WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

В третьем параграфе «Субъекты и объекты государственной власти с точки зрения ученых «эмигрантского» либерализма» основное внимание уделяется действующим лицам власти, что порождает ее субъектно-объектный характер и каузальность взаимоотношений, выражающихся в процессах господства и подчинения, необходимых для любого свободного союза людей, что поддерживает силы единения общества и оберегает его от анархии.

При этом эмигранты полагали, что объект подчиняется субъекту не как низшее начало высшему, а на основе нравственного взаимодействия. В результате этого объект признает естественную необходимость высшей власти. В то же время объект не должен чувствовать ущемленности своего положения. Он является таким же полноправным участником властеотношений, что и субъект. Таким образом, ни субъект, ни объект государственной власти не являются пассивными. Их отношения строятся на взаимном доверии, долженствовании и творческом служении друг другу.

Представители русского либерализма анализировали как индивидуальных, так и коллективных участников властеотношений:

правитель, интеллигенция, народ и гражданин.

Что касается главы государства, то мыслители наделяли его высокой степенью ответственности за свои решения и обязательствами перед населением. Правитель государства должен обладать качествами вождя, чтобы вести свою «дружину», массы к общественному единению.

Обладая необходимым творческим потенциалом, правитель представляет собой воплощение государственности.

Наряду с правителем, исследовалась роль интеллигенции во властном процессе. Примечательно, что выделение подобного участника на протяжении долгого времени было специфической особенностью отечественной политической науки. Издавна имевшая серьезное влияние в государственной жизни России, интеллигенция брала на себя роль «третьей» силы для гармонизации отношений между власть имущими и населением. Однако интеллигенция была внутренне противоречивой, что привело к ее неспособности в начале ХХ века к творческому служению. В результате этого, она была исключена из властных отношений как реальная сила, способная влиять на властное строительство.

Немаловажным стал и анализ народа как участника властеотношений. Безусловно, что по большей части народ рассматривается как объект власти. При этом отмечалось, что субъектам необходимо заручиться доверием народа, приспособиться, по словам П. Н.

Милюкова, «к действительному уровню массы»26, которая должна быть умеренной, дабы не нарушать основы государства, права и свободы. В результате этого народ начинает воздействовать на субъект власти, и таким образом сам приобретает качества субъекта. Это происходит посредством той поддержки, которую оказывает население кандидатам на властвующие должности во время выборов.

Существенным для исследования является и то, что в рамках воззрений мыслителей русской эмиграции можно говорить о таком акторе власти как нация, на которую возлагались большие надежды в воссоздании России. С позиции либералов, реанимация российского государства возможна только благодаря подвигу и порыву общего национального объединения, только духу связанности высших начал и святынь, осознании ответственности перед целым.

Как актор государственной власти гражданин–это еще одно немаловажное звено исследования в либерализме. Апеллируя к политическим правам и свободам гражданина, представители эмиграции возвели его в абсолют. Все властные отношения пронизаны волей гражданина. По мнению мыслителей, несмотря на исследование как коллективных, так и индивидуальных акторов власти, первостепенное значение приобретал индивид, личность, а всякое социальное целое, будь Милюков П. Н. История второй русской революции: Воспоминания, мемуары. – Мн., 2002. – С. 13.

то группа или бюрократическая организация, не имело, по словам С. Л.

Франка, «никакой абсолютной самодовлеющей ценности»27, поскольку должно было служить на благо отдельной личности. Весь смысл либерального анализа природы и сущности государственной власти концентрируется исключительно на понятии личности, ее правах и свободах.

Во второй главе «Процесс реализации русской государственной власти в воззрениях либеральных мыслителей послеоктябрьского зарубежья» исследуются механизмы передачи власти и возможные методы властвования с позиции либеральной идеологии русского зарубежья.

В первом параграфе «Русские либералы–эмигранты о механизмах передачи государственной власти» анализируются те способы, при помощи которых могут быть переданы высшие властные полномочия.

В эмиграции либералами рассматривались такие механизмы, как выборы, наследование и назначение. В то же время в поле анализа попадал процесс насильственного свержения прежних институтов государственной власти. Однако механизм насилия допускался только в целях свержения советской власти, когда не действовал закон.

