WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 38 |

Редкость имеет три следствия. Первое это присвоение. Если благо бесполезно, то никто не стремится обладать им. Если оно полезно, но его количество не ограничено (Вальрас приводит пример “атмосферного воздуха в обычных условиях” (23)), то никто не может его присвоить, что, впрочем, не представляет никакого интереса, поскольку в любой момент потребность в этом благе может быть удовлетворена. Напротив, если благо является редким, то возникает смысл и возможность владения им (для личного потребления или обмена). Редкость является естественным явлением (существующем в каждом обществе), присвоение тоже. Этим оно отличается от собственности, которая есть не что иное, как “законное или справедливое присвоение” (23), зависящим, таким образом, от морали.

Второе следствие редкости вытекает из первого: это обмен и его последствие, меновая ценность. Присвоив однажды блага, индивидуумы могут расстаться с ними, чтобы обменять в некоторых пропорциях на присвоенные другими индивидуумами блага:

“Полезные вещи, количество которых ограничено, как мы только что отметили, обладают ценностью и могут обмениваться. Между присвоенными однажды редкими вещами (что случается только с ними, причем обязательно случается с каждой редкой вещью), возникает отношение, состоящее в том, что независимо от непосредственной полезности вещи, каждая из них приобретает особое свойство — способность обмениваться на прочие вещи в той или иной пропорции” (24).

Меновая ценность имеет естественный характер, так же как и являющаяся ее источником редкость:

“Возникнув, меновая ценность приобретает естественный характер, естественный по своим причинам, своему проявлению и существованию. Рожь и серебро имеют ценность потому, что они редки, то есть полезны, и количество их ограничено (два естественных условия). Ценность ржи и серебра относительно друг друга определяется их большей или меньшей редкостью, то есть большей или меньшей полезностью и большей или меньшей ограниченностью их количеств, двумя естественными условиями, о которых упоминалось выше.” (26-27).

Меновая ценность является результатом свободной конкуренции между покупателями и продавцами: участникам обмена не остается ничего другого, как принять ее, поскольку нельзя уклониться от действия естественного закона:

“Это не означает, что мы не оказываем никакого воздействия на цены. Из того, что сила тяготения определяется законами природы, не следует, что мы можем только наблюдать за ее действием. Мы можем либо противостоять ей, либо нет, в зависимости от ситуации, но мы не можем изменить ни ее характер, ни законы, ее определяющие. Мы не управляем ею, мы зависим от нее. То же самое относится и к ценности” (27).

Третьим следствием редкости является производство, т.е.

совокупность работ, направленных на увеличение располагаемого количества благ и, следовательно, на уменьшение их редкости.

Согласно определению, приведенному в начале данного параграфа (Элементы, стр. XI), только одно из трех следствий редкости является предметом теоретической политической экономии. Это объясняется тем, что только обмен может быть описан некоторой величиной, меновой ценностью, которая может быть исследована с помощью математического аппарата:

“Меновая ценность является некоторой величиной и, как мы увидим далее, величиной значимой. И если математика занимается исследованием подобных величин, то, несомненно, существует еще недостаточно разработанное математическое направление, теория меновой ценности.

Нам уже известно, что эта наука является политической экономией. Сила и скорость также являются значимыми величинами, и математическая теория сил и скорости не охватывает всю механику. Очевидно, однако, что этот раздел теоретической механики должен предшествовать разделу прикладной механики.

Также существует теоретическая политическая экономия, которая должна предшествовать прикладной политической экономии, причем теоретическая политическая экономия является наукой, схожей с физико-математическими науками” (29).

Поэтому в теоретической политической экономии общественное богатство может быть определено как “совокупность редких материальных или нематериальных благ” или как “совокупность материальных и нематериальных благ, которые имеют ценность и могут быть обменены”: переход от одного определения к другому — это путь “от причины к следствию” (43). Следовательно, как отмечается в предисловии к четвертому изданию Элементов (1900 г.), теоретическая политическая экономия является математической теорией цен:

“Теоретическая политическая экономия является теорией определения цен в условиях свободной конкуренции. Совокупность всех благ, материальных и нематериальных, которые могут иметь цену, поскольку они являются редкими, т.е. одновременно и полезными, и количественно ограниченными, образует общественное богатство. Именно поэтому теоретическая политическая экономия является также теорией общественного богатства” (XI)1.

