WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

-Острота проблемы преемственности государственной власти в будущей постсоветской России стимулировала появление в русской эмиграции вопросов, касающихся механизмов передачи властных полномочий. Роль механизмов заключается в том, чтобы наделять власть характеристиками народного представительства и обязанностью нести ответственность перед населением страны. Исходя из этого, в работах либералов-эмигрантов выделяются такие механизмы, как наследование, выборы и назначение. Особое внимание обращает на себя механизм наследования, который рассматривается исключительно с позиции тех принципов государственной власти, которые должны передаваться по наследству от прежней власти новой: единство, верховенство, принудительность, общеобязательность решений и т. п.

-Несмотря на многообразие типологий методов властвования, в русском зарубежье акцентировалось внимание на реформистских и революционных методах. Отдавая приоритет реформированию через такие возможные процедуры как компромисс и консенсус, эмигранты все же допускали использование революционных преобразований в том случае, если реформы не позволяют достичь либеральных идеалов законопослушания и порядка в государстве. Однако специфика либеральных революций заключалась в том, чтобы ни в коей мере не нарушались социальные связи, сохраняющие единство общества.

-Сложность научных категорий «авторитет», «традиция», «право» и «закон» раскрывает специфику данных терминов относительно понятия «власти» и ее источников. Исследование сущности дефиниций «авторитет» и «власть» показывает, что данные понятия не являются тождественными.

Власть понимается как более широкая категория по сравнению с авторитетом и означает способность политического субъекта к действию.

В свою очередь авторитет создает основу согласия во властеотношениях на длительный период на базе добровольного и доверительного подчинения.

-Многообразие научных точек зрения в исследовании проблематики традиции сводится к таким базовым понятиям как социальное наследие, переход опыта от предыдущих поколений к последующим и определенный вид социального поведения. В то же время анализ соотношения традиций и власти позволяет относить взгляды русских либералов на традицию к функциональной и в какой–то степени к объектной теории. Выступая источником государственной власти, традиция закладывает в ее основу символ ее единства и смысл тех функций, которые должны выполнять власть имущие в процессе реализации власти. Благодаря устоявшимся традициям выполняется функция объединения социума, поддерживается и усиливается коллективная идентичность, что содействует устойчивости общества, особенно в периоды кризисов, и его адаптации к изменениям.

-Само по себе явление либерализма невозможно исследовать без определения той роли, которую играет закон и право в обосновании источников государственной власти. Из-за своего общеобязательного характера только закон может наделить власть принципами государственности, обеспечивая ее авторитет. Однако государственная власть ни в коей мере не должна упускать из виду и права отдельного человека, которые неминуемо должны лечь в основу либерального закона.

Практическая значимость.

Результаты диссертации могут быть использованы в дальнейшем изучении разноплановой проблематики русского зарубежья первой половины ХХ века. Содержащиеся в работе положения, обобщения и выводы могут выступить теоретическим основанием для исследований в области истории русской политической мысли. Кроме того, материалы диссертации могут лечь в основу при подготовке общих и специальных лекционных курсов для студентов высших учебных заведений, а также при разработке учебных пособий по истории политических учений, теории политики, истории государственного управления России, политологии.

Апробация основных результатов исследования проводилась автором в сообщениях и докладах конференций, в том числе на I Международной научно-практической конференции «Общество и личность: интеграция, партнерство и социальная защита» (Ставрополь, 3–декабря 2004 г.); в работе Зимнего Методологического института международных отношений («Школа Богатурова») (Воронеж, 26 января–февраля 2005 г.); Научно-методической конференции «Университеты в образовательном пространстве региона: опыт, традиции и инновации» (Петрозаводск, 21–22 апреля 2005 г.); Научно-практическом семинаре «Гражданское общество и власть: новый этап диалога» (Петрозаводск, октября 2005 г.); Всероссийской научной конференции «Сравнительное изучение парламентов и опыт парламентаризма в России: выборы, голосование, репрезентативность» (Санкт-Петербург, 15-16 декабря г.).

Диссертация обсуждена на заседании кафедры международных отношений факультета политических и социальных наук Петрозаводского государственного университета 2 февраля 2006 года и рекомендована к защите.

