WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 38 |

Кейнс начинает 13 главу Общая теория нормы процента замечанием о том, что “индивидуальные психологические предпочтения во времени реализуются как единство двух самостоятельных видов решений” (180-181, 231). Во-первых, каждый индивидуум определяет “сколько он потребит из своего Его основная работа, Currency and Credit, датируется 1919 г.

Его идеи представлены в Interest and Prices (1898) и Lectures on Political Economy (т.1: 1901; т.2: 1906), английский перевод которых был опубликован только в 1934 - 1935 гг.

В работе The Purchasing Power of Money.

дохода и сколько он зарезервирует из него в какой-либо форме, обеспечивающей ему распоряжение будущим потреблением”. Вовторых, “в какой именно форме он будет держать в своих руках распоряжение будущим потреблением” (181, 231). Он пишет, несколько забегая вперед (критике классической теории посвящена глава 14):

“Мы увидим, что ошибка общепринятых теорий процента заключается в попытках связать норму процента только с первым из отмеченных двух составных элементов психологического предпочтения во времени, пренебрегая вторым. Именно это упущение мы и должны постараться восполнить” (181, 231).

Другими словами, Кейнс различает два связанных со сбережениями вида решений: определение его величины (выбор осуществляется в этом случае между потреблением и сбережениями, и зависит от предпочтений индивидуума в настоящее время), и определение его формы (выбор осуществляется между владением ценными бумагами и наличными деньгами, и зависит от того, что Кейнс называл предпочтением ликвидности). Норма процента не оказывает никакого влияния на принятие первого решения, но играет решающую роль во втором случае. Сравнивая предпочтение ликвидности и “стремление к тезаврации” (т.е. сохранению свободной денежной наличности), он заключает данную главу следующим образом:

“Привычка упускать из виду связь между нормой процента и тезаврированием, может быть, частично объясняет, почему процент обычно рассматривается как вознаграждение за отказ от расходования денег, тогда как в действительности он является вознаграждением за отказ от их тезаврирования” (189, 240).

См. анализ этой теории ниже (глава 7, 4.2).

Каким образом обосновать столь радикальное разделение Казалось бы, отказ от признания влияния нормы процента на принятие решения о сбережениях — с последующим, как мы видели, эффектом автономии инвестиций по отношению к сбережениям — является просто следствием гипотезы, согласно которой потребление определяется только величиной дохода (через склонность к потреблению). Тогда это явилось бы следствием утверждения альтернативной концепции поведения относительно сбережений, а не приведенной критики классической теории. Более того, норма процента не может быть фактором, определяющим такое поведение, поскольку, будь это так, было бы непонятно, почему индивидуум принимает решение о хранении денег, т.е. отказывается от получения вознаграждения за это сбережение:

“Должно быть совершенно ясным, что норма процента не может быть вознаграждением за сбережение или выжидание как таковое.

Ведь если человек хранит свои сбережения в форме наличности, он не получает никакого процента, хотя эти сбережения ничуть не хуже, чем другие! В противоположность такому взгляду простое определение нормы процента заключается, в двух словах, в том, что норма процента есть вознаграждение за отказ от денег и ликвидности на определенный период. Ведь норма процента как таковая есть не что иное, как величина, обратная отношению суммы денег к тому, что можно получить, отказавшись от возможности распоряжаться этими деньгами на обусловленный период времени в обмен на долговое обязательство” (181-182, 231-232).

Каким образом объясняется то, что классическая теория игнорировала столь “очевидный” факт Ответ прост: “аккумуляция сбережений в виде наличных денег” вновь приводит к необходимости рассмотрения денег не как простого средства обращения, а как средства сохранения ценности. Этот момент не обойден классической теорией: для того, чтобы быть использованными в качестве средства обращения, деньги должны сохранять ценность между обменом, в котором индивидуум их получает, продавая некоторое благо, и обменом, в котором он их отдает при приобретении другого блага. В 1935 г. английский экономист Джон Хикс заметил, что ставкой интеграции денег в маржиналистскую теорию ценности является понимание причин, ввиду которых агент может предпочесть владеть деньгами, а не приносящими доход активами; в общепринятой современной теории этому вопросу, впрочем, уделяется большое внимание, и основное значение придается такой функции денег, как сохранение ценности1.

Основное отличие кейнсианской теории состоит не в учете одной из функций денег, игнорировавшейся классической теорией, а в особом способе ее рассмотрения. Каком Кейнс дает следующий ответ на этот вопрос:

“Однако здесь следует вернуться несколько назад и выяснить, почему же вообще существует такая вещь, как предпочтение ликвидности. В этой связи мы можем с пользой для дела применить древнее разграничение денег как средства обращения и как “ хранилища” богатства” (183, 233).