Ввиду того, что меновая ценность определяется на рынке, теоретическая политическая экономия является также теорией рынка:

“Имеющие ценность вещи, которые можно обменять друг на друга, называются товарами. Рынок имеет место там, где обмениваются товары. Феномен меновой ценности возникает на рынке, и именно на рынке необходимо изучать меновую ценность.

(...) Наконец, мир может рассматриваться как общий рынок, состоящий из различных частных рынков, на котором продается и покупается общественное богатство; нам необходимо определить, согласно каким законам совершаются эти сделки. Для этого мы, как В скобках после цитат указаны номера страниц книги Elements d’conomie politique pure ou thorie de la richesse sociale, (Элементы чистой политической экономии), 4 издание (1900), Париж, L.G.D.J. (1952).

всегда, рассмотрим рынок в условиях совершенной конкуренции, так же как и в теоретической механике на первом этапе исследования предполагают отсутствие трения” (44-45).

Таким образом, предметом теоретической политической экономии не являются частные формы рынка, наблюдаемые в реальной жизни: их изучает прикладная политическая экономия.

Значимость предположения о совершенной конкуренции состоит не в точности отражения реальности, а в возможности определения фундаментальных экономических законов, которые затем могут быть уточнены при анализе конкретных ситуаций.

Перейдем к рассмотрению основных принципов теории меновой ценности.

4.2. Основные принципы теории меновой ценности Как было замечено в первой части, в основе современной микроэкономики лежит теория ценности Вальраса.

Сформулированную с этой целью иным образом (см. ниже, глава 7), ее принято называть в литературе “моделью Эрроу-Дебре”. Целью данной работы не является изучение того, насколько упомянутая модель сохранила идеи Вальраса, это предмет отдельного исследования. Тем не менее, в ее основу были положены те же принципы, в связи с чем возникает вопрос о необходимости упоминания привычной сегодня англо-саксонской терминологии для обозначения теории общего равновесия Вальраса (ТОРВ).

Целью ТОРВ является определение системы цен и обмениваемого количества благ, соответствующих состоянию общего равновесия экономики в условиях совершенной конкуренции. Рассмотрим три аспекта этой проблемы.

Первый касается совершенной конкуренции. Мы уже отмечали отсутствие связи этой гипотезы с реальностью. Речь идет об описании экономики некоторым образом, позволяющем агентам благодаря равенству статуса и свободе легко вступать в контакт.

Характеристика условий совершенной конкуренции (большое число агентов, отсутствие препятствий для выхода и входа на рынок, однородность благ, совершенная информация и т.д.) менее важна, чем ее следствия: каждый независимый агент является “ценополучателем” (price-taker) на рынке, т.е. не оказывает никакого влияния на уровень цен. Это не означает, что они бездействуют, они управляют важными переменными — спросом и предложением каждого блага. Это не означает также и того, что все множество продавцов и покупателей не оказывает влияния на цены, напротив, последние определяются именно при встрече продавцов и покупателей. Но ни один агент не может лично назначать или влиять на цену. Эти условия значительно отличаются от существующих при несовершенной конкуренции, когда каждый агент или особая группа агентов определяют цену (price-maker).

Вторым аспектом является рыночное равновесие. Оно достигается для некоторого блага, если не существует эндогенной силы, которая могла бы изменить его цену, являющуюся, в этом случае, ценой равновесия. Поскольку именно соотношение спроса и предложения изменяет цену, то рыночное равновесие определяется как отсутствие избыточного спроса или предложения. В таком случае говорят о “сбалансированном” рынке (market-clearing). Так как предложение и спрос на рынке определяются соответственно суммой спроса и предложения отдельных агентов, это условие означает, что каждый из них также находится в состоянии равновесия, поскольку сбывает именно то количество, которое предлагает по равновесной цене или получает именно то количество, которое хотел приобрести по этой цене. Можно, разумеется, рассмотреть рынок, на котором по той или иной причине отсутствие возможности согласования цен не позволяет сбалансировать спрос и предложение, в этом случае также существует состояние равновесия, но “не равновесия по Вальрасу”. Однако ТОРВ изучает только “сбалансированные” рынки.

Третьим аспектом является общее равновесие. Под последним понимается состояние экономики, при котором не только все рынки находятся в состоянии равновесия, но также очевидна их взаимозависимость. Этот метод отличен от анализа частного равновесия, при котором каждый рынок изучается ceteris paribus, т.е.

