WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |
ЛЕТОПИСНАЯ ХРОНОЛОГИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ КНЯЗЕЙ ИЗДАТЕЛЬСТВО ТГТУ Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» ЛЕТОПИСНАЯ ХРОНОЛОГИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ КНЯЗЕЙ Материалы к лекции по отечественной истории и истории отечественного государства и права для студентов всех специальностей и форм обучения Тамбов Издательство ТГТУ 2008 УДК 94(47) ББК Тя73-5 Л524 Рецензент Доктор исторических наук, профессор Ю.А. Мизис Составитель С.А. Есиков Л524 Летописная хронология и генеалогия древнерусских князей :

материалы к лекции / сост. С.А. Есиков. – Тамбов : Изд-во Тамб.

гос. техн. ун-та, 2008. – 24 с. – 300 экз.

Даны материалы к лекции по отечественной истории и истории отечественного государства и права.

Предназначены для студентов всех специальностей и форм обучения.

УДК 94(47) ББК Тя73-5 © ГОУ ВПО «Тамбовский государственный технический университет» (ТГТУ), 2008 ное издание ЛЕТОПИСНАЯ ХРОНОЛОГИЯ И ГЕНЕАЛОГИЯ ДРЕВНЕРУССКИХ КНЯЗЕЙ Материалы к лекции Составитель ЕСИКОВ Сергей Альбертович Редактор О.М. Ярцева Инженер по компьютерному макетированию Т.А. Сынкова Подписано в печать 4.02.2008.

Формат 60 84 / 16. 1,4 усл. печ. л.

Тираж 300 экз. Заказ № 55 Издательско-полиграфический центр Тамбовского государственного технического университета 392000, Тамбов, Советская, 106, к. 14 нтерес к тому, кто первым начал в Киеве княжить, постоянный. Вот уже на протяжении почти трех веков об этом ведутся споры, то затухая, то разгораясь с новой силой. Не претендуя на полный ответ, мы познакомим читателя с осИ новными версиями, которые существуют сегодня в исторической науке. При этом надо учитывать, что в летописях, как правило, использовался «включающий» счет, то есть включалось в общее число лет каждого правления и год начала правления, и год его окончания. При сопоставлении разных летоисчислений могло происходить смещение лет, в некоторых случаях это смещение достигало шести лет. С 990-х годов и по крайней мере до середины ХI века в Древней Руси употреблялся преимущественно сентябрьский календарный стиль.

Генеалогический материал, как правило, излагался в работах по истории Древней Руси лишь по ходу и носил чисто вспомогательный характер. Работ же, специально касающихся генеалогии древнерусских князей, сравнительно мало. В отечественной историографии в начале ХХ века этой проблемой плодотворно занимался историк-любитель Н.А. Баумгартен. Его справочник был первым научным обобщающим трудом по генеалогии Рюриковичей. Вторым обобщением стала работа О.М.

Рапова о княжеских владениях на Руси в домонгольский период. В начале 1990-х годов в Киеве был двумя изданиями опубликован справочник по генеалогии Рюриковичей, составленный Л.В. Войтовичем. Справочник краткий, правда, в ряде случаев автор давал некоторые историографические гипотезы. Наконец, есть справочник по генеалогии домонгольских Рюриковичей Д.В. Донского.

Надо признать, что подчинение славянских племен Киеву происходило не в интересах какого-то одного князя, а в интересах всей «Русской земли» (земли полян – руси), представляя собой весьма длительный процесс, который к 40-м годам Х века был еще далек от завершения. Поэтому в середине Х века в Русской (Киевской) земле правили князья, принадлежавшие к разным династиям.

В ХI веке князья «Рюриковичи» не считались на Руси потомками Рюрика. О нем просто ничего не знали или не придавали значения этому эпизоду из истории Ладоги. Показательно также стремление летописца привязать Игоря к Рюрику при помощи натяжек в возрасте. Очевидно желание летописца «растянуть» на десятилетия рассказ об Игоре, который вполне можно уместить в несколько лет. Некоторые историки, проанализировав историю княжения Игоря, считают возможным ограничить период его правления в Киеве несколькими годами.

Многие противоречия можно разрешить, если признать, что и Игорь, и Ольга к 40-м годам Х века были людьми не старыми. Но признать это летописцы не могли, так как тогда была бы разрушена связь Игоря с Рюриком, связь, которой не было на самом деле.

Олег в исторической реальности, по мнению А.Л. Никитина, скорее всего не имел никакого отношения ни к Рюрику, ни к Игорю. Это лицо постороннее для собственно русской истории. Эта чужеродность проявляется в неустойчивости его социального статуса (князь, воевода) и родственных отношениях с Рюриком и Игорем (родственник, племянник, чужой человек) [10, с. 192].

