WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

Мусорин Алексей Юрьевич ЛЕКСИЧЕСКИЕ РАЗНОЧТЕНИЯ В СПИСКАХ ПАРЕМИЙ БОРИСУ И ГЛЕБУ Специальность 10.02.01 – русский язык

Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата филологических наук

Новосибирск 2006

Работа выполнена на кафедре древних языков Новосибирского государственного университета.

Научный руководитель – доктор филологических наук профессор Панин Леонид Григорьевич

Официальные оппоненты: доктор филологических наук профессор Фёдоров Александр Ильич, кандидат филологических наук доцент Шишкина Татьяна Альбертовна Ведущая организация – Московский педагогический государственный университет

Защита состоится «_» _ 2006 года в _ часов на заседании специализированного совета к 212.174.04 при Новосибирском государственном университете (г. Новосибирск, ул.

Пирогова, д. 2).

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке Новосибирского государственного университета.

Автореферат разослан «» _2006 г.

Учёный секретарь специализированного совета доктор филологических наук, профессор О.Н. Алешина 2 Введение Реферируемая диссертация посвящена исследованию лексических разночтений в списках паремий Борису и Глебу по рукописям Краткой редакции.

Во Введении определяется объект исследования, обосновывается актуальность темы, формулируются цель и задачи, определяется научная новизна, теоретическая ценность и практическая значимость работы, предлагается практическое использование результатов исследования, даётся описание метода, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

Источники материала и объект исследования. Паремийные чтения Борису и Глебу – одно из древнейших произведений оригинальной русской литературы. По классификации Л.С. Соболевой, все сохранившиеся списки памятника распределяются между четырьмя редакциями. Древнейшей является Особая редакция, созданная между 1036–1054 гг. и дошедшая до настоящего времени в единственном списке XVI в. Позднее сформировался текст Краткой редакции. В результате распространения ее текста библейскими цитатами появилась Пространная редакция, на основе которой была создана Дополнительная. Все четыре редакции оформились до 1115 г. 1.

Реферируемая работа выполнена на материале десяти из двенадцати списков Краткой редакции паремий Борису и Глебу (к двум спискам доступ получить не удалось). К исследованию также привлекались данные списка Особой редакции и четырех списков Пространной редакции. Для удобства изложения материала мы не приводим в тексте работы названия и шифры цитируемых рукописей, но кодируем их. Заглавная буква К или П обозначает принадлежность рукописи к Краткой или Пространной редакции, следующая же за буквой цифра указывает место данного списка на шкале относительной хронологии. Так, например, номером обозначается древнейший, а номером 10 – самый поздний из списков. Единственный список Особой редакции обозначается буквой О. Полный перечень использованных списков и краткая Соболева Л.С. Паремийные чтения Борису и Глебу // Вопросы истории книжной культуры. – Новосибирск, 1975. – С. 122.

характеристика каждого из них приводятся в конце работы, в приложении. Частным исследовательским объектом стали лексические разночтения этих списков в количестве 67 единиц.

Предметом исследования является эволюция лексики церковнославянского языка в том объёме, в каком она нашла своё отражение в анализируемых разночтениях.

Актуальность темы исследования. Несмотря на то что обобщающие исследования по истории русского языка стали появляться с конца XIX в., ее фактографическая база и в настоящее время довольно слаба. Между тем, наука для своего нормального развития нуждается в постоянном притоке нового фактического материала, и привлечение новых источников почти всегда способно скорректировать уже существующие концепции развития языка, способствовать зарождению и развитию новых концепций. Кроме того, исследование древнерусского рукописного наследия способствует дальнейшему развитию историко-лексикографической практики. В свете сказанного представляется необходимым любое исследование, способствующее введению в научный оборот нового фактического материала. К кругу таких исследований принадлежит и реферируемая диссертация, носящая диахронический характер и демонстрирующая эволюцию лексики, представленной в списках Краткой редакции паремий Борису и Глебу в период с XIII по XVI в. Проанализированный лексический материал позволяет выявить некоторые тенденции в эволюции церковнославянского словаря в указанный период. Таким образом, исследование вписывается в контекст широкой проблематики, связанной с выявлением и описанием основных закономерностей развития лексики церковнославянского языка, с выявлением причин, вызывающих те или иные лексические изменения.

