WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |

Высокие ожидания, связанные с необходимостью в порядке, обеспечить который может только смена власти, мобилизуют источников легитимности на поиск субъекта, наиболее подходящего на позицию власти, что позволит конвертировать в него легитимационную энергию. В сознании народа «оказываются поколебленными представления, символы веры, в соответствии с которыми власть предержащие обладают правом принимать решения, которые граждане обязаны выполнять. Иными словами, возникают сомнения в признании власти правителей и обязанности управляемых ей подчиняться»267. Играя решающую роль в делегитимации правящего политического режима, народ способен позиционировать ключевым политическим актором и в ситуации наделения конкретного субъекта правом на использование политической власти. Тип легитимности политической власти, являющейся отличительным признаком политического актора, за которым закреплено право на использование политической власти, отправляется от тех или иных идентичностей, репрезентации которых являются принципиально Скиперских А.В. Присяга В.Ющенко как легитимационная мистерия. // Материалы всероссийской конференции «Досужий мир. Отдых как форма культурного диалога". Орел. 2006. С. 91-92.

Карин Е. Бархатный сезон в Центральной Азии: кыргызстанская модель смены власти. // Вестник Евразии. 2005. №2 (28). С. 199-202.

Глухова А, Рахманин В. Политическая конфликтология. Воронеж. 2002. С.215.

важными для источника легитимности. Многообразные аспекты процесса легитимации, так или иначе, отражаются в смысловом поле концепта легитимности, обретшем качественную определенность в дискурсе современной политической науки. Современные модернизационные процессы (к числу которых относятся и постсоветские транзиты) неизбежно актуализируют проблему легитимации обновляющихся политических институтов, что проявляется в своего рода «ренессансе» исследований на эту тему268.

Акции. Данный компонент политической ситуации составляют действия политических акторов, направленные на реализацию их политических стратегий. Акции являются политическими решениями акторов. О характере политического режима в конкретно взятой политической системе можно судить по тому, насколько разнообразно меню возможных политических решений и как происходит выбор оптимального решения в той или иной политической ситуации, что способствует этому выбору и насколько он предсказуем. Так, на ранней стадии трансформации в некоторых политических постсоветских системах высокой легитимностью пользовались акции политических лидеров, направленные на «копирование иностранных образцов, искусственное привитие иных, культурно не усвоенных политических институтов на национальную почву – случайную институционализацию»269. Также, одним из условий легитимации политических лидеров в условиях постсоветского транзита являлось их диссидентское прошлое. Например, судьба политической легитимации З.Гамсахурдия и Л.Мери, будущих президентов Грузии и Эстонии, в период существования советской государственности во многом была определена их четкими стратегиями, не совпадавшими с официальной линией советского партийного руководства.

Первый президент Армении Л.Тер-Петросян за убеждения некоторое время находился под арестом. Наличие персонифицированной составляющей в процессе политической легитимации Б.Ельцина, отмеченной в таблице 1, обязано его многочисленными акциями, апеллировавшими к социальному ресурсу. Французский политолог Ж.Сегела, обеспечивший консалтингом президентскую кампанию года в России, отмечал, что «Ельцин живет в скромной квартирке, ездит на метро, стоит в очередях за хлебом и водкой»270.

Акции политических акторов должны обладать достаточно прочной поддержкой населения, особенно в условиях трансформации, то есть акции должны принадлежать легитимным политическим акторам. В противном случае, увеличиваются риски нежелательных интерпретаций, что Завершинский К.Ф. Легитимность: генезис, становление и развитие концепта. // Полис. 2001.№2.

С.113.

Глухова А, Рахманин В. Политическая конфликтология. Воронеж. 2002. С.84.

Сегела Ж. Национальные особенности охоты за голосами. М.1999. С. 42.

актуализирует не приятие со стороны поддержки как не легитимных политических акторов, так и их акций. Процесс соискания легитимности является попытками утверждения прав политического актора на принятие политических решений политических поступков и действий. То есть, наделение признанием политического актора, одновременно, является наделением признания его акций.