Структура диссертации.

Работа состоит из введения, двух глав, насчитывающих пять параграфов, заключения и списка литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Во введении обосновывается актуальность темы диссертации, освещается степень ее научной разработанности, формулируются цель и задачи, объект и предмет исследования, его методологические и теоретические основания, раскрывается научная новизна и практическая значимость, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава «Сущность и природа русской государственной власти в работах мыслителей либеральной эмиграции» посвящена анализу соотношения понятий авторитет, традиция, закон, право и власть.

Определяются основные источники происхождения русской власти, ее субъекты и объекты с позиции «эмигрантского» либерализма.

В первом параграфе «Авторитет, традиция, закон, право и власть–анализ понятий» рассматриваются вопросы, связанные с теоретическим изучением научных категорий, способствующих проведению анализа проблематики русской государственной власти.

Власть–понятие многогранное. В связи с этим в научной литературе разработана целая группа подходов, направленная на исследование феномена власти. Анализ либеральной концепции государственной власти показал, что достаточно неоднозначными являются и категории, описывающие источники происхождения власти, а именно авторитет, традиция и закон.

Часто такие понятия как власть и авторитет отождествляются, что связано с их схожим этимологическим происхождением. Однако в политической науке преобладает несколько тенденций в исследовании данной проблематики. С одной стороны, авторитет рассматривается с точки зрения его исключительных позитивных качеств. В этом смысле соотношение власти и авторитета строится таким образом, что если власть допускает повиновение, как по принуждению, так и по доброй воле, используя практику подчинения, то повиновение авторитету происходит добровольно, ибо это правильно, то есть люди готовы следовать нормам и указаниям должностных лиц. С другой стороны, авторитет может рассматриваться как форма осуществления власти. Исходя их этого, авторитет выступает средством власти. Следовательно, любая власть в своей основе авторитетна, но не любой авторитет властен. И в третьем научном толковании авторитет рассматривается в качестве одного из источников власти, и здесь уже власть становится формой реализации авторитета. В этом смысле авторитет рассматривается исключительно как авторитет власти, и власть начинает отождествляться с господством.

Авторитет представляет собой ту основу, на которой держится это господство.

Автору удалось выявить, что воззрения представителей русского «эмигрантского» либерализма наиболее близки третьей точке зрения на проблему соотношения авторитета и власти. Частичная схожесть позиций наблюдается и с первым мнением научного сообщества, поскольку государственная власть должна приводить к согласию интересов между ее субъектами и объектами, чего невозможно достичь, если она не будет обладать должным авторитетом.

Наряду с авторитетом в работе анализируется и роль традиций, которую они играют в определении сущности и процесса функционирования государственной власти. Сложность изучения проблематики традиции и власти связана с тем, что в науке, по замечанию Е. Шацкого25, эти вопросы рассматриваются с позиции либо классических Шацкий Е. Утопия и традиция. – М., 1990. – С. 210.

рационалистов, которые стремятся освободить людей от «ярма прошлого», либо традиционалистов, которые пытаются объяснить людям, что связь с прошлым–это единственный источник жизни. Примечательно, что анализ взглядов русских либералов показал, что они более тяготели к традиционалистам. Тем самым они обратили внимание на сам принцип преемственности, согласно которому государственной власти в постсоветской России по наследству должен был передаваться лишь символ ее единства и мощи.

В политической науке проблематика закона как источника власти очень тесно переплетается с вопросами права. Любой закон содержит в себе определенные нормы права. Следовательно, закон вторичен по отношению к праву. В современной науке представлены различные концепции к определению роли и значения права. Однако в истории русского «эмигрантского» либерализма прослеживается тенденция, согласно которой можно отнести взгляды мыслителей к естественной (например, идеи П. И. Новгородцева, С. Л. Франка) и позитивистской (проявляется в воззрениях П. Б. Струве) теории права. Позитивистская теория трактует право как официально-властное, принудительное со стороны государства установление нормативного характера. Напротив, естественная теория под правом понимает систему неких общих идей, продиктованных самой природой человека. Тем самым человек соблюдает нормы права не в силу боязни государственного наказания (как имеет место быть в позитивизме), а в силу понимания его необходимости и разумности для единения общества и установления в нем порядка. Иногда все многообразие трактовок права и той роли, которую оно играет в государстве, объединяют двумя большими классами, а именно либеральным и этатистским подходом. Этатистское понимание права базируется на принципе: гражданину можно только то, что разрешено законом, а либеральное -гражданину можно все, что не запрещено.

