WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |

Вместе с тем, некоторые авторы считают, что роль внешнего фактора в делегитимации режима корреспондирует с самой способностью правящего режима противостоять внешним вызовам. Политические режимы, проводящие более или менее независимую политику, не «вынуждены сверять свои действия с тем, что скажут в Вашингтоне»206. Напротив, наиболее уязвимыми для внешнего фактора, существенно корректирующего траекторию политического процесса, являются режимы, только начинающие проектировать и формировать политические институты. Правящие режимы, здесь, могут быть заинтересованы в патронаже авторитетного государства с одной стороны, а с другой, поддержка действий одного из ключевых геополитических игроков политическим режимом, находящимся на пути становления и развития, может вполне вписаться в существующую доктрину национальной безопасности. Если посмотреть на ситуацию на постсоветском пространстве, то данную гипотезу подтверждают заявления М.Саакашвили о готовности Грузии вступить в НАТО. Подтверждают нашу гипотезу и двусмысленные заявления А.Лукашенко, приоритеты внешней политики которого не окончательно оформлены.

Следует отметить, что в целом, право на существование внешних факторов делегитимации политических режимов подтверждается существованием феномена внешней политики как таковой. Каждая политическая система окружена другими политическими системами и имеет как прямое, так и косвенное участие в политических процессах, протекающих в них. Неслучайно, что интересы ведущих игроков мирового политического сообщества могут пересекаться. Так, политическая площадка Украины явилась местом пересечения геополитических интересов США, Объединенной Европы и России, а Кыргызстана – России, США и Китая. Иногда, для того, чтобы изменить расклад сил между оппозицией и правящим политическим режимом бывает достаточно одного только участия мощного геополитического игрока-соседа, возможности которого способны в значительной степени определять векторы легитимационного или делегитимационного сценария применительно к конкретному политическому режиму. Демократически избранный президентом Азербайджана А.Эльчибей взял внешнеполитический курс на дистанцирование от России. Данная стратегия привела к внутриполитической дестабилизации в Азербайджане и к резкому обострению российско-азербайджанских отношений. После этого произошел государственный переворот (при одобрении Москвы) и была осуществлена легитимация Г.Алиева.

Примерно то же самое произошло в 1991-1992 годах с первым грузинским президентом З.Гамсахурдиа, который, также, не имея Кара-Мурза С.Г. Экспорт революции. Ющенко, Саакашвили…М. 2005. С. 50.

отношения к правящей коммунистической элите, фактически довел грузино-российские отношения до разрыва207. Делегитимация правящего режима З.Гамсахурдиа и легитимация политического режима Э.Шеварнадзе происходила при активной поддержке российской стороны.

Впоследствии, после прихода к власти в Грузии М.Саакашвили, отличавшегося критическими выпадами в адрес более могущественного геополитического соседа, российская сторона, заинтересованная в политической делегитимации грузинского президента, стала создавать ему определенные проблемы. В частности, энергетический кризис, постигший Грузию в начале 2006 года, был одним из способов, запускающим делегитимационные механизмы.

Произошедшие события в узбекском Андижане, послужили поводом к разрыву отношений Узбекистана с США и Европой, осудившими действия правящего режима И.Каримова против организовавшейся оппозиции. «За Андижан и суд власти Узбекистана уже понесли суровое наказание. Их страна стала классическим «изгоем». Чиновников, в том числе президента Ислама Каримова, не пускают в Европу. США сравнивают его с самыми одиозными диктаторами»208. Внешние делегитимационные импульсы, адресующиеся политическому режиму И.Каримова, не могут не вызвать поддержку изнутри. Чем жестче политический режим, тем изобретательнее становятся формы политического участия оппонирующих ему изнутри социальных групп.

Необходимо признать, что роль внешнего фактора в делегитимации политических режимов не может рассматриваться в единственно возможной парадигме. Если следовать логике геополитики, то внешний фактор будет предполагать вмешательство во внутренние дела какого-либо государства. А принимая во внимание логику политического транзита, внешний фактор может быть определённой гарантией мирного развития демократического процесса. Более авторитетное государство или государства, принимая под свой протекторат другое государство, в котором нарождается демократия, могут выступать своеобразными гарантами успешных трансформации, протекающих в нем.

4. Четвертая классификационная система, предлагаемая нами, разделяет субъективные и объективные факторы делегитимации политического режима. Делегитимация политического режима может быть следствием как субъективных, так и объективных факторов. Невозможно предположить, что включение механизмов делегитимации обязано какомулибо конкретному фактору, что оно целиком и полностью отправляется от его архитектуры. Процесс делегитимации инициируется суммой различных факторов. В данном случае, делегитимация политического Малашенко А. Постсоветские государства Юга и интересы Москвы.// Pro et Contra. 2000. Т.5. №3. С.