Весь красочный рассказ летописи о походе Олега на Царьград в 907 году оказывается составленным из устных преданий. Ситуация усугубляется еще и тем, что византийские источники ничего не знают о походе Олега на Царьград. Не могли же греки не заметить осады своей столицы русами Более ранний поход руссов 860 года зафиксирован ими четко. Уж не является ли история похода Олега на Царьград фантазией, составленной из различных преданий и деталей более раннего похода 860 года и более позднего 941 года Легендарна и история самих переговоров Олега с греками. Одна лишь контрибуция в 1 209 600 золотых солидов – миф.

Такой суммы Византия никогда никому не выплачивала.

Договор 907 года вызывает настороженность у специалистов (в отличие от договора 911 года). Некоторые историки вообще сомневаются в его существовании, считая его текст изобретением летописца.

Об Олеге можно сказать, что это лицо, безусловно, историческое, его летописная биография сомнительна, а других фактов о нем у нас нет. В целом Олег оказывается малоизвестным персонажем нашей истории. Наличие же множества могил Олега вполне допустимо – по всей видимости, это захоронения не одного, а нескольких человек, носивших это имя (эту мысль высказывали М.С. Грушевский, А.Г. Кузьмин и др.).

В договорах Олега (911 год) и Игоря (944 год) с Византией, как считает С.Э. Цветков, прослеживается различие между Олегом и Игорем по самым существенным и важным признакам: титулатуре, вассальной иерархии, этническому составу дружин, направленности политических интересов. Олег – «наша светлость», «великий и светлый князь русский» и «светлые бояре». Игорь не имеет в подчинении не только «светлых», но и вообще никаких князей, а властвует над «боярами» и «людьми Русской земли». Олег заключает договор в пользу «светлых князей» и торговой руси – послов и «гостей» из «русских городов». Игорь отстаивает преимущественно торговые интересы своей семьи и своих родственников («бояр»).

В то время как Олег хлопочет за Киев, Чернигов, Переяславль, Ростов, Любеч и другие, Игорь покровительствует трем городам Среднего Поднепровья: Киеву, Чернигову, Переяславлю – и все. При этом города, входившие в состав Олеговой державы, в большинстве своем находились не в Русской земле князя Игоря, а в западнославянских землях.

Разнятся не только «русские грады» обеих держав, но и названия самих государств Олега и Игоря. Судя по договорам, Олег владел Русью, Игорь – Русской землей. Олегова Русь была более широким и рыхлым территориальным образованием, нежели Русская земля князя Игоря. Олег заключал договор как предводитель обширной «русской» федерации или политической ассоциации, простиравшейся от Карпат до Черного моря, Игорь – глава семейного клана, державшего «княжение» в Русской земле, ограниченной Средним Поднепровьем. Из договора 944 года также следует, что князь Игорь не монарх в полном смысле того слова, а остальные князья не его подданные.

Из всего этого делается вывод, что Игорь не был и не мог быть наследником Олега, поскольку оба они принадлежали к разным «русским» родам, соперничавшим друг с другом этническим группировкам русов, а смерть одного и рождение другого были разделены по крайней мере семилетним промежутком. Дело в том, что Олег умер около 915 года (или в 912 году), а рождение Игоря состоялось несколько позднее 920 года (по мнению А.Л. Никитина, он родился в 923 – 925 годах), умер же он между 951 и 955 годами. В договоре 944 года Игорь уже выступает в качестве единственного правителя Русской земли.

Очевидно, что между Олегом и Игорем был еще кто-то, ибо княжеский род Олега не остался без наследника.

Из именного перечня русов в договоре 944 года видно, что именование по отчеству еще не вошло в обычай. Поэтому имя настоящего отца Игоря для нас, по всей вероятности, навсегда останется неизвестным. А сама эта неизвестность говорит о том, что он вряд ли обладал какими-либо выдающимися достоинствами. В то же время Игорь не был единственным мужчиной в правящей династии: в договоре с греками 944 года упоминаются племянники Игоря – Игорь и Акун (Якун). Однако их реальное присутствие в русской истории никак не обозначено.

Используя сведения моравской летописной традиции, арабские источники, так называемый Кембриджский документ, исследователи (С.Э. Цветков, А.С. Королев и др.) выстраивают такую схему. Поскольку Рорик/Рюрик Ютландский никогда не переступал на востоке границы Вислы, а возможно, даже Одера, и не оставил потомства, то Игорь не мог приходиться сыном, равно как и племянником вещему Олегу.

Вещему Олегу наследовал его сын, носивший то же имя Олег (впоследствии он принял христианство и был назван Александром). Олег II княжил в Русской земле приблизительно в 913 – 939 годах. В 936 или, скорее всего, в 939 году он был изгнан из Киева Игорем и бежал в Моравию.

Дело в том, что в 939 году Русская земля оказалась вовлеченной в хазаро-византийский конфликт в Северном Причерноморье. Император Роман I обратился к Олегу II с просьбой об участии в борьбе против хазар. Это обращение говорит о том, что именно Олега Византия рассматривала как легитимного правителя Руси и наследника вещего Олега, с которым империя заключала договор 911 года. Начавшись удачно в Крыму, война закончилась поражением руссов. Неудача в Крыму имела следствием поражение Олега в Русской земле от Игоря. Открытого столкновения не было. Собрав все свои сокровища, Олег бежал с ними в Моравию. При поддержке Оттона I он получил моравскую корону и стал великим князем [16, с.

