WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 26 |

В делегитимации правящего режима велика роль института оппозиции. В некоторых политических систем власть достаточно спокойно относится к оппозиции, являющейся легитимным политическим институтом. Процессы смены власти протекают в данных системах более или менее безболезненно – существование оппозиции, её право на диалог с властью на равных давно воспринимается как само собой разумеющееся.

Например, в Великобритании, политическая партия, занимающая второе место по результатам кампании по выборам в Палату Общин, официально получает статус оппозиционной партии.

Лицо оппозиции могут определять достаточно колоритные политические игроки, роль которых бывает трудно переоценить. Тем самым, можно говорить о наличие личностного измерения способности оппозиции выступать ферментом делегитимации правящих политических Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и её проблемы в Восточной Европе. // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 73.

Глухова А, Рахманин В. Политическая конфликтология. Воронеж. 2002. С. 217, Дарендорф Р. Дорога к свободе: демократизация и её проблемы в Восточной Европе. // Вопросы философии. 1990. № 9. С. 6975, Доган М. Легитимность режимов и кризис доверия. // Социс. 1994. №6. С. 151.

режимов. М.Саакашвили и Н.Буржанадзе, В.Ющенко и Ю.Тимошенко изначально воспринимались как популярные оппозиционные лидеры.

Отсутствие выраженных флангов, оппонирующих правящим режимам Н.Назарбева, А.Лукашенко и В.Путина, позволяет им набирать рейтинг (так, на выборах 2005года Н.Назарбаев получил больше 90% голосов избирателей, А.Лукашенко в 2006 году – 83,6%, «Единая Россия», ассоциируемая с российским президентом выигрывает все кампании) в условиях отсутствия конкуренции. Делегитимация данных режимов, наверное, маловероятно, если в оппозиции не заявит о себе мощный личностный фактор. Тем не менее, считает А.Рябов, в Кыргызстане, где «оппозиция была также слаба, разобщена, не имела единого центра и признанного общенационального лидера»180 удалось сместить правящий режим А.Акаева без каких-либо неблагоприятных инерций для государства в целом.

К числу политических факторов делегитимации режимов может быть отнесен рост националистических вызовов, оптимизирующих национально-этнические формы политической институционализации. Так, по мнению некоторых исследователей, ряд государств, образовавшихся после распада СССР, уже нашел наиболее релевантную форму политической консолидации источников легитимности. Как отмечают В.Лапкин и В.Пантин, «ряду государств (страны Балтии, республики Закавказья, Туркмения) тем или иным способом удалось найти кратчайшие пути к достижению этой цели, и уже на этой основе они выстраивают сегодня свою идентичность и геополитику. В других (Украина, Белоруссия, Казахстан, Киргизия), в силу их высокой включенности в советское рыночное хозяйство и далеко зашедшей ассимиляции соответствующих этнических групп с русским этносом, процессы национальной консолидации протекают гораздо медленнее»181. Это затрудняет формирование и артикуляцию делегитимационных вызовов правящему политическому режиму. Требования к правящему режиму недостаточно четко формулируются, что является одним из следствий не достаточной этноидентичной природы запроса. Практики, имевшие место на постсоветском пространстве, убедительно продемонстрировали зависимость делегитимации политических режимов от территориальной целостности государства. Наличие внутри новообразовавшихся государств политических субъектов, претендовавших на признание и институционализацию собственных сепаратистских проектов, в первую очередь, сказывалось на снижении доверия к правящему политическому режиму, выступая мощнейшим фактором его политической Рябов А. Москва принимает вызов «цветных» революций. // Pro et Contra. 2005. Т.9. №1. С. 24.

Лапкин В.В, Пантин В.И. Ритмы международного развития как фактор политической модернизации России. // Полис. 2005. №3. С. 44.

делегитимации. Так, в России, один из пунктов импичмента, вынесенного Б.Ельцину, содержал чеченскую тему. Проблемы подобного характера, актуализирующие делегитимационные вызовы правящим политическим режимам, характеризовали политическую действительность постсоветского транзита в таких государствах как Азербайджан (Карабах), Молдова (Приднестровье) и Грузия (Абхазия и Южная Осетия).

2. Вторая предложенная нами система, классифицирует факторы делегитимации правящих политических режимов по степени их принадлежности к институтам конкретной политической системы. Мы предлагаем выделить институциональные и неинституциональные факторы.