Исчерпывающее объяснение этого факта сложно и не может быть приведено до главы 15.

“Имеется, однако, необходимое условие, без которого предпочтение ликвидности в отношении денег как средства хранения богатства не могло бы иметь места. Таким необходимым условием является неуверенность относительно будущей нормы процента, т.е. относительно совокупности процентных ставок по займам различных сроков, которые будут превалировать в будущем” (183, 233-234).

См. ниже (глава 7: 4.3 и 4.4).

В молодости, еще не интересуясь экономикой, Кейнс в научном труде, посвященном теории вероятностей, сформулировал положение о различной природе риска, вероятность которого можно рассчитать, и неопределенности, для которой не существует элементов, позволяющих определить вероятность достаточно точно для принятия решений индивидуумом. Поскольку вероятность риска можно рассчитать, он может быть застрахован и учтен различными контрактами на рынке. Это оказывается невозможным при неопределенных событиях, как подчеркивал Кейнс в статье, сопровождавшей публикацию Общей теории:

“Не существует никакого научного подхода для расчета вероятности в данной ситуации. Мы просто не знаем. Тем не менее, необходимость действовать вынуждает нас, как практиков, сделать все от нас зависящее для того, чтобы не обращать внимания на этот неудобный факт и вести себя точно так, как если бы в нашем распоряжении были наилучшие расчеты в духе Бентама всех будущих выгод и ущерба, помноженных на соответствующие вероятности, после чего их остается только просуммировать”1.

Необходимо заметить, что существование финансовых рынков не позволяет разрешить проблему неопределенности; наоборот, они ведут к ее усложнению. Будущий уровень цен ценных бумаг и будущая норма процента, от которой он зависит, относятся именно к данному типу событий, так как они определяются действием рыночных сил, вероятность которых невозможно определить достоверно. Поэтому:

J.M. Keynes, “The General Theory of Employment”, The Quarterly Journal of Economics, февраль 1937, в The Collected Writings, т. XIV, стр. 114.

J.M. Keynes, “The General Theory of Employment”, The Quarterly Journal of Economics, февраль 1937, в The Collected Writings, т. XIV, стр. 114.

“Имеется и еще одно основание для предпочтения ликвидности, которое вызвано неуверенностью относительно будущей нормы процента в сочетании с условиями организованного рынка долговых обязательств” (184, 234-235).

Деньги действительно имеют такое преимущество над финансовыми активами: поскольку они являются мерой ценности, то их будущая номинальная ценность известна, тогда как ценность ценных бумаг не определена. Разумеется, реальная ценность денег зависит от будущей эволюции цены ее измерителя — например, некоторой корзины благ, но это касается также и реальной ценности ценных бумаг. Последним, в отличие от денег, свойственна дополнительная определенность — неопределенность их будущей номинальной ценности. Именно поэтому индивидуумы могут предпочесть владеть не финансовыми активами, а деньгами, хотя обладание последними и не приносит дохода:

“Почему у кого-либо за пределами сумасшедшего дома может возникнуть желание использовать деньги в их функции хранения богатства Потому что частью инстинктивно, частью осознанно, наше желание использовать деньги с этой целью — некий барометр степени недоверия нашим расчетам и конвенциям относительно будущего. И хотя это такое осознание денег само является инстинктивным и конвенциональным, оно действует, если можно так выразиться, на более глубоком уровне мотиваций. Оно появляется именно в те моменты, когда более высокие, менее обоснованные конвенции ослабевают. Деньги рассеивают наши сомнения и беспокойство; и требуемое нами вознаграждение за отказ от них является мерой нашего беспокойства»1.

Следовательно, именно владение деньгами является для индивидуумов некоторым формой страхования от будущей Там же, стр. 116.

неопределенности, чем и вызвано существование нормы процента по финансовым активам в качестве компенсации за отсутствие уверенности при хранении индивидуумами богатства в виде ценных бумаг, ценность которых в будущем является неопределенной.

Данный анализ имеет три следствия. Во-первых, желание обладания деньгами с целью сохранения ценности зависит от ожидаемой агентами будущей ценности финансовых активов; именно поэтому, как мы увидим, среди факторов, определяющих спрос на деньги, фигурирует спекулятивный мотив. Затем, норма процента, являющаяся ценой отказа от ликвидности, тем больше, чем выше неопределенность, касающаяся ее будущего уровня. Наконец, основное расхождение Кейнса и классиков по данному вопросу состоит не в том, рассматривается ли ими такая функции денег как функция сохранения ценности, а в том, принимается ли концепция радикальной неопределенности (вероятность которой невозможно определить). Основная трудность традиционной теории денег состояла, да и сегодня состоит в объяснении необходимости хранить деньги в рыночной экономике, где агенты могут избежать риска посредством заключения срочных контрактов1.

