WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 38 |

Далее мы рассмотрим понятия полезности и редкости, введенные Менгером и Джевонсом, затем закон спроса и предложения (частное равновесие) Маршалла, и, наконец, закон спроса и предложения (общее равновесие) Вальраса. Изучение трудов Вальраса отдельно от двух других авторов, чьи работы обусловили “маржиналистскую революцию”, тем более после ученого (Маршалла), жившего в более позний период, представляет собой нарушение хронологического порядка. Но теория Вальраса — более развитая форма маржиналистского анализа. Она позволяет разрешить проблемы, стоявшими перед другими авторами, чем и вызвано ее признание в качестве современной микроэкономической теории. Такая последовательность также соответствует внутренней логике маржиналистского подхода и историческим формам его проявления, поскольку, как мы уже отмечали, теория Вальраса была понастоящему оценена только начиная с 40-х годов XX века, после длительного господства теории Маршалла.

2. Полезность и редкость: Карл Менгер, Стенли Джевонс 2.1 Блага и потребности Отправная точка анализа у указанных авторов — определение экономического блага. Благо — любая вещь, обладающая с точки зрения человека полезностью; но не каждая полезная вещь является экономическим благом: она при этом должна быть редким благом, что выражается в превышении спроса на это благо над количеством, в котором оно досупно:

“Полезность — это способность вещи удовлетворять человеческие потребности. Отсюда следует (если только полезность признается потребителями), что она является основным условием, придающим вещам характер экономического блага.

Неэкономические блага полезны, также как и блага экономические, поскольку они также способны удовлетворять наши потребности. (...) Неэкономическое благо от блага экономического отличает именно то, что факт удовлетворения какой-либо человеческой потребности не зависит от конкретного располагаемого количества в случае неэкономических благ, но зависит от конкретного располагаемого количества в случае экономических.”Редкость, придающая благу его экономический характер, лежит в основе расчета, проводимого индивидуумом, и ценности, которую он присваивает этому благу:

“Если в течение периода, во время которого люди осуществляют закупочную деятельность, спрос на благо превышает его количество, и если они стремятся наиболее полно удовлетворить свои потребности в данном благе при данных обстоятельствах, они будут вынуждены заняться деятельностью, описанной выше и названной экономическим расчетом. Их восприятие этого отношения порождает другое явление, глубокое понимание которого лежит в основе нашей науки. Я имею в виду ценность благ. (...) Ценность, следовательно, определяется важностью для нас отдельных благ или их количества, поскольку мы согласны приобретать эти блага для удовлетворения наших потребностей.

Отсюда следует, что ценность благ, также как и их экономический характер, объясняется рассмотренным выше отношением спроса и располагаемого количества благ”2.

Carl Menger, Grundstze der Volkswirtschafltslehre (1871), Wien, W.

Braumller, стр. 84.

Там же, стр. 77-80.

Родоначальники маржинализма особенно настаивали на субъективном характере ценности. Поскольку она является результатом признания человеком редкости, ценность не существует вне субъективных отношений человека и экономического блага:

“Таким образом, ценность не присуща благам, она не является их свойством; она не является независимой вещью, существующей сама по себе. Это оценка экономическими субъектами благ, которыми они могут владеть для поддержания жизни и благосостояния. Т.е.

ценность не существует вне сознания людей. Следовательно, ошибочным является утверждение, что благо, имеющее ценность для экономических субъектов, является некоей самостоятельной “ценностью”. Поэтому экономисты ошибаются, говоря о “ценностях” как реальных независимых объектах, материализуя таким образом ценность”1.

Менгер упоминает здесь сторонников трудовой ценности, то есть, с его точки зрения, “классических” авторов (Смита, Рикардо).

Но ценность, изучаемая “классиками”, проявлялась в процессе обмена (рассматривалась меновая ценность, а не потребительная ценность, как в данном случае) и отражала не собственные свойства вещей, а отношения между людьми. Менгер же в своей концепции основное место отвел отношению между благом и человеком, что привело к признанию существования блага вне человека и объективизации экономической деятельности. Утверждение о “субъективном” характере ценности в первом случае и о ее “объективности” в другом важно с точки зрения признания существования сознательного и рационального субъекта, так называемого homo economicus — человека экономического.

Там же, стр. 86.

2.2. Закон убывания предельной полезности Итак, согласно Менгеру, благо имеет ценность. Но почему ценность одного блага превышает ценность другого Для ответа на него вводится понятие предельной полезности.