Закон интерпретируется либо как нормативно-правовой акт, юридический документ, либо как форма выражения права. Но в любом случае общеобязательный характер закона основывается на авторитете права, который требует согласия и повиновения, и только закон становится источником государственной власти, поскольку определяет права и устройство органов верховной власти.

Во втором параграфе «Источники происхождения государственной власти с позиции идеологов либерального зарубежья» исследуются взгляды самих русских либералов по данному вопросу.

Понимая под источниками власти, прежде всего, ее онтологическую характеристику, русские эмигранты исходят из таких первооснов, как авторитет, традиция и закон.

При анализе взаимовлияния одной первоосновы власти на другую закон понимается как вторичный источник власти в историческом плане по отношению к традициям. В государственном плане закон предстает как первичный источник, на котором основывается государственная власть, и который включает в себя традиции. В данном контексте традиции уходят на второй, но, тем не менее, немаловажный план, становясь фундаментом уже для закона. В этом смысле авторитет охватывает своим влиянием и традиции и законы, с той лишь разницей, что для более ранних форм власти был характерен авторитет традиций, а для более поздних–авторитет закона.

С позиции русского либерализма, авторитет проявляется тогда, когда имеет место добровольное подчинение населения тем нормам, которые устанавливаются государственной властью. Сам факт добровольного подчинения высшей инстанции внутренне осознается и переживается гражданином. Все это способствует тому, что властные отношения строятся на принципе согласия между субъектами.

Следовательно, наблюдается авторитет самой власти.

По мнению либералов, традиции–это стихийно складывающиеся нормы регулирования общего порядка и единства общественной жизни. Их образование не зависит от сознательной деятельности людей.

Человеческий фактор выступает лишь тогда, когда происходит селекция тех традиций, которые действительно начинают приобретать первостепенное значение и ценность для той или иной общности, претендуя стать основой для закона.

Мыслители русского зарубежья закон возводили в ранг доминирующей первоосновы государственной власти. Закон–именно тот абсолют, придающий государственной власти значение высшей иерархически организованной инстанции, имеющий обязательное значение для всех без исключения. Именно закон позволяет построить властную пирамиду с широким основанием и узкой вершиной, характерную для любого государственного строя. Разница лишь в том, что при единоличном правлении пирамида принимает форму треугольника, а при коллективном– трапеции.

Кроме того, либералы полагали, что государственная власть, основанная на законе, в условиях кризиса должна иметь способность к переориентации на принципы диктаторского правления вплоть до разрешения проблем. Именно здесь кроется противоречивость во взглядах либералов. Сами того не осознавая, они воспевали диктатуру закона, нарушающую один из принципов правового государства–исключение диктатуры от кого бы она не исходила.

Следовательно, можно резюмировать, что в воззрениях русских ученых традиции представляли ту первичную социальную норму, которая утверждала основы нравственности властных отношений, передаваемых из поколения в поколение. Вместе с тем традиции по своей природе не могли наделить власть качествами государственности из-за неофициальности их характера воздействия. Но традиции в этом случае становились опорой для идеального закона, сохраняя тот символ единой власти, который был привычным для сознания большинства членов общества на протяжении многих веков.

Уникальность идеологии «эмигрантского» либерализма заключалась в том, что его идеи так и не нашли должного отклика в сознании русского народа, поскольку многие либеральные принципы были непонятны основной массе. Закон не воспринимался как что-то должное, он не становился тем символом государственной власти, каким столь долгое время была монархия и авторитет государя. Возведя закон в абсолют, либералы не смогли преодолеть его абстрактной сущности. Так и не было дано ответа, какими качествами он должен обладать, чтобы стать закономерной первоосновой государственной власти, такой как традиции или авторитет правителя, имеющими особое историческое значение для сознания русского народа.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.