предполагается, что все остальные рынки находятся и остаются в состоянии равновесия, что бы ни происходило на рассматриваемом рынке. Рациональность поведения агента, осуществляющего свой выбор при некоторых ограничениях, подразумевает, что его спрос или предложение на одном рынке отразится на других рынках.

Однако предполагается возможность отделения этих последствий (и, следовательно, воздействия, оказываемого на данный рынок прочими рынками), от явлений, свойственных рассматриваемому рынку. В условиях общего равновесия, наоборот, спрос и предложение зависят от всех цен (и доходов, которые также являются ценами), существующих в экономике. Различные рынки и равновесие на них оказываются взаимозависимыми.

Результатом взаимозависимости рынков является невозможность какой-либо геометрической интерпретации равновесия; для формального представления необходимо построить систему уравнений. Для каждого блага i из n соответственно определенных благ одно уравнение описывает равновесие спроса, другое — равновесие предложения. Из системы 2n уравнений находим n цен и n количеств равновесия, при условии независимости уравнений и неразложимости системы. Единственность решения означает, что существует состояние экономики, причем только одно, при котором рыночный спрос и рыночное предложение (и, следовательно, по определению, индивидуальный спрос и предложение) совместимы.

Кроме того, необходимо задать ограничения, обеспечивающие экономическую значимость решения, т.е. неотрицательность значений цен и количества.

Номенклатура благ определяется их потребительной ценностью, число рынков совпадает с числом благ. Агенты на рынке делятся на продавцов и покупателей, однако эта специализация является следствием того, что Адам Смит называл разделением труда: она чисто функциональная и не соответствует классовому делению общества. Каждый индивидуум может сменить положение на рынке (продавца или покупателя) и рынок.

Для упрощения презентации ТОРВ рассмотрим два вида агентов:

домашние хозяйства и предприятия. Эти категории являются чисто функциональными, агенты относятся к той или иной группе в зависимости от рассматриваемого рынка. Действительно, сами предприятия принадлежат домашним хозяйствам, это касается и частных предприятий, принадлежащих управляющему ими собственнику, и различных организаций, права собственности на которые разделены (например, между акционерами), а управление осуществляют наемные работники. Итак, все обмены совершаются между домашними хозяйствами, т.е. индивидуумами, даже если на рынке они действуют через принадлежащие им предприятия.

В первых шестнадцати главах Элементов Вальрас обращается к “чистой экономике обмена”, где рассматриваются только потребительские блага, непосредственно удовлетворяющие потребности. Их располагаемое количество предполагается заданным; цены, как мы видели во второй части, пропорциональны предельным полезностям. На следующем этапе предполагается, что все эти блага создаются (рассматривается “производственная экономика”) с помощью производственных услуг. Такое развитие анализа обосновывается следующим образом:

“Какими бы сложными не были изучаемые явления, всегда применим научный подход, развитие анализа от простого к сложному. Я исследовал, применяя математическую теорию обмена, обмен двух товаров в натуральном выражении, затем обмен множества товаров при наличии измерителя. Но в стороне осталось то обстоятельство, что производство товаров является результатом взаимодействия производительных элементов, таких как земля, труд и капитал. После задачи математического определения цен продуктов рассмотрим вопрос о математическом определении цен производственных услуг” (175).

Введем функциональное отличие между домашними хозяйствами, приобретающими потребительские блага, и предприятиями. Для того, чтобы произвести блага, предприятия используют комбинацию (соответствующую некоторой технологии) производственных услуг, являющихся вторым типом товаров, приобретаемых предприятиями и предлагаемых домашними хозяйствами. Анализ рынков потребительских благ и производственных услуг, определение их равновесного количества и цен, является предметом, согласно используемой Вальрасом терминологии, теории обмена и производства.

Теория капитализации, излагаемая начиная с двадцать третьей главы, посвящена ресурсам, или элементам капитала (капитальным благам), являющимся источником производственных услуг.

Предметом теории капитализации является определение цен капитальных благ:

“Мы предполагаем наличие цен только на рынке. Поэтому, также как для определения цен продуктов и услуг мы рассматривали рынок продуктов и рынок услуг, для определения цен капиталов нам необходимо рассмотреть некоторый рынок, назовем его рынком капитала, на котором продаются и покупаются капитальные блага.

Спрос на продукты вызван их полезностью; спрос на услуги существует ввиду полезности и ценности продуктов, для создания которых они служат. Чем объясняется наличие спроса на капитальные блага Рентой, трудом и прибылью, а главным образом, соответствующими им процентом, арендной и заработной платой.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.