Интеракции. Данный компонент политической ситуации организуют взаимодействия политических акторов, в отношении друг друга. По большому счету, рассматривая постсоветский транзит в контексте интеракций, мы рассматриваем специфику его протекания. В условиях транзита, интеракции политических акторов в зависимости от их диспозиции могут консолидироваться на идее навязывания модели реформирования игрового поля «сверху» и «снизу». Интеракции являются конфликтноопасной фактурой. Именно в их структуре и возникают политические конфликты, потому как они представляют собой взаимодействие двух и более политических акторов. Трансформации постсоветских обществ есть следствие интеракционных игр, реализующих свой конфликтный потенциал в реальные институциональные практики.

Например, украинские события «оранжевой революции» есть следствие предельно конфликтной интеракционной фактуры. Данный тезис подтверждает украинский политолог М.Погребинский, считающий, что «по отношению к людям власть наследовала худшие черты советского времени – повсеместное хамство и взяточничество чиновничества, усугубившееся выставляемым напоказ богатством «новых украинцев» и обслуживающих их бюрократов. Особенно нетерпимым этот modus vivendi власти был для тех людей, которые уже успели приобрести опыт жизни вне опеки государства»271. Этот момент был эффективно обыгран Б.Ельцином в пользу собственной персонифицированной составляющей.

Б.Ельцин «был прежде всего народным вождем, антиподом полностью утратившего авторитет внутри страны М.С.Горбачева. У Б.Н.Ельцина был ореол мученика и народного заступника»272, презрительно проходившего мимо шеренги черных чиновничьих «Волг»273. Взаимодействие между политическими акторами в политическом процессе осуществляется и на основе разделения идентичностей по поводу прочтения в созданном политическом тексте символических компонентов. «Понять взаимодействие возможно, следовательно, познав систему использованных во время коммуникации символов»274. Символические компоненты, на Погребинский М. Как Украина шла к «оранжевой революции». // Оранжевая революция. М. 2005. С.

125-126.

Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимация власти в постсоциалистическом российском обществе. М.1997. С. 84.

Сегела Ж. Национальные особенности охоты за голосами. М.1999. С. 42.

Жеребцов М.В. Качественные методы в прикладном политологическом исследовании.// Вестник МГУ. Сер.12. Политические науки. 2005. №3. С. 28.

основе которых происходит взаимодействие между политическими акторами, также являлись темой исследований автора и ряд ее аспектов, касающихся политического текста, выражающего сумму символических компонентов (и их легитимации) нашел свое отражение в одном из параграфов диссертационного исследования.

Позиции и диспозиции. В этой компоненте представлено положение политических акторов относительно друг друга в политическом процессе.

Разумеется, та или иная конфигурация отношения политических акторов друг к другу, изначально наделяет одних преимуществом позиции, других же наоборот, ставит в положение отыгрывающихся и оспаривающих право на контроль над конкретным политическим дискурсом. Позиции политических акторов являются одним из определяющих моментов политической легитимации. Ее специфичность в условиях трансформирующихся постсоветских обществ, включает в себя ряд аспектов, выгодно позиционирующих конкретного политического актора по отношению к остальным акторам политической ситуации. Так, во время отсутствия института президентства в ряде постсоветских республик, оптимальной легитимирующей позицией для политического актора – претендента на политическую легитимацию был пост Председателя Верховного Совета. Такая ситуация в начале постсоветского транзита наблюдалась в Латвии (А.Горбунов), Литве (В.Ландсбергис), Эстонии (А.Рюйтель), Молдове (М.Снегур), Беларуси (С.Шушкевич), России (Б.Ельцин), Армении (Л.Тер-Петросян), Грузии (З.Гамсахурдия), Казахстане (Н.Назарбаев), Таджикистане (А.Искандаров и Э.Рахмонов) и в Украине (Л.Кравчук)275. К легитимации политического актора на начальной стадии постсоветского транзита, на наш взгляд, имеют отношение некоторые позиции, утяжеляющие в имидже политического актора персонифицированный элемент. Эти позиции представлены в таблице 3. К ним относится возраст (первым президентом Таджикистана стал Р.Набиев, более опытный и уважаемый, нежели его конкурент Д.Худоназаров). Также, следует выделить значение такой позиции как этничность, в основе которой состоит принадлежность политического актора, претендующего на контроль над политическим дискурсом, конкретной этнической группе, внутри которой могут быть сильны и значительны издержки трайбализма. «Базовым признаком этнического общества является доминирование родоплеменных отношений (земляческих, региональных) в социальных связях. Их иерархия так или иначе отражается и на политическом развитии, в формировании государственности»276. Легитимационная архитектура в ряде государств на Танин-Львов А.А. Выборы во всем мире. Электоральная свобода и общественный прогресс.

