WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В основном во вторую группу церковнославянизмов входили лексико-фонетические и словообразовательные варианты общеславянских лексем, характерные для языка южных славян. К первым, например, относятся слова с корневым и приставочным неполногласием, с написанием Щ на месте этимологического *tj, слова с отсутствием j перед А в начале слова и мн. др., а ко вторым — слова с приставкой -, с суффиксами -, -, -, и мн. др. Многие церковнославянизмы второй группы оказались в плане выражения в системных отношениях со своими восточнославянскими эквивалентами. Так, церковнославянскому trat всегда соответствует восточнославянское torot, церковнославянскому А в начале слова — восточнославянское JA и т.д. Регулярность этих отношений, несомненно, способствовала быстрому распространению церковнославянского языка на Руси, облегчала понимание церковнославянской литургии для необразованной части прихожан. Именно благодаря системности и регулярности этих отношений церковнославянский язык сумел совместить в своем развитии две, казалось бы, взаимоисключающие тенденции: тенденцию сделать церковнославянскую литургию как можно более доступной для понимания основной массой прихожан и тенденцию к максимальному противопоставлению в плане выражения церковнославянского языка как языка сакрального древнерусскому — светскому языку. Что же касается церковнославянизмов третьей группы, чуждых языку восточных славян только в плане содержания, то их количество было невелико, и значительная часть их довольно скоро вошла в состав лексики древнерусского языка. Впрочем, некоторые слова этой группы сохранили свою «церковнославянскость» на протяжении всей своей истории. К ним, например, относятся слова в значении «дьявол», в значении «Бог», h в значении «Богородица».

Известны также случаи перехода в эту группу церковнославянизмов слов, общих для церковнославянского и древнерусского языков.

Примером тому может быть глагол в значении «иду».

Впрочем, таких примеров крайне немного.

Во второй главе «Лексика базового списка паремий Борису и Глебу» рассматривается лексика древнейшего списка, характеризуется соотношение в нём: 1) церковнославянизмов и слов, общих для древнерусского и церковнославянского языков; 2) различных групп церковнославянизмов между собой.

Из трех групп церковнославянизмов в языке исследуемого нами списка представлены почти исключительно слова, чуждые древнерусскому языку только в плане выражения. Основную массу выявленных нами лексических церковнославянизмов составляют не собственно лексические заимствования из старославянского или греческого языков, а южнославянские лексико-фонетические варианты общеславянских лексем. Для анализа нами привлекается лексика со следующими особенностями плана выражения: 1) наличие/отсутствие j перед А в начале слова; 2) наличие/отсутствие j перед У в начале слова; 3) отражение праславянского сочетания *dj; 4) отражение праславянского сочетания *tj; 5) полногласие /неполногласие; 6) отражение праславянских сочетаний *ort, *olt; 7) отражение древних сочетаний редуцированных с плавными; 8) переход/непереход Е в О в начале слова; 9) выпадение/невыпадение j в междугласном положении.

Эти церковнославянско-древнерусские оппозиции распределяются между тремя группами, в зависимости от того, какой из двух компонентов противопоставленной пары та ли или иная оппозиция реализует в языке исследуемого текста. В первую группу мы объединяем те оппозиции, которые реализуют в языке исследуемого нами текста только древнерусский компонент противопоставленной пары. Сюда относятся: отсутствие j перед У в начале слова: « » 139г, отражение праславянского *dj как Ж: «~ # » 138а; обязательное наличие j в междугласном положении: «" » 140в; отражение древних сочетаний редуцированных с плавными как trot, в сочетании с живым произношением эпохи — « ~» 138а.

Во вторую группу мы включили оппозиции, которые всегда реализуют только церковнославянский компонент: отражение праславянского сочетания * tj как Щ: « » 140в; отражение праславянских сочетаний *ort, *olt как ра-, ла-, непереход Е в О в начале слова, представленный, впрочем, в тексте всего два раза одной и той же лексемой — « ~ »138б, « ~» 139в. В третью группу мы отнесли оппозиции, реализующие в тексте данного списка оба компонента: наличие/отсутствие j перед А в начале слова и полногласие/неполногласие.

Отсутствие j перед А представлено у нас четырьмя случаями:

« » 139а; « ~ » 139б; « » 139б;

« » 140б. Наличие j перед А в начале слова встречается дважды: « "h»; 140в; « " h» 140г.

Как показал анализ, для исследуемого нами текста нормой является неполногласие как в корнях, так и в приставках: ~ 138а, 138г, 139б, и мн. др. Единственный зафиксированный нами случай отражения праславянского сочетания *telt дает не tlet, как это обыкновенно бывает в церковнославянских памятниках восточнославянского происхождения, но характерное для старославянского языка tlt - h () 139а.

На общем неполногласном фоне в тексте данного списка обнаружено пять случаев появления полногласной лексемы:

«h » 139б; «^" ^ () i» 139г; « » 138г; « » 138г; « » 140г. В словах i 139г и 139б полногласие объясняется тем, что здесь мы имеем дело с именами собственными восточнославянского происхождения.