Эмигрантами признавалась универсальность процедуры назначения, поскольку для любого государства необходим специальный аппарат управления, значительная часть состава которого формируется по принципу назначения. Однако в большей степени процедура назначения применима для занятия высших исполнительных и судебных должностей государственной власти.

Механизм наследования рассматривался не в смысле передачи властных полномочий, а с точки зрения сохранения преемственности традиций, которые укоренились в сознании народа. По наследству передавались не столько сами властные полномочия, сколько специфические особенности государственной власти: верховенство, принудительность, общеобязательность решений и т. д.

По мнению эмигрантов, выборными органами власти считались глава государства и парламент. Однако русские либералы склонялись к мажоритарной избирательной системе при их формировании. Они полагали, что пропорциональная система выводит на политическую арену многообразные союзы, борющиеся за власть, что может нарушить ее единство. Напротив, мажоритарная система минимизирует партийные противоречия и накладывает определенные обязательства на избранные Франк С. Л. Личная жизнь и социальное строительство // Франк С.

Непрочитанное … / Статьи, письма, воспоминания. – М., 2001. – С. 266.

кандидатуры волей того большинства, которое оказало им доверие в результате выборов.

Следует отметить, что глава государства должен был избираться по системе абсолютного большинства путем прямых всенародных выборов. В свою очередь парламент, как орган единой народной воли, должен был избираться по системе относительного большинства. Однако в трудах мыслителей «эмигрантского» либерализма можно найти исследование проблематики как прямого28, так и косвенного29 избрания представительных структур. С одной стороны, принцип косвенного избрания парламента обеспечивал более тесную связь избранного должностного лица с электоратом, но, с другой стороны, не отражал волю большинства населения и мог привести к партийной фрагментации парламента, к партикуляризму. Следовательно, несмотря на существование двух проектов, большинство мыслителей отдавали свои предпочтения механизму прямого избрания высшего законодательного органа страны.

Провозглашенный в лоне русского либерализма принцип парламентаризма дал основание судить, что правительство формируется парламентом. Однако члены правительства должны были быть свободными от партийной принадлежности с тем, чтобы принимать не партикулярные решения. Либералы полагали, что чем более однородным будет правительство, тем более стабильно будут протекать политические процессы в стране. В то же время либералы не учли тот факт, что однородность правительства все-таки может привести к выражению узкокорпоративных интересов исполнительных структур. В связи с этим невозможно согласовать взгляды эмигрантов применительно к идеям парламентаризма и преодоления партикуляризма в правительстве.

Следует отметить, что ни радикально настроенные, ни умеренные русские либералы в эмиграции не представили глубокого анализа сущности, структуры и механизма формирования судебной власти. Однако с определенной долей достоверности можно судить о том, что в процессе формирования судебной власти превалирующую роль играл принцип назначения, который обеспечивал независимость судей от общественного мнения и влияния других властей30.

См. Милюков П. Н. Воспоминания (1859 – 1917). – М., 1990. – С. 281.

См. Из программно-тактических установок «Крестьянской России» - Трудовой Крестьянской Партии // Политическая история русской эмиграции. 1920 – 1940 гг.:

Документы и материалы. – М., 1999. – С. 555.

См. Сравнительный текст трех платформ: 1) Республиканско-демократического объединения, июль 1924; 2) Республиканско-демократического союза («блока»), октябрь – декабрь 1923 и 3) совещаний в сентябре 1922 г. // Политическая история русской эмиграции. 1920 – 1940 гг.: Документы и материалы. – М., 1999. – С. 539.

Таким образом, анализируя взгляды либеральных мыслителей русского зарубежья можно предположить, что обновленная Россия им виделась со смешанной республиканско-демократической формой правления с четко определенными полномочиями главы государства, законодательной, исполнительной и судебной властей.

Во втором параграфе «Исследование методов властвования в работах ученых либеральной эмиграции» анализируются приемы осуществления властных функций субъектом при реализации собственной воли по отношению к объекту.

При исследовании взглядов мыслителей русского зарубежья удалось выявить такие большие группы методов как революционные и реформистские. Под революционными методами либералами понимались всевозможные призывы к общественности с целью организации митингов, демонстраций. Причем они начинают приобретать революционный характер, когда невозможно посредством реформирования достичь либеральных идеалов «лояльности» (законопослушания) и порядка в стране.