Предположим, что индивидуум составляет перечень своих потребностей в порядке убывания их важности. Для этого он определяет величину ценности первой единицы блага, удовлетворяющего какую-либо потребность. Убывающая важность потребности в благах с I по X выражается в последовательности чисел с 10 до 1 (число 10 представляет ценность, в которую индивидуум оценивает потребление первой единицы блага, удовлетворяющей потребность I, имеющую наибольший приоритет).

Ценность первой единицы каждого блага уменьшается соответственно относительной важности потребности:

Потребность I II III IV V VI VII VIII IX X Ценность первой единицы блага 10 9 8 7 6 5 4 3 2 Если рассматривать теперь каждое благо отдельно, то можно заметить, что его важность для индивидуума будет уменьшаться по мере удовлетворения потребности в нем. Так, ценность второй единицы блага, удовлетворяющего потребность I, не превышает 9, третьей 8 и т.д. Ценность следующей единицы блага уменьшается в зависимости от располагаемого количества этого блага, что можно представить в следующем виде:

Располагаемое количество блага, Ценность блага Удовлетворяющего потребность I т.д. т.д.

Объединив “показатели степени насыщения” для всех благ мы получим следующую таблицу, представляющую ценность этих благ:

Потребность I II III IV V VI VII VIII IX X Располагаемое количество 110 9 8 7 6 5 4 3 2 29 8 7 6 5 4 3 2 1 38 7 6 5 4 3 2 1 47 6 5 4 3 2 1 56 5 4 3 2 1 65 4 3 2 1 74 3 2 1 83 2 1 92 1 10 1 Числа в данной таблице отражают удовлетворение, полученное от потребления дополнительной единицы блага. Так, удовлетворение от еще одной единицы блага I, в случае, когда индивидуум уже располагает тремя единицами, равно 7. Каждое число, таким образом, отражает полезность последней единицы блага, или его предельную полезность.

Итак, наш homo economicus располагает следующими тремя элементами, необходимыми для проведения экономических расчетов. Будучи гедонистом, т.е. стремясь максимизировать удовлетворение от потребления благ, он последовательно будет увеличивать (если ограничения позволяют это делать) потребление тех благ, которые обладают максимальной предельной полезностью.

Т.е. сначала выберет первую единицу блага I, затем вторую единицу этого же блага или первую единицу блага II и т.д. Подобные расчеты вполне характеризуют экономическую деятельность:

“Повсюду, где живут люди, вне зависимости от достигнутого ими уровня развития мы можем наблюдать, как экономический индивидуум сравнивает важность удовлетворения той или иной своей потребности как и различные фазы более или менее полного удовлетворения потребности в конкретном благе, и как, вследствие этого, он направляет свою экономическую деятельность на наиболее полное удовлетворение своих потребностей”1.

Такое поведение экономического субъекта гарантирует равенство ценности блага его предельной полезности:

“Итак, знание степени важности удовлетворения различных потребностей человека, а также различные стадии этого процесса являются первой причиной неравенства ценности благ”2.

Согласно “фундаментальному психологическому закону” предельная полезность блага выше, если:

Там же, стр. 94.

Там же, стр. 95.

• потребность, которую это благо удовлетворяет, имеет более высокий приоритет;

• располагаемое количество блага сравнительно невелико.

Можно предположить, что в основу маржиналистской теории положены частные гипотезы, касающиеся психологии индивидуума;

в этом случае ее состоятельность зависела бы от правдоподобия этих гипотез. Однако значение анализа Менгера состоит не в указании на связь между ценами на блага и частным поведением, а в том, что, как мы увидим далее, показано существование зависимости между ценами и располагаемыми количествами благ.

2.3. Цены как индикаторы относительной редкости благ В обществе, основанном на разделении труда, индивидуумы получают блага в процессе обменов, а не через непосредственные отношения с природой. Согласно Смиту, обмен является реальным (не денежным), если в результате его один индивидуум получает некоторое количество одного блага и второй получает некоторое количество другого. Соотношение этих двух количеств определяет меновую ценность (или относительную цену) одного блага в единицах другого.

Определенный таким образом обмен может быть проанализирован с точки зрения отдельного индивидуума:

“Общая форма законов политической экономии имеет ту же ценность для анализа поведения для отдельного индивидуума, что и для всего народа”1.

William Stanley Jevons, The Theory of Political Economy (1871), перевод на французский, Париж, Giard et Brire, 1909, стр. 94.