Цели и задачи исследования. Основная цель диссертационного исследования — изучить и теоретически обобщить те изменения в лексическом составе церковнославянского языка Древней Руси, которые нашли отражение в списках Краткой редакции паремий Борису и Глебу. Для достижения цели были поставлены следующие задачи: 1) дать характеристику лексики, представленной в древнейшем списке паремий Борису и Глебу с точки зрения соотношения в ней церковнославянских и древнерусских элементов, а также с точки зрения соотношения различных типов церковнославянизмов между собой; 2) выявить и проклассифицировать лексические разночтения между списками изучаемого памятника; 3) разбить исследуемые списки Краткой редакции на группы в соответствии с выявленными в них разночтениями; 3) установить причины появления выявленных лексических разночтений; 4) выявить и описать основные закономерности развития лексики церковнославянского языка в той мере, в какой они отражены в материалах выбранного памятника;

6) соотнести полученные результаты с существующими в науке концепциями истории церковнославянского языка.

Методы исследования. Основной метод – лингвотекстологический, дающий возможность воссоздать картину эволюции текста. Разработанный и впервые примененный на практике Л.П. Жуковской, он получил дальнейшее развитие в трудах А.М. Молдована, Л.Г. Панина, А.Г. Кравецкого, Л.Н. Петровой, Л.И. Шелеповой, А.А. Пичхадзе, А.М. Камчатнова, О.Г. Злыгостьевой, Й.Г. Ван дер Така, В.Р. Федера, Х.П.С. Баккера и мн. др. Наряду с лингвотекстологическим в исследовании применены также описательный, сопоставительный и количественный методы.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что полученные результаты могут внести вклад в изучение истории церковнославянского языка и в решение проблем, связанных с исследованием изменений церковнославянской лексики на временной оси и с установлением причин таких изменений.

Практическая значимость работы. Полученные результаты и материал могут быть использованы при подготовке учебных пособий и вузовских курсов по истории русского литературного языка и по русской исторической лексикографии.

Рекомендации по использованию. Результаты исследования могут быть использованы при создании обобщающих работ по истории русского и церковнославянского языка. Выявленные лексические единицы, не известные ранее, могут быть привлечены в лексикографической практике при составлении словарей древнерусского и церковнославянского языков.

Основной лексикографической базой исследования послужили: «Словарь древнерусского языка» И.И. Срезневского 2, «Полный церковнославянский словарь» Г. Дьяченко, «Словарь древнерусского языка XI-XIV вв.», «Словарь древнерусского языка XI-XVII веков». Данные уточнялись по «Материалам для словаря древнерусского языка» Дювернуа, «Словарю старославянского языка восточнославянской редакции XI–XII веков» и «Старославянского словаря (по рукописям X – XI веков)» под редакцией Р.М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Благовой.

Достоверность результатов исследования обеспечивается опорой на предшествующие работы в данной области и фактический материал, извлечённый из списков паремий Борису и Глебу, тщательной сверкой всех полученных данных по лексике церковнославянского языка с материалами исторических словарей и специальных исследований по исторической лексикологии.

Новизна результатов исследования состоит в том, что в нём впервые выявлен, проанализирован и описан большей частью не вовлекавшийся ранее в научный оборот историко-языковой фактический материал, выявлены и описаны ведущие тенденции в истории лексики церковнославянского языка в той мере, в какой они проявились на материале проанализированных списков.

Апробация работы. Основные положения исследования были изложены в докладах на конференциях:

1) «Церковнославянский язык и церковнославянизмы» («Первая научная конференция преподавателей и студентов», г.

Новосибирск, 2000 г.); 2) «Лексика паремий Борису и Глебу, не зафиксированная в словарях древнерусского языка» («Межрегиональная научно-практическая конференция, посвящённая памяти проф. М.И. Рижского», г. Новосибирск, 2001 г.); 3) «Русизмы в поздних списках паремий святым Борису и Глебу» («Четвёртая научная конференция преподавателей и студентов», г. Новосибирск, 2003 г). Положения диссертации также были обсуждены и одобрены на заседаниях кафедры древних языков Новосибирского государственного университета.

Основные положения, выносимые на защиту.