Производным от имени собственного, топонима, является также слово 138г. Иначе дело обстоит с полногласной словоформой 140г, демонстрирующей расхождение лексических значений полногласного и неполногласного вариантов:

полногласный вариант употребляется в нашем тексте в значении «изгородь», «забор», «ограда», «укрепление»: «h » 140г, а неполногласный в значении «населенный пункт несельского типа»:

«h » 139г.

Появление полногласной формы глагола связано, по нашему мнению, со стремлением автора данного текста избежать омонимии между неполногласным «pugnare» и «capere».

Нетрудно заметить, что две последние оппозиции, хотя и реализуют в нашем тексте оба своих компонента — церковнославянский и древнерусский, реализуют их по-разному.

Если для оппозиции полногласие / неполногласие в качестве нормы реализуется неполногласный вариант, а полногласие появляется лишь в силу особых, легко прослеживаемых причин, то для оппозиции наличие / отсутствие j перед А в начале слова общая норма отсутствует; можно утверждать, что нормой является отсутствие j перед А в слове и наличие j в слове ", но нельзя утверждать, что нормой является наличие или отсутствие j во всех словах этого типа.

В тексте памятника есть церковнославянизмы, маркированные словообразовательными суффиксами -, -, : « » 140а; «~ #~» 140а; «# h ^ h""»140;

«i»4140в.

Другой характерной чертой церковнославянского языка была высокая продуктивность словосложения и, как следствие этого, наличие в текстах большого количества многокорневых слов. К ним относится и только что приведенное выше существительное h"~.. Всего мы имеем в нашем тексте десять случаев употребления сложносоставных слов: «h ()~ # » 138а; «() h () () » 138б; «() () » 138б; « ~» 139в;

« h" i» 140в. Все эти слова относятся к первой группе церковнославянизмов, чуждых древнерусскому языку, как в плане выражения, так и в плане содержания. К этой же группе церковнославянизмов следует отнести и однокорневое заимствование : «^ ()# ()» 139г.

Наиболее бедно в нашем тексте представлена третья группа церковнославянизмов — слов, противопоставленных т.е. древнерусскому языку только в плане содержания. Здесь мы имеем два теонима — : « ~ ~ h ()»140а, и : «#~ ()# # »139в.

Проведённый в данной главе анализ лексики древнейшего из списков памятника показал, что наиболее многочисленными среди лексических церковнославянизмов являются церковнославянизмы второй группы, т. е. церковнославянизмы, чуждые языку восточных славян только в плане выражения, среди которых преобладают восходящие к языку южных славян лексико-фонетические варианты общеславянских лексем. Словообразовательные церковнославянизмы крайне немногочисленны и играют ничтожно малую роль при создании оппозиции «древнерусское – церковнославянское». Церковнославянизмы, чуждые древнерусскому языку, как в плане содержания, так и в плане выражения, представлены почти исключительно многокорневыми словами, исключения составляют заимствования: и.

Наименее многочисленными являются церковнославянизмы, чуждые древнерусскому языку только в плане содержания, представленные у нас лишь двумя теонимами: и.

В третьей главе «Церковнославянизмы и слова, общие для древнерусского и церковнославянского языков» рассматриваются разночтения, в которых слова, общие для этих двух языков заменяются на церковнославянизмы, либо наоборот. Анализ лексики с полногласием/неполногласием показал, что для поздних списков часто бывает характерна замена полногласного варианта на неполногласный: «^" ^ () i» KI-139г ~ K2-259об ~ K3-146а ~ K4-143в ~ K5-222 ~ K6-173 ~ K7-c.44 ~ ’ K8-150г ~ K9-220об ~ K10-222.

Этот случай не единичен. Так, во фразе «h » KI-139б в списках К4 и К7 наименование резиденции великих киевских князей появляется в неполногласном оформлении:

К4-142 г, К7-с.43. Остальные списки сохраняют написание К1. Целый ряд случаев замены полногласного варианта на неполногласный связан со списком К7: « h » KI-138г ~ () K7-с.43; « » KI-138г ~ () K7-с.43; « » KI-138г ~ K7-с.43; « » KI-140г ~ К7-с.45. Последнее разночтение свидетельствует о стирании лексических различий между полногласным и неполногласным в языке создателя списка К7. Последний случай замены полногласного варианта на неполногласный обнаружен в списке К6: « # » KI-138г ~ # К6-171об.

До сих пор речь шла об отражении в исследуемом нами памятнике праславянского сочетания *tort. Теперь следует сказать несколько слов по поводу рефлексов сочетаний *tert, *telt. Вопреки распространенному мнению о том, что указанные выше праславянские сочетания были представлены в языке церковнославянских памятников Древней Руси как tret, tlet5, в тексте исследуемого памятника обнаружено довольно много случаев написания сочетаний trt и tlt. Так, единственный имеющийся у нас случай отражения праславянского сочетания *telt выглядит по спискам следующим образом: «h () » KI-139а h K2-258об ~ h K3-144г ~ K5-112б ~ h K6-171об ~ K7-с.43 ~ h K8-149г ~ K9-219об ~ K10-220об. В пяти случаях из десяти мы встречаем южнославянское tlt. В списке К4 соответствующий фрагмент текста утрачен.