Таким образом, мы приходим к поиску источника меновой ценности благ в их (потребительной) ценности. Механизм определения цены прост. Получая единицу блага А, индивидуум увеличивает свое удовлетворение на величину, равную предельной полезности блага А. Но в процессе обмена он отдает некоторое количество блага В. Это цена, которую он платит за данную единицу блага А. Поскольку благо В также обладает с точки зрения индивидуума предельной полезностью, то такое изъятие блага В понижает степень его удовлетворения (отказ от блага вызовет уменьшение полезности). Операция обмена возможна лишь в том случае, когда для каждого индивидуума получаемое в ее результате повышение удовлетворения больше или равно его уменьшению.

Следовательно, каждый индивидуум будет стремиться отдать возможно меньшее количество блага В за максимально возможное количество блага А. Другой участник обмена действует, согласно гипотезе, аналогичным образом. Получая какое-то количество блага Б взамен данного количества блага А, он стремится к увеличению своего удовлетворения в степени, равной или превышающей уменьшение последнего; таким образом, он хочет отдать минимально возможное количество блага А взамен максимально возможного количества блага В. Таким образом, два индивидуума согласятся на обмен лишь в том случае, когда ценность, приписываемая единице блага А будет равна ценности, приписываемой обмениваемому на него количеству блага В, которое является ценой этой единицы блага А. Таким образом цена единицы блага А, т.е. количество блага В, на которое она обменивается, равна отношению ценностей (т.е. предельных полезностей) А и В для их владельцев:

рA/B = UmA/UmB.

Пусть рA — цена блага А в единицах некоторого блага, выбранного произвольно и называемого измерителем (numeraire), а рВ — это цена блага В в единицах того же блага. Тогда мы можем записать рA/B как рA/рB и получим следующее выражение:

рA/рB = UmA/UmB, или:

UmA/ рA = UmB/рB.

Равновесие таким образом достигается тогда, когда отношения предельных полезностей обмениваемых благ к их ценам равны между собой. Этот результат может быть обобщен для случая n благ исходя из того, что равновесные цены всех благ определяются законом равенства отношений предельных полезностей благ к их ценам:

UmA/ рA = UmB/рB =...UmN/рN Такому определению равновесных цен уже присущи характерные черты маржиналистской теории, которые мы будем встречать по мере ее развития:

• цены благ определяются взаимодействием двух элементов:

оценки индивидуумом своих потребностей и количества имеющихся в его распоряжении благ. Эти две составляющие одинаково важны для определения цены, что видно из таблицы “степеней удовлетворения”;

• существует связь между ценой блага и его располагаемым количеством, что позволяет рассматривать (относительную) цену блага как индикатор его редкости (по сравнению с прочими благами).

Однако эта модель имеет одно существенное ограничение:

располагаемое количество благ задано и его нельзя изменить. C такой ситуацией мы имеем дело, например, когда каждый заключенный в некотором месте отбытия заключения получает посылку с различными вещами1. Предположим, что никого не удовлетворяет первоначальное распределение благ и каждый желает обменять все или часть содержимого своей посылки. Согласно величине спроса и предложения определяется цена каждой вещи, причем располагаемое количество благ постоянно и определяется содержимым посылок.

Стремясь расширить анализ на ситуации, когда располагаемые количества благ могут изменяться, Джевонс вновь вводит “классический” элемент, отброшенный при анализе ценности:

издержки производства. При этом он отличает “причину ценности” (предельную полезность и “определяющее обстоятельство” (затраты труда). Труд не является причиной ценности:

“Ставится и вопрос о труде как об элементе ценности. Имеется достаточно много экономистов, считающих труд причиной ценности.

Они утверждают, что ценность вещей объясняется воплощенным в них трудом. Эти экономисты подразумевают также, даже в том случае, когда не заявляют это, что ценность пропорциональна количеству такого труда. Эта доктрина, прямо противоречащая фактам, не может просуществовать ни единого мгновения (...).

Можно также противопоставить количество труда, затраченного на создание вещи и соответствующую ей ценность. На создание крупных предприятий, таких как Great Western Railway или туннель под Темзой, может быть затрачено значительное количество труда, но их ценность зависит только от количества людей, находящих их полезными. Если нельзя найти применение пароходу компании Great Eastern, то его ценность равна нулю, за исключением ценности некоторых материалов, из которых он построен”2.

Joan Robinson, Hrsies conomiques (1971), Париж, Calmann-Lvy, 1972, стр. 29.

Jevons (1871), стp 241-243. Ответ на это возражение можно найти уже у Рикардо “...полезность не является мерой меновой стоимости, хотя она Поскольку труд принимает участие в производстве вещи, его необходимо, тем не менее, принимать во внимание не как причину ценности, но как “определяющее обстоятельство”, так как, определяя располагаемые количества благ, он управляет “конечной степенью полезности” (т.е. предельной полезностью), являющейся истинной причиной ценности:

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 38 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.