102–103].

Первое, что бросается в глаза и вызывает удивление в рассказе об Олеге Моравском, – это описание и время гибели Моравии. По распространенной и до недавнего времени официально принятой в исторической науке версии, Моравия была разгромлена и завоевана венграми в 905– 906 годах. Ныне можно с уверенностью говорить о том, что до конца 920-х годов Моравия не была разгромлена. А в 940-х годах Олег вел упорную, но безуспешную борьбу с венграми, вторгшимися в это время в Моравию. В этой борьбе Олег пользовался помощью и поляков, и родственников на Руси, с которыми он примирился. Борьба завершилась полным разгромом сил Олега и захватом венграми всей Моравии. Олег перебрался в Польшу, затем переехал на Русь, где был с почетом принят Ольгой, которая правила в Киеве. Вместе с Олегом в Польшу и на Русь бежало множество христиан из Моравии, которые и способствовали распространению христианства в этих странах. Именно мораване основали на Руси христианскую общину, а Олег убедил Ольгу креститься. Умер князь на Руси в 967 году.

Перейдем к Игорю и Ольге. К очевидному вымыслу относится не столько завидное долголетие обоих супругов (Игоря и Ольги), сколько датировка важнейших вех их совместной жизни: женитьбы Игоря на Ольге и рождение Святослава.

Согласимся, что традиционная дата женитьбы Игоря и Ольги – 903 год – вымысел. Многие исследователи относят рождение Ольги к 926 – 928 годам; в 940 году она вышла замуж; ездила в Константинополь в 957 году и умерла 11 июля 969 года в возрасте 41 – 43 лет.

По мнению А.С. Королева, Ольга принадлежала к знатному кривичскому (Псков и Изборск – центры кривичей), словенскому, варяжскому или даже финно-угорскому роду, влияние которого распространялось на Новгород и Псков, то есть вообще на русский Северо-Запад. Вероятно, связи со знатью Севера обеспечивали ей авторитет среди русских князей и выделяли ее среди других жен Игоря, которые, конечно же, у него были.

Ольга была не просто женой Игоря, но и самостоятельной правительницей Вышгорода, который в Х веке мало в чем уступал Киеву. Факт получения Ольгой в управление Вышгорода произошел, вероятно, с согласия княжеского съезда, не желавшего ссориться с племенами Северо-Запада, в то же время он свидетельствовал о разводе Игоря и Ольги. Выходит, что у Ольги было достаточно причин, чтобы встать на сторону противников Игоря.

Однако, в Киевской Руси существовала иная, «допсковская» версия происхождения Ольги. Так, Краткий Владимирский летописец (конец ХV века) гласил: «Игоря же Олег жени в Болгарех, поят за него княжну именем Олгу, и бе мудра вельми».

Единственным крупным ученым, поддержавшим в конце ХIХ века болгарскую версию происхождения Ольги, был Д.И.

Иловайский, утверждавший, что родиной киевской княгини была дунайская Болгария. В настоящее время, по утверждению Цветкова, «болгарская» версия происхождения Ольги, по совокупности накопленных аргументов, берет верх над «псковской легендой».

В первой половине Х века существовал единственный город, название которого могло дать русифицированную форму «Плесков» – болгарская Плиска или Плискова (в районе современного Шумена).

Но как быть с известием, что Ольга была «дщерью Тмутаркана, князя половецкого» Дело в том, что у древнерусской таманской Тмуторокани имеется дунайский двойник – город Тутракан, существующий и поныне. На Таманском полуострове города с названием «Плесков» мы не найдем, а в дунайской Болгарии Тутракан и Плиска – соседи. Некоторые исследователи говорят и о родстве Ольги с царствовавшим тогда царем Первого Болгарского царства Петром Симеоновичем, сыном и наследником царя Симеона.

Далее события середины 940-х годов можно изобразить следующим образом. В 941 году русы под руководством Игоря совершили поход на Константинополь, но были наголову разбиты. Побежденное войско зазимовало в городах и селениях Черноморско-Азовской Руси. По всей видимости, там же оно оставалось и два последующих года, готовясь к новому походу.

Кроме того, Игорю необходимо было восстановить свою репутацию удачливого предводителя, которая установилась за ним после покорения уличей и изгнания Олега II.

Черноморские русы на этот раз не оказали поддержки князю, но последнему удалось убедить печенегов принять участие в походе.

В 943 году был совершен поход русов на Каспий, во время которого был взят Бердаа – столица Кавказской Албании.

Город был разграблен, русы хозяйничали там до лета следующего 944 года. Но затем из-за начавшихся болезней и действий прибывшего наместника были вынуждены оставить город, забрав с собой все награбленное.

Поход на Константинополь 944 года до военных действий не дошел; был заключен договор. Оценивают его по-разному:

Pages:     || 2 | 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.