WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 38 |

Все три приведенные выше положения могут быть обобщены следующим образом. Ввиду децентрализованного характера экономики основное внимание должно уделяться анализу индивидуальных решений: экономические агенты, какие бы отношения между ними ни существовали, вступают только во взаимовыгодные обмены на добровольной основе. Но свободный характер сделок и рациональность поведения экономических агентов недостаточны для того, чтобы индивидуальное равновесие было общим равновесием. Для существования последнего необходимы некоторые условия, выявление которых позволит доказать, что преследование всеми собственных интересов не обязательно порождает хаос. Эти условия реализуются под воздействием безличностного механизма (если бы он не был таким, то центром экономики являлась бы эта “личность”): “закона спроса и предложения”, в результате которого происходит корректировка цен на всех рынках. Данный механизм гарантирует, что любые потрясения, отдаляющие экономику от состояния равновесия, или мешающие его установлению, вызовут самовосстановление равновесия.

ТОРВ рассматривает три основных вопроса:

а) Существует ли такое состояние экономики, т.е. совокупности всех рынков, при котором индивидуальные решения совместимы Если существует положительный ответ на этот вопрос о существовании общего равновесия, можно сделать вывод о том, что общество, в котором каждый агент преследует собственные интересы, не обязательно оказывается в состоянии хаоса. Выражаясь словами экономистов второй половины XVIII века, “порядок” в таком обществе возможен. Но это не означает, что экономические агенты спонтанным образом могут обеспечить общественный порядок. И тогда возникает следующий вопрос1.

б) Каким образом осуществляется координация индивидуальных решений, позволяющая достигнуть состояния общего равновесия Адам Смит считал, что эту проблему решает “невидимая рука” рынка. Необходимо проверить, подтверждает ли современный анализ функционирования рынка это предположение, т.е. найти согласованное с возможностью достижения общего равновесия описание отношений обмена. Мы увидим, что, парадоксальным образом, это описание принимает дважды централизованную форму, что противоречит предположению о “невидимой руке”. Поскольку деньгам не отводится никакой роли в этом процессе (он является “реальным” в экономическом смысле этого слова, т.е. “не монетарным”), возникает третий вопрос:

с) Каким образом благодаря использованию некоторого инструмента обменов может быть децентрализовано функционирование рынка Речь идет о так называемой проблеме интеграции денег в общее равновесие, поскольку предполагается ввести в модель элемент, не фигурирующий в описании экономики при исследовании двух других вопросов. Интеграция денег, как принято считать, улучшает модель рыночной экономики, оставляя при этом справедливыми результаты, полученные при анализе проблемы существования общего равновесия, т.е. “теории Как мы видели, Вальрас рассматривал отдельно “теоретическое решение” проблемы “простой экономики” (то есть экономики совершенной конкуренции) и “практическое решение”. Но второе, так же как и первое, требует теоретического анализа: они не относятся к “прикладной ценности”1. Но, как мы увидим, до сих пор не преодолены трудности, связанные с такой интеграцией.

Перед микроэкономикой стоит также другой, чисто нормативный вопрос: является ли распределение ресурсов в описанной указанным образом рыночной экономике оптимальным Эта проблема — предмет “теории благосостояния” (welfare theory).

Основным результатом этой теории является демонстрация того, что общее вальрасовское равновесие является также “оптимумом по Парето”: полезность какого-либо агента не может быть увеличена без уменьшения полезности хотя бы одного другого агента2.

Очевидно, что этот вопрос имеет смысл только в том случае, когда описание экономики в терминах ТОРВ корректно. Мы рассмотрим три упомянутых выше вопроса, посвятив каждому из них свой раздел.

Прежде всего, укажем некоторых авторов, состоящих в войсках микроэкономистов “базового лагеря” “мира Эрроу-Дебре”:

Джон Хикс (1904-1989) вновь открыл общее вальрасовское равновесие в Стоимости и капитале (1939). Им же в 1937 г. была представлена в статье Мистер Кейнс и классики в журнале Эконометрика (Mr. Keynes and the Classics, Econometrica) стандартная версия глобального кейнсианского равновесия (модель IS-LM). Впоследствии он занимался проблемами экономики благосостояния, экономического роста, уравновешиваемого ожиданиями и корректировкой (Капитал и рост, Capital and Growth, 1965), экономической историей и методологией. В 1972 г. он получил Нобелевскую премию.