В то же время эмигранты допускали применение революционных методов только в том случае, если они не нарушали исконные социальные связи, пронизывающие единство общества. Революция была допустима в тех условиях, когда в стране не действовал закон, который необходимо было реанимировать любыми способами. А также, когда наблюдался структурный кризис самих институтов государственной власти и падение ее авторитета в глазах народа. Русские либералы допускали революционные методы властвования только в том случае, если они не подрывали основ конституционализма. Тем самым они ратовали за особый тип революции–конституционной революции, которая бы не нарушала преемственность традиций и ценность самой личности.

Эмигранты полагали, что должны быть найдены такие методы властвования, которые помогут возродить народное правосознание. Для достижения этой цели русские радикально настроенные либералы не гнушались использовать самые разнообразные революционные методы.

Симптоматично, что в использовании радикальных методов они не уступали большевикам. Примером тому являются воззрения П. Б. Струве, симпатизировавшего методам итальянского фашизма. В то же время он писал о том, что применять данные методы можно было лишь в том случае, если фашизм «духовно порывает с социализмом и коммунизмом» Правые и правоцентристские движения // Политическая история русской эмиграции. 1920 – 1940 гг.: Документы и материалы. – М., 1999. – С. 71.

и не подрывает единство русского народа, столкнувшегося с великой бедой коммунизма.

Мыслителями русского зарубежья признавался тот факт, что революционными методами предпочитают пользоваться народные массы, недовольные той системой власти, которая сложилась в стране.

Следовательно, они более, чем все остальные политические акторы, склоняются к деспотизму и признают быстрые и кардинальные изменения политического строя. Это происходит из-за неравенства возможностей и положения различных социальных групп, недостаточного развития духовного потенциала данной властвующей силы, которая в своей основе зачастую выступает как мощная разрушительная сила, не щадящая ничего на своем пути.

Однако, несмотря на то, что в работах русских либералов анализировались революционные методы, большинство из них предпочитали реформу. Все дело в том, что благодаря этому методу во властном строительстве доминировал авторитет закона, и власть в своих действиях неминуемо ориентировалась на творческий потенциал населения.

Исследование реформистских методов в русском либерализме включало в себя методики компромисса и консенсуса. Под консенсусом понималось достижение согласия как в депутатском корпусе в рамках принятия государственно-значимых решений, так и в обеспечении работы всей демократической системы сдержек и противовесов. Однако следует сразу сделать оговорку, что сам метод консенсуса используется властями преимущественно в условиях стабильности протекания социальнополитических процессов. Консенсус выступал основным методом, который продолжал процесс реформирования без коренных ломок и преобразований системы государственной власти и был направлен на достижение добровольного согласия между субъектом и объектом власти.

Метод компромисса представлял собой нахождение взаимовыгодных уступок между оппозиционными государственными силами. С позиции русского «эмигрантского» либерализма, данный метод также мог применяться в рамках нормального реформирования системы, но чаще являлся следствием постреволюционных преобразований.

В заключении подводятся основные итоги исследования, формулируются важнейшие положения диссертации.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Либеральная концепция русской эмиграции по вопросам социальной интеграции в ракурсе властных взаимоотношений // Общество и личность: интеграция, партнерство, социальная защита: Материалы I Международной научно-практической конференции. –Ставрополь: СКСИ, 2004. –С. 34-36.

2. Применение методики дескриптивного анализа в рамках исследования источников происхождения государственной власти в работах либеральных мыслителей русского послеоктябрьского зарубежья // Университеты в образовательном пространстве региона: опыт, традиции и инновации: Материалы научно-методической конференции (21-22 апреля 2005 г.). Ч. II (Л-Я). –Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2005. –С. 62-64.

3. Идеологическое конструирование методологической проблематики мыслителями русской политической мысли послеоктябрьского зарубежья // Теоретические и прикладные аспекты политического управления в России: Сборник статей / Под ред. А. Ю.

Ильина. –Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2005. –С. 7-24.

4. Русская либеральная эмиграция о роли парламента в России // Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России:

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.