37.

Хайден У, Ротарь И. Стратегия узбека. // Русский Newsweek.21-27 ноября 2005. №44. С. 44.

режима зависит и от субъективных, и от объективных факторов, проникающих друг в друга и представленных в определенном комплексе.

Субъективные факторы принадлежат конкретному предмету исследования, являясь его отличительной характеристикой. Репродукция субъективных факторов - частное дело конкретного политического дискурса и порождаемого в его поле политического текста. Легитимация и делегитимация политического текста, проецирующаяся на состояние правящего политического режима, происходит в конкретном проблемном контексте, имеющем непосредственное отношение к истории создания политического текста, репрезентации, особенностей его содержания, взаимодействия его основных элементов. Субъективная сторона, на наш взгляд и представляется тем важным ферментом, определяющим конфигурационную судьбу политического режима, а также его возможности с той или иной степенью эффективности отвечать на делегитимационные вызовы.

Субъективным фактором, определяющим делегитимационный сценарий, может выступать непопулярность конкретного политического лидера, играющая на недоверие к политическому режиму. Субъективный фактор в этом случае наполняется персонифицированным значением в репродукции легитимационной и делегитимационной композиций. В Грузии неприятие правящего режима Э.Шеварнадзе достигло кульминации и по сути дела явилось одним из факторов «революции роз». Правящий режим Л.Кучмы был непопулярен во многом благодаря личности самого украинского президента, замешанного в ряде коррупционных скандалов, в убийстве журналиста Г.Гонгадзе, в допуске семьи к процессу разработки и принятия политических решений государственной важности. Недоверие к правящему режиму в Украине подтверждалось готовностью людей участвовать в акциях протеста, что подтверждается данными проводимых социологами исследований. В период с 1999 по 2004 год количество таких людей выросло с 39% до 44%. Украинский политолог В.Малинкович отмечает значительное увеличение количества людей, склонных принять участие в нелегитимных акциях протеста, вплоть до бойкота и создания вооруженных формирований. Если в 1997 году к подобной форме противостояния готовы были прибегнуть 22% опрошенных, то в 2004 году их уже было 37%209. Популярность политического лидера, ассоциирующегося с конкретным политическим режимом, связывающимся с ним ответственностью, становится достаточно важным фактором, способствующим как легитимации, так и делегитимации политического режима. «Если бы Кучма, Шеварнадзе и Акаев не были бы так чудовищно непопулярны, если бы странами не правили их кланы-«семьи», а у большинства людей не возникало бы ощущения полной безнадежности Малинкович В. О причинах «оранжевой революции» в Украине. // Оранжевая революция. М. 2005.

С.40.

возникшей системы, отсутствия в ее рамках каких-либо личных перспектив, ее морального износа, то никакая помощь ниоткуда не смогла бы свернуть эти режимы»210.

Интересно, что спустя год после «оранжевой» революции, несмотря на огромное количество несбывшихся ожиданий, украинцы готовы были подтверждать наличие явных изменений, произошедших с их страной. И, в первую очередь, связанных непосредственно с президентом. По данным Киевского международного института социологии, более 60% респондентов посчитали, что их страна отличается от Украины Л.Кучмы.

На востоке так полагали 53,6%, на юге 57%, в центре 57,6%, на западе 75,6%. Не ощутили различий 28,6% опрошенных211.

Предвосхищая делегитимацию, правящий политический режим может попытаться нарастить персонификацию, то есть, фактически утяжелить роль субъективного фактора. «Креативация требований к «имиджу» фокусируется вокруг структурных особенностей его носителя;

персонифицированность как принцип определяется во многом благодаря активации компетенции в политическом игроке, претенденте на легитимацию»212. Делегитимация правящего политического режима в ряде случаев подтверждает неспособность политического лидера, осуществлять власть в тех формах, которые ему представлены для ее реализации213.