Более известный как «Материалы к словарю древнерусского языка», однако последнее его переиздание, осуществлённое в 1989 г., вышло под названием «Словарь древнерусского языка».

1. Почти все лексические разночтения, фиксируемые в списках паремий Борису и Глебу, относятся к двум группам:

разночтения, связанные с нейтрализацией лексического значения слова, и разночтения, отражающие эволюцию лексики церковнославянского языка.

2. Разночтения, отражающие эволюцию церковнославянского языка, связаны в основном с периодом, традиционно называемым «эпохой второго южнославянского влияния», и дают чёткое распределение списков на две группы – старшую и младшую (включающие, по случайности, одинаковое количество рукописей – по пять в каждой группе).

3. Данные, полученные в результате анализа лексических разночтений в списках паремий Борису и Глебу, позволяют предполагать, что изменения, произошедшие в церковнославянском языке в период второго южнославянского влияния, связаны не только с воздействием на русскую культуру со стороны культуры болгарской и сербской (А.И. Соболевский) и не только с грецизацией и архаизацией (Л.П. Жуковская), но, в первую очередь, со становлением в эту эпоху церковнославянского языка как языка не тождественного ни одному из живых славянских языков и, как следствие этого, с необходимостью его кодификации. Языковые явления, традиционно связываемые со вторым южнославянским влиянием, были вызваны внутренними потребностями языка;

никакое воздействие со стороны другого языка на языковую систему того времени было невозможным, поскольку сама система не нуждалась в такого рода воздействии.

Структура работы. Работа состоит из Введения, 5 глав («Церковнославянский язык и церковнославянизмы», «Лексика базового списка паремий Борису и Глебу», «Церковнославянизмы и слова, общие для древнерусского и церковнославянского языков», «Разночтения, не связанные с оппозицией “древнерусский / церковнославянский”», «Частеречная и тематическая принадлежность варьирующейся лексики»), Заключения, Приложения «Списки паремий Борису и Глебу», библиографического списка, насчитывающего 130 работ на русском и иностранных языках. Объём работы 156 страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

В первой главе «Церковнославянский язык и церковнославянизмы» даётся общая характеристика церковнославянского языка; приводится определение лексического церковнославянизма, под которым понимается единица лексического уровня языка, участвующая в создании системы противопоставлений церковнославянского и древнерусского языков; разрабатывается классификация последних. В соответствии с классификацией Е.Г. Итэсь церковнославянизмы распределены на три группы.

1. Церковнославянизмы, чуждые древнерусскому языку как в плане выражения, так и в плане содержания. По своему происхождению это заимствования из неславянских языков, кальки, некоторые заимствования языка южных славян (h,, #).

2. Церковнославянизмы, чуждые древнерусскому языку только в плане выражения. Эта группа состоит из заимствований как южнославянского, так и неславянского происхождения (v,, ).

3. Церковнославянизмы, чуждые языку восточных славян только в плане содержания. По своему происхождению это семантические заимствования из языка южных славян или семантические кальки с неславянских языков (h – «Богородица», – «дьявол») Церковнославянизмы каждой группы играли различные роли в противопоставлении церковнославянского языка древнерусскому.

Так, церковнославянизмы, чуждые древнерусскому языку как в плане выражения, так и в плане содержания, оставались таковыми лишь до тех пор, пока именовали внеязыковые понятия и реалии, чуждые народному сознанию и быту. Однако по мере того, как христианство становилось повседневным явлением, громадный пласт церковнославянизмов утрачивал свою понятийную чужеродность (, #, #), и эту группу слов правомерно выделять лишь для раннего этапа функционирования Итэсь Е.Г. О коннотативном содержании церковнославянизмов и отражении их стилистической окраски в словаре // Историческая лексика русского языка. – Новосибирск, 1983. – С. 80.

церковнославянского языка на Руси. В более позднюю эпоху большинство слов этой группы переходит в разряд лексических единиц, общих для церковнославянского и древнерусского языков.

Среди церковнославянизмов второй группы, чуждых русскому языку в плане выражения, собственно лексические заимствования как южнославянского, так и неславянского происхождения (,, v и др.) составляли сравнительно небольшую долю в общем количестве слов этой группы. Это, преимущественно, были союзы, союзные слова и непроизводные наречия:, и др.

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.