Семь раз встречается в списках на месте праславянского *tert южнославянское trt: «() » К1-139б ~ ch К2-258 ~ h К5-112г; « h» К1140г ~ h К2-260об; «# h ^ h""» К1-140г hh"" К2-260об; «() » К1-139г ~ «h() » К7-с. 44; «h » К1-138г ~ «h h# h » К5112а ~ «h # ()@ h ()» К7-с. 43 ~ «h # ’’» К8149б ; «() ~ () ()»К1138б ~ h 2-256.

Соболевский А. И. История русского литературного языка. – Л., 1980. – С.

29.

Усиление «церковнославянскости» в поздних списках памятника демонстрируют также примеры такого явления, как отражение праславянского сочетания *dj. Если в К1 и списках, близких к нему по времени создания, *dj всегда отражается как Ж, то в списках более поздней эпохи появляются случаи написания ЖД: «~ # » К1-138а ~ () # К7с.42 ~ ()() К8-148в ~ ()() К9-218.

В некоторых поздних списках мы наблюдаем также появление j перед У в начале слова: « » KI-139г ~ К7с.44 ~ К8-150в; « # » KI-с.40а ~ @ К7-с.44. В остальных списках мы встречаем то же, что и в KI.

Одним из признаков так называемого второго южнославянского влияния является выпадение j в междугласном положении. Эпизодическое выпадение j наблюдается в исследуемых нами списках периода второго южнославянского влияния: «" » KI-140в ~ К7-с.45 ~ u’ К8-151б ~ К9-220об; « ~ " * » KI-140в ~ i К7-с.45 ~ i К8-151б.

Наиболее часто безъйотовое написание встречается в списке К7, хотя и в нем йотация не всегда отсутствует: «# i# ()» К7-с.43 и др.

Еще одной особенностью ряда списков является сохранение на письме древнего сочетания редуцированных с плавными, давно уже не имеющего никакой опоры в реальном произношении: « ~» KI-139а ~ К2-257об К3-145а ~ К4142в ~ К5-112б ~ К6-172 ~ К7-с.43 ~ К8149г ~ () К9-219об ~ К10-220об;

Наряду с явной тенденцией к росту церковнославянского элемента, в некоторых поздних списках паремий Борису и Глебу, мы встречаемся с явными русизмами. Таковыми являются слова с отражением праславянского *tj как Ч в списках К9 и К10: « #» KI-140б ~ К10-222; « » KI-140в ~ ’ К10-222; « // " ·г· # () » KI-138г/139а ~ «# # ··#()» К9-219об. В остальных списках употребляется то * Так в книге же написание варьирующегося слова, что и в списке KI. Появление явного русизма в списке К9 связанно, по-видимому, с тем, что в предполагаемом протографе этого списка числительное было обозначено буквой под титлом, как например, в KI.

Другая группа русизмов связанна с появлением j перед А в начале слова: « » KI-139а ~ " К3-145а; « () h » KI-140б ~ " К2-159об ~ К3-146в ~ " К4-143г ~ К6-173об ~ # К7-с.44 ~ К8151а ~ " К9-220об ~ " К10-222; I-139б ~ " К2258 ~ " К3-145б ~ " К4-142г ~ " К6-172 ~ " К7-с.43 ~ "() К8-150а ~ " К9-220 ~ " К10-221об.

Собственно лексические и лексико-словообразовательные церковнославянизмы гораздо менее многочисленны, нежели лексико-фонетические. только три однотипных замены в одном из списков слова, общего для древнерусского и церковнославянского языков, на лексический церковнославянизм: «^() ^ ~() h » KI-140а ~ К2-258об; «() » KI-139г «()//» К4-143а/б; « » KI-138г ~ К2-257. Замена слова словом связана здесь с тем, что слово могло обозначать как христианского, так и языческого бога, в то время как слово, будучи семантической калькой с греческого К, могло употребляться только как обозначение Бога христианского. Функционирование слова в качестве церковнославянизма было возможно в старший период существования церковнославянского языка, когда еще не совсем угасла борьба с язычеством, когда в общую оппозицию древнерусское / церковнославянское входила конкретная оппозиция языческое / христианское.

Одним из признаков церковнославянского языка было наличие сложных, по преимуществу двукорневых, слов.

Единственное обнаруженное разночтение, фиксирующее появление одного из таких слов, связано со списком К9: «"~ () # ()» KI-139г ~ «@## @» К9-220об.

Причастие @# является, по-видимому, окказионализмом. Замену одного сложного слова на другое демонстрирует разночтение, связанное со списком К7: « h» KI-139а ~ К7-с. 43. Имеется и «обратное» разночтение, связанное с заменой двукорневого слова в списке КI на однокорневое во всех остальных: «#() h» КI-139г ~ К3-135г ~ К4-143б ~ К6-172об ~ К7-с.44 ~ ’ К8-150в ~ () К9-220об ~ ’ К10-221об. В списках К2 и Ксоответствующее слово отсутствует.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.