Неслучайно, пришедшие к власти в республиках постсоветского пространства, представители диссидентских кругов не смогли удержать ее. Решающим фактором делегитимации стала их непрофессиональность как политиков, предпочитавших обращаться к политике ценностей. В то же время, неумение выходцев из диссидентской среды эффективно управлять, концентрируя в своих руках полноту политической власти, их компромиссность по отношению к оппозиции, явились предпосылками позиционирования себя заложниками собственной лояльности. «Свергать власть и самим управлять народом – совершенно разные виды деятельности, особенно в случае, когда низложенное правительство оставляет новому ворох серьёзнейших проблем»214. Неуверенность демократических лидеров, пришедших к власти в национальных республиках, заставляла их искать поддержки у авторитетного директорского корпуса, у руководителей, успевших расстаться с коммунистическим прошлым. Азербайджанский политолог Р.Мусабеков именно этим социальным группам приписывает решающую роль в делегитимации новых демократических режимов: «эти люди предпочитали держаться в тени, предоставив опасность борьбы за изменение существующей системы народившимся демократическим движениям и Кынев А. Синдром технолога. // Независимая газета. 27.05.2005. С. 11.

Мошес А. Украина: и всё-таки она движется! // Россия в глобальной политике. 2006. Т. 4. № 2. С. 82.

Скиперских А. Персонифицированная легитимность. // Свободная мысль-XXI. 2005. №8. С. 198.

Ледяев В.Г. Формы власти: типологический анализ.// Полис. 2000.№8. С. 8 - 12.

Бхагвати Д. В защиту глобализации. М. 2005. С. 56.

опальным партаппаратчикам. Когда же основная задача по демонтажу советско-социалистического строя оказалась неожиданно легко достигнута, то директорский корпус, обогатившийся в период политической и экономической неразберихи, сомкнулся с прагматической частью бывшей коммунистической номенклатуры, и вместе они отстранили демократических политиков новой волны»215. В результате в Азербайджане образовался политический режим Г.Алиева. Похожий сценарий делегитимации политического режима с возвращением к власти коммунистической номенклатуры наблюдался в Грузии. Делегитимация политических режимов в начале 1990-х годов, спровоцированная ресурсообеспеченной оппозицией из советской номенклатуры, жаждавшей реванша, не заставила себя долго ждать.

Политологи уже обращали внимание на чрезмерное влияние диссидентствующей интеллигенции на политические процессы на постсоветском пространстве216. Тем не менее, как замечает болгарский политолог В.Проданов, «диссиденстство жестоко наказуемо»217; в контексте нашего исследования цена диссидентства – легитимность политического режима, сохранность которого начинает коррелировать с личными качествами, способностями, средой, определяющих принимаемые политическим лидером решения.

Персонифицирование политической власти, а в контексте нашего исследования - правящего политического режима может базироваться на визуальной, профессиональной и гендерной компонентах. Перечисленные компоненты, формирующие имидж политического лидера, и одновременно, создающие делегитимационную ситуацию, так или иначе, также были отмечены в политологическом дискурсе218.

Российский аналитический еженедельник «Коммерсант-Власть» исчисляя субъективный фактор в рейтинге губернаторов субъектов РФ, предлагает руководствоваться такими переменными, как частота цитирования губернатором президента, лояльность избирателей партии власти и работал ли губернатор в прошлом в силовых структурах, ФСБ или Санкт-Петербурге219.

Мусабеков Р. Исторические особенности формирования азербайджанских элит. // Политическая элита.

М. 2003. С. 110.

Бхагвати Д. Указ. соч. М. 2005. С. 57, Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и ее проблемы в Восточной Европе. // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 69 - 75.

Проданов В. Насилието в модерната епоха. София.2003. С. 60.

Айвазова С.Г. Русские женщины в лабиринте равноправия. Очерки политической теории и истории.

Документальные материалы. М. 1998. Динес В.А, Николаев А.В. Власть и знание: эволюция технократических концепций. // Власть.1998. №10. Зазыкин В.Г. Психологические аспекты избирательного процесса. М. 2002. Ачкасов В.А., Елисеев С.М., Ланцов С.А. Легитимность власти в постсоциалистическом российском обществе. М.1997. С. 11. Скиперских А. Персонифицированная легитимность. // Свободная мысль-XXI. 2005. №8.

Камышев Д, Черников П. Демократический процессор.// Коммерсант-Власть. 4 июля 2005. №26. С. 32.

Субъективный фактор, исчисляемый по представленным выше показателям, способен непосредственным образом сыграть как на легитимацию, так и на делегитимацию политического лидера субъекта РФ.

Высокие субъективные показатели Ю.Лужкова, М.Шаймиева, М.Рахимова, М.Зязикова и А.Тулеева, позволили им уверенно закрепиться в выстроенной В.Путиным властной вертикали. Что касается Б.Говорина, В.Тихонова, В.Стародубцева, то на их делегитимации (их фамилии не были предложены полпредами на рассмотрение В.Путину) сказались невысокие показатели, достигнутые в обозначенных выше позициях.

Pages:     | 1 |   ...   | 14 | 15 || 17 | 18 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.