные лингвистические способы создания оценки, с которыми мы постоянно сталкиваемся в любом политическом материале любого печатного орга на, независимо от его идеологической ориентации (разница будет только в знаке оцен ки: позитивной или негативной). Наиболее незаметным для адресата оценочным спо собом является внедрение фактологической информации в концептуальную. Умелый подбор фактов, акцентирование только одной стороны явления (нужной автору) и затушевывание другой, а иногда и умолчание помогают рисовать образ события в чер ных либо в розовых тонах. Оценка может быть имплицитной, т.е. заложенной в сему слова, и эксплицитной, присущей не конкретному слову, а его употреблению. Импли цитные оценки в публицистике – это прежде всего оценочные метафоры, которые призваны организовать общественное мнение, создать у адресата нужный адресанту яркий, зримый образ, также суггестивно влияющий на восприятие информации под заданным утлом зрения. Именно оценочная метафора часто становится тем обобща ющим, ключевым словом, которое ложится в основу номинации и окрашивает окру жающий его контекст, осуществляя деление на основе семантической оппозиции «свое» / «чужое» (где «чужое» всегда со знаком «минус»). В трансформированной подобным образом номинации оценка закладывается не в сему метафоры (такую метафору трудно скомпрометировать), а в окружающий ее контекст.

В исследуемом тексте имеются реплики М. Яндарбиевой, в которых она выска зывает свое явно негативное отношение к России:

«Я довольна этим приговором. Катарские спецслужбы раскрыли сложную во енную операцию, убийц нашли и наказали. Весь мир увидел, что представляет со бой Россия. Взорвали невинного человека, отца семейства, который никому ниче го не сделал. А смертной казни для этих людей я не хотела, Зелимхана все равно не вернешь».

Говоря о том, что «Взорвали невинного человека, отца семейства, который ни кому ничего не сделал», Яндарбиева задает тон положительно оценочного восприя тия образа бывшего чеченского лидера – Зелимхана Яндарбиева, которому противо поставлен негативный обобщенный образ России, виновной, по утверждению Яндар биевой, в гибели ее мужа и других людей, не дающей говорить людям правду («что же касается Дагестана, то, по моему, это была специальная провокация, чтобы Чечню заново оккупировать, нас попросту Россия подставила»; «Каждый журналист в России, который старается сказать правду, начиная с Листьева, Холодова, ста новится жертвой»).

Таким образом, ключевые слова «вина России» несут в себе мощный оценоч ный заряд, именно они организует текст для выражения положительной или отри цательной оценки того или иного события, о котором спрашивает журналист у М.Ян дарбиевой.

Как известно, удачно найденное ключевое слово так же способно ориентиро вать общественное мнение, как, по выражению М.В.Ляпон, «блуждание вокруг дено тата» (Ляпон М.В. Оценочная ситуация и словесное самомоделирование // Язык и личность. М., 1989. С. 24 33), характерное для эвфемизмов, способно его дезориен тировать. Заметим, что тема манипулирования общественным сознанием с помощью эвфемистических перифразов в последнее время находится под пристальным вни манием ученых (Бессарабова Н. Д. Слова прикрытия в современных СМИ // Журна листика и культура русской речи. Вып.1. М., МГУ 1996. С. 57–69).

В репликах Яндарбиевой наблюдается отчетливое противопоставление двух обобщенных групп: «мы» и «вы». Группа «мы» положительно оценивается Яндарби евой, группа «вы» – отрицательно. К группе «мы» М.Яндарбиева причисляет себя, ее погибшего мужа, Басаева и Масхадова как представителей чеченского народа, кото рые ведут борьбу против российских оккупантов и не являются, по утверждению Ян дарбиевой, террористами. К группе «вы» Яндарбиева относит обобщенный образ России, который оценивается негативно.

Как известно, смысл связного текста не является механической суммой букваль ного смысла отдельных высказываний. У текста есть своя структура и грамматика.

Особенно существенно то, что называется анафорическими связями, то есть прони зывающими текст отсылками к предупомянутому. В анализируемом тексте есть такие связи: «Я бы так не сказала, что ему выгодно с одной ногой бегать по лесам. Он мог бы на курорте отдыхать, не стал же. Он настоящий мужчина, я террористом его не считаю».

Данный прием – анафорические связи – повышает убедительность содержания текста статьи, усиливает категоричность и придает ему завершенность.

Яндарбиева положительно оценивает своего мужа как «невинного человека, отца семейства, который никому ничего не сделал», «которого незаслуженно, исключи тельно по требованию России, в которой война « многим политикам и военным» вы годна, был объявлен международным террористом».

«Лучше уж правда бы обманули, что выводят войска, чтобы люди остались живы, но многим политикам и военным в России эта война выгодна.

– Есть и чеченцы, которым она выгодна. Басаев, например.

– Я бы так не сказала, что ему выгодно с одной ногой бегать по лесам. Он мог бы на курорте отдыхать, не стал же. Он настоящий мужчина, я террористом его не считаю.

. – А я считаю.

– Это ваше дело. Вы мое мнение спросили, я вам честно сказала».

Оценивая Масхадова как президента, М. Яндарбиева, не выражая прямо свое отношение к нему («Я не буду говорить, слабый он, не слабый… Главное, что он тоже сейчас в Чечне находится, а не сбежал. Что же касается Дагестана, то, по моему, это была специальная провокация, чтобы Чечню заново оккупировать, нас попрос ту Россия подставила»), тем не менее, имплицитно дает ему такую же положитель ную оценку, как и Басаеву, на что указывает местоимение «тоже».

В репликах Яндарбиевой М. имеются прямые утверждения, в которых она на словах осуждает захват заложников: «Я это понимаю и поэтому осуждаю такие дей ствия. … И я тоже против того, чтобы захватывать!» Однако эти высказывания поме щены в контекст обсуждения событий на Дубровке и сопровождаются высказывани ями, начинающимися с противительного союза «но»: «Я это понимаю и поэтому осуж даю такие действия. Но нас же никто не слышит!»; « И я тоже против того, чтобы захватывать! Но, например, в Америке свобода слова хотя бы есть…».

Контекст – мощный механизм формирования нужной оценки даже у нейтральной номинации. Оценка закладывается не в сему номинации, а эксплицируется в ее словесном окружении. В контексте реплик Яндарбиевой, в которых международные террористы Ба саев, Масхадов и Яндарбиев выглядят невинными жертвами (О Масхадове – «Я не буду говорить, слабый он, не слабый… Главное, что он тоже сейчас в Чечне находится, а не сбежал»; о Басаеве – «Я бы так не сказала, что ему выгодно с одной ногой бегать по лесам. Он мог бы на курорте отдыхать, не стал же. Он настоящий мужчина, я террори стом его не считаю»; о З.Яндарбиеве – « Как я могу осудить Басаева, когда по требова нию России и ООН, и НАТО объявили моего мужа международным террористом. А за что Вы скажете, он тоже воевал в Дагестане или взрывал кого»), а Россия, напротив, пред стает как агрессор, оккупант («Что же касается Дагестана, то, по моему, это была спе циальная провокация, чтобы Чечню заново оккупировать, нас попросту Россия подста вила»), реплики Яндарбиевой о теракте на Дубровке воспринимаются как обоснование (указание на доводы, причины, мотивы действий) террористических действий:

«Лучше уж правда бы обманули, что выводят войска, чтобы люди остались живы, но многим политикам и военным в России эта война выгодна.

– Есть и чеченцы, которым она выгодна. Басаев, например.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.