Кеннет Эрроу (родился в 1921 г.) совместно с Жераром Дебре опубликовал в журнале Эконометрика статью “Существование экономике”.

Термин, используемый более двух веков для обозначения теории определения системы цен в условиях совершенной конкуренции, послужил названием работе, опубликованной Жераром Дебрё в 1959 г.

Итальянец Вильфредо Парето был учеником Вальраса; в 1906 г. он опубликовал Учебник политической экономии.

равновесия в конкурентной экономике” (“Existence of an Equilibrium for a Competitive Economy”, Econometrica). Эта статья положила начало теории динамического ОВР. В 1972 г получил Нобелевскую премию. Свою научную карьеру он начинает с изучения проблем коллективного выбора на основе индивидуальных предпочтений экономических агентов (Общественный выбор и индивидуальные ценности, Social Choices and Individual Values, 1951). В соавторстве с Франком Ханом Эрроу публикует в 1971 г. книгу Методы анализа общего конкурентного равновесия (General Competitive Analysis), одну из наиболее цитируемых работ по теории общего равновесия.

Он также вносит свой вклад в развитие анализа риска и организации (Пределы организации, 1971 г.).

Жерар Дебре (родился в 1921 г.) публикует в 1954 г. совместно с Эрроу упомянутую выше работу и представляет полное описание модели в Теории стоимости в 1959 г. В 1983 г. получает Нобелевскую премию.

Франк Хан (родился в 1925 г.) публикует совместно с Эрроу в 1971 г. цитированную выше работу Методы анализа общего конкурентного равновесия. Он также вносит свой вклад в анализ экономического роста (Теория экономического роста, в соавторстве с Робертом Мэтью, 1964 г.) и денег (Деньги и инфляция, 1981 г.) Приверженец строгого аналитического подхода, он указывал на теоретическую необоснованность проповедуемого правительством Тэтчер ультралиберализма.

Милтон Фридмен (родился в 1912 г.) получает Нобелевскую премию в 1976 г. Возглавляя либеральное течение в Соединенных Штатах, в стенах Чикагской школы и в популярных работах, опубликованных совместно со своей женой (Свобода выбирать, 1980 г.), он всегда выступает против кейнсианских идей, проповедуя возврат к рыночной экономике и отказ от государства благосостояния (“welfare state”). Многочисленные теоретические работы, такие как Исследования по количественной теории денег (Studies in the quantity theory of money, 1956), Теоретическое обоснование функции потребления (A theory of the consumption function,1957), Доллар и дефицит (Dollars and deficits, 1968) связывают его имя с понятиями постоянного дохода, естественной нормы безработицы и плавающих курсов, с монетаризмом.

Исследования Дона Патинкина (1922-1996) были, в основном, направлены на интеграцию теории общего равновесия и кейнсианской теории. Это прежде всего Деньги, процент и цены (1956, 2ое издание: 1965). Он инициировал введение концепции фидуциарных денег (fiat money) в модель общего вальрасовского равновесия.

Фридрих фон Хайек (1899-1992) был центральной фигурой либерального течения ХХ века. В 1974 г. получил Нобелевскую премию. Его экономические исследования посвящены прежде всего двум проблемам: дестабилизирующей роли банковской системы в экономической деятельности (Цена и производство, 1935 г.;

Частные деньги, 1976 г.) и обучению субъектов рынка в самом процессе рыночной координации (Individualism and the Economic Order, 1949 г.). В области философии он стоял на позициях методологического индивидуализма.

2. Совершенная система срочных рынков условнослучайных благ В пятой главе был дан анализ статического случая общего вальрасовского равновесия. Мы вновь обратимся к используемым в этой главе фундаментальным понятиям (совершенная конкуренция, рыночное равновесие, общая взаимозависимость), применяемыми и при анализе динамики, и к приведенной там классификации рынков.

2.1. Существование межвременного равновесия Включение фактора времени в ТОРВ является логическим следствием включения в модель накопления и инвестиций.

Рациональный агент отказывается от потребления в текущем периоде только если будущее вознаграждение за это сбережение позволит ему увеличить его потребление в будущем. Аналогичным образом, он принимает решение об инвестициях в реальные активы только если приобретаемая собственность позволит ему в будущем предоставлять производительные услуги, приносящие доход.