Энциклопедический справочник. М. 2001.

Кадыров Ш. Этнические истоки и перспективы туркменской государственности. // Восток. 2003. №5.

С.112.

раннем этапе постсоветского транзита во многом обязана репрезентациям данной традиции рекрутирования во власть (Казахстан, Кыргызстан, Туркменистан). В Узбекистане, специфика легитимации политической власти заключается в непосредственном отношении данного процесса к клановому характеру общественной организации, к доминирующим традициям в интеракциях. Принадлежность к тому или иному клану определяет позицию политического актора и его шансы на легитимацию.

Можно констатировать наличие подобной специфики политической легитимации и применительно к уже азербайджанской действительности.

Преимуществом позиции на раннем этапе легитимации политической власти в условиях постсоветского транзита могли обладать политические акторы, представлявшиеся поддержке как профессионалы, носители оптимальных качеств менеджеров, или политические акторы, с позитивной репутацией. Профессионализм в проявлении миротворческих способностей сопровождал политическую легитимацию президентов Таджикистана (Э.Рахмонов) и Армении (Р.Кочарян), которые некоторое время выступали гарантами не авторитарного будущего своих республик. Что касается Армении, то, вообще, развитию и институционализации авторитарных практик в ней противодействовал карабахский фактор277. К числу аспектов, утяжеляющих персонификацию в политическом акторе – претенденте на политическую легитимацию, и также, наделяющих его преимуществом позиции, является идеологизированность актора. Политические акторы – президенты постсоветских государств на первоначальном этапе транзита предпочитали связывать себя идентичностями с конкретными идеологическими конструкциями. Так как сущность постсоветского транзита предполагала постепенный переход к демократическим способам функционирования политической системы, то легитимация должна была следовать в тесной привязке с декларированием преимуществ демократизации с одной стороны, и критикой прежнего коммунистического режима с другой. Подобный сценарий политической легитимации, основанием которой выступала идеологизированность политического актора, наблюдался в Литве, Латвии, Эстонии, России, Армении. В пользу эффективности данной позиции говорит тот факт, что президенты вышеперечисленных государств ассоциировались с популярными демократическими проектами, поддержка которых населением создавала легитимационный оптимум их непосредственным авторам и вдохновителям, многие из которых имели судьбу диссидентов («Саюдис» - В.Ландсбергис, «Латвийский путь» - А.Горбунов, консервативный блок «Отечество» - Л.Мери, «Демократическая Россия» - Б.Ельцин, «Армянское общенациональное движение» - Л.Тер-Петросян).

Несомненно, как показано в таблице 1, персонифицированность может Малашенко А. Постсоветские государства Юга и интересы Москвы. // Pro et Contra. 2000. Т.5. №3. С.

36.

утяжеляться за счет конструктивной составляющей, позволяющей источникам легитимности делать выбор в пользу той или иной альтернативной комбинации конструктивного и персонифицированного компонентов, то есть, по большому счету, просто поучаствовать в реально демократических выборах. Нужно сказать, что в ряде политических ситуаций, имевших место на постсоветском пространстве, политические акторы, декларируя собственную принадлежность демократическим ценностям, встали на путь авторитарной консолидации, фактически став во главе «новых автократий»278. Это произошло в тех постсоветских республиках, где в условиях транзита, партийная номенклатура занимала альтиметрически выгодные позиции. Ей удалось избежать политической делегитимации, потому как она вовремя связала себя идентичностями с популярной демократической идеологией, которая амортизировала вызовы мобилизованного национализма. В этих государствах до сих пор сильны позиции этих политических акторов. Процесс легитимации политической власти происходит в тесной привязке, как к формальным, так и к неформальным политическим институтам, созданным и поддерживаемым при их непосредственном участии (самаркандский клан в Узбекистане, жузовая система и режим семейной власти Н.Назарбаева в Казахстане, ахальский гегемонизм в Туркменистане). В некоторых государствах постсоветского пространства (Молдова, Украина) была репрезентирована пактовая модель, но и здесь выбор претендента на аккумулирование идеологизированности политического актора279. Впрочем, не все авторы соглашаются идентифицировать в украинском транзите пактовые следы280.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.