В настоящий момент мы располагаем элементами, позволяющими определить норму процента, важное значение здесь имеет спрос на деньги.

4.2. Спрос на деньги В основе предпочтения ликвидности, согласно Кейнсу, лежат три мотива, анализ которых позволяет вывести функцию спроса на деньги. Трансакционный мотив связан с потребностью осуществления обменов; он влечет спрос на деньги, пропорциональный предусмотренному объему сделок, основное влияние на него оказывает величина дохода. Мотив предосторожности определяет величину наличных денег на См. ниже (глава 7, 4.4).

непредвиденные расходы; можно предположить, что ее величина пропорциональна текущим расходам, и, следовательно, также определяется доходом. Наконец, спекулятивный мотив, являясь причиной упомянутого выше выбора формы хранения богатства, на данном уровне доверия агентов своим прогнозам влечет спрос на деньги тем меньший, чем выше норма процента по ценным бумагам (т.е. компенсация за отказ от ликвидности). Если Y — уровень национального дохода, а i — долгосрочная норма процента, тогда совокупный спрос на деньги L является суммой трансакционного и страхового спроса L1 и спекулятивного спроса L2:

(12) L = L1 (Y) + L2 (i), где L1’ > 0 и L2’ < 0.

Отсюда может быть выведено отношение между совокупным спросом на деньги и нормой процента i: i если не прямым, то косвенным образом оказывает влияние на слагаемое L1, поскольку, как мы видели в предыдущем разделе, повышение нормы процента ведет к снижению объема инвестиций, и, следовательно (через посредство мультипликатора), дохода. L1, следовательно, является убывающей функцией нормы процента.

Кейнс следующим образом описывает модель взаимодействия спроса на деньги и располагаемого количества денег:

“Предположим, что на предпочтение ликвидности, обусловленное трансакционным мотивом и мотивом предосторожности, приходится некая сумма наличных денег, размер которой мало чувствителен к изменениям нормы процента как таковой (если отвлечься от ее влияния на уровень дохода), так что оставшаяся часть общей массы денег обусловлена спекулятивным мотивом предпочтения ликвидности. Тогда норма процента и цена облигаций должны зафиксироваться на таком уровне, при котором стремление некоторых лиц держать наличные деньги (потому что в этих условиях они считают выгодным играть за “медведей”) в точности соответствует количеству наличности, которую можно использовать для спекулятивных целей” (186, 236).

Эта цитата может быть интерпретирована двояким образом:

либо все располагаемое количество денег взаимодействует с суммой L1 и L2, либо только одна часть “поглощается” трансакционным и страховым спросом, а другая отдельно “соответствует” спекулятивному мотиву. В главе 15 Общей теории Кейнс приводит аргументы в пользу и той, и другой интерпретации, что послужило причиной последующих дискуссий между кейнсианцами. Подобная же двусмысленность свойственна и принятой в работе гипотезе о предложении денег: так же как у классиков, оно является экзогенным, т.е. контролируемым финансовыми органами управления.

Согласно традиционной интерпретации, равновесие на рынке денег подразумевает равенство между экзогенным предложением денег М и совокупным спросом, или:

(13) M = L1 (Y) + L2 (i) Рисунок 6 иллюстрирует, таким образом, определение равновесной нормы процента i*:

i M i* L M, L Рис. 6. Определение нормы процента При таком подходе (соответствующем уравнению, предложенному Кейнсом на странице 215 (268) Общей теории) немедленно возникает одна проблема. Теория эффективного спроса указывает, что уровень дохода Y может быть определен на основе уровня инвестиций I (уравнение (11)), который, в свою очередь, может быть определен (рисунок 5) “при известной (из некоторых других источников) норме процента... ” (цитата со стр. 196 (248), приведенная выше, в 3.2.). Этим другим источником является равновесие на рынке денег. Но анализ последнего предполагает знание величины дохода Y, фигурирующего при определении спроса на деньги. Другими словами, норма процента не может быть определена из уравнения (13), поскольку оно содержит еще одну неизвестную, национальный доход. Решение было найдено Джоном Хиксом в его знаменитой статье 1937 г., Кейнс и классики (Mr.

Pages:     | 1 |   ...   | 27 | 28 || 30 | 31 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.