При таком расширении модели возникает, тем не менее, одна проблема: каким образом можно совместить общую взаимозависимость, один из основных принципов ТОРВ и учет фактора времени, предполагающий некоторую очередность Принято считать, что в статической модели агенты принимают множество решений (касающихся потребления, производства и т.д.) одновременно. Это предполагает скоординированность различных рынков и решений различных агентов, зависящих от функционирования рынка (см. раздел II), и ведет к их взаимозависимости. В динамической модели решения принимаются последовательно: при принятии текущих решений не могут быть учтены будущие сигналы рынка. Даже совершенная координация не сможет предоставить агентам информацию о ценах, формирующихся на основе более поздних решений.

Решение этой проблемы, найденное в 1954 г. Эрроу и Дебре, основано на существовании в экономике срочных рынков. На этих рынках все решения принимаются в текущем периоде и приобретают форму контрактов, реализуемых в течение будущих периодов.

Разумеется, в этом случае агенты должны формировать ожидания относительно будущих событий (параметры функций поведения) и иметь возможность определить их вероятности. Но ожидания, касающиеся будущих рыночных цен, не являются необходимыми элементами модели, поскольку задачей срочного рынка как раз и является предоставление возможности принять решение о будущем экономическом акте без риска, связанного с непредвиденной эволюцией рынков: этот рынок выполняет защитную функцию. В предположении о существовании срочного рынка для каждого товара и для каждого будущего периода все касающиеся их решения будут приниматься одновременно на этих рынках. Мы, таким образом, столкнемся с той же проблемой координации, что и в статической модели.

Описывая такую экономику, Эрроу и Дебре пошли дальше, упомянув еще один аспект, получивший развитие только в конце 1970-х годов. Поскольку может быть определена вероятность того или иного состояния среды, то можно предположить, что агенты покупают и продают условно-случайные контракты, выполнение которых обуславливается реализацией соответствующего состояния среды. Сегодня мы называем такие сделки опционами (продажи или покупки), позволяющими агенту одновременно избежать риска (как в случае “обычной” срочной сделки) и воспользоваться при случае в будущем благоприятной возможностью, не осуществляя опцион. (В практике рынков опционов такой возможностью располагают только покупатели опционов — те, кто использует их для избежания риска, но не продавцы, для которых они являются инструментом спекуляции, т.е. источником ожидаемой прибыли).

“Мир Эрроу-Дебре”, согласно описанию, является совершенной системой срочных условно-случайных рынков, где все сделки совершаются в текущем периоде, даже если их реализация будет осуществлена в течение будущих периодов. Это вызывает необходимость переопределения товара. Характеристиками его теперь оказываются не только его потребительная ценность и место поставки (как в статической модели), но и дата поставки, и состояние природы, при котором он должен быть доставлен. Если обратиться к примеру, приведенному Ф. Ханом, благо — это не “зонтик от дождя, поставленный в Кембридж” (при этом, к примеру, “зонтик от солнца, поставленный в Кембридж” — уже другое благо), а “зонтик от дождя, приобретенный 1 октября, который может быть поставлен в Кембридж 31 декабря, если пойдет дождь”. При этом “зонтик от дождя, приобретенный 1 октября, который может быть поставлен в Кембридж 31 декабря, если будет пасмурно” — это другое благо (другой контракт на поставку условно-случайного блага, подписанный 1 октября).

ОРВ данного периода (т.е. относительные цены и обмениваемые количества всех товаров) тогда определяются так же, как и в статической модели как решение системы синхронных уравнений.

Дополнительным условием, по отношению к статической модели, является ограниченный горизонт планирования агентов, гарантирующий, что число уравнений системы конечно. В следующем периоде устанавливается новое ОРВ, соответствующее новым решениям, принятым агентами в течение этого периода, но рынки, бывшие открытыми в течение предыдущего периода, закрывшиеся однажды при достижении равновесия, не открываются вновь в течение этого нового периода: подписанные договора не перезаключаются, а просто выполняются. Новые подписанные контракты независимы от прошлых и определяют новое ОРВ данного периода. Следовательно, экономика не является последовательной, исходная проблема устранена, точнее, найдено средство ее решения.

Pages:     | 1 |   ...   | 30 | 31 || 33 | 34 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.