Институциональные факторы политической делегитимации берут свое начало в особых формах социальных связей, для которых характерна длительность существования и определенные условия осуществления взаимодействий. Институциональные факторы – следствие существования легитимных институтов, вмещающих в себя комплексы общепринятых норм и правил. Конечно, тяжело предположить, что по всем из них сложился консенсус. Несомненно, в ряде ситуаций, правомочность особых социальных институтов на контроль политического дискурса может оспариваться, приводя к делегитимации политического режима, опирающегося на некогда признаваемый институциональный набор.

Делегитимации политического режима А.Акаева в Кыргызстане предшествовали парламентские выборы, в результате которых в высшем органе законодательной власти Кыргызстана оказались многочисленные родственники А.Акаева, включая супругу М.Акаеву. Институциональные факторы могут иметь культурные (традиция), географические (регламентированная практиками жузовая оппозиция в Казахстане) и социологические характеристики (место рождения, соседство, землячество, кумовство)182. Социологические характеристики являются конституирующим элементом самоидентификации политического игрока в перспективах политического участия. Правящими политическими режимами государств постсоветского юга создана система институциональных фильтров, затрудняющих, либо оптимизирующих инкорпорацию в политическую элиту. Подобные принципы инкорпорации характеризуют правящие политические элиты Азербайджана (режим семейной власти Алиевых), Казахстана (жузовая система, фактически делающая неоспоримой право на использование власти Н.Назарбаевым и его семьей), Кыргызстана (феномен кеминизации при А.Акаеве и ситуация, сложившаяся после «тюльпановой революции», когда семь братьев К.Бакиева получили высокие должности), Таджикистана Скиперских А.В. Местничество в постсоветских государствах Юга как один из принципов рекрутирования в политическую элиту. // Вестник Волжского университета им.В.Н.Татищева. Тольятти.

2004. С. 179.

(кулябская группа Э.Рахмонова), Туркменистана (гегемонизация туркментеке) и Узбекистана (самаркандский клан)183.

Роль институциональных факторов, способствующих, с одной стороны, легитимации политических режимов, а с другой стороны, наоборот, инициирующих включение делегитимационных механизмов в постсоветских государствах уже попадала в исследовательский фокус ряда политологических штудий184. Некоторые авторы предпочитали останавливаться на анализе конкретных политических институтов, считая, что именно их особенности функционирования оказывают решающее воздействие на развитие политического процесса в конкретной политической системе.

Подтверждая вышесказанное, некоторые исследователи обращают внимание на возможности такого института как армия, явившегося «могущественным фактором делегитимации во многих развивающихся странах»185. В некоторых политических системах, роль института армии является традиционно высокой, что превращает ее в один из ключевых ферментов как легитимации, так и делегитимации политического режима.

А.Глухова подтверждает, что вероятность дестабилизации политической системы «особенно высока в тех странах, где существует устойчивая традиция военных переворотов»186. Как правило, военные перевороты случаются тогда, когда армейские социальные круги не удовлетворены своим положением, а их ресурсов вполне бывает достаточно для того, чтобы они выступали легитимационным механизмом. Диспозиция в армейских социальных кругах является заведомо проигрышной для подавляющего количества акторов, что исключает возможности разрешения конфликта в консенсуальном режиме. Действительно, доминирующее социальное расслоение в армии, обостряющаяся асимметрия в доходах, ощущение оставленности, брошенности армии на произвол судьбы, спад патриотических настроений, выступают генераторами делегитимационных претензий. Высшие армейские чины могут осознавать, что они являются определёнными гарантами порядка и Рассматриваемая нами ситуация наблюдалась не только на постсоветском пространстве Юга.

Достаточно привести ряд примеров, характеризующих принципы кадровой политики при Л.Брежневе (СССР), Б.Ельцине (Россия), В.Путине (Россия), Л.Кучме (Украина), отдававшим приоритет при инкорпорации с учетом фатора места рождения и проживания.

Звягельская И. Таджикистан как зеркало «исламской революции». // Pro et Contra. 2000. Т.5. №3, Кадыров Ш. Этнические истоки и перспективы туркменской государственности. // Восток. 2003. №5, Каменев С. Современное социально-политическое положение Туркменистана. // Центральная Азия и Кавказ. 2002.№2(20), Левитин Л. Узбекистан на историческом повороте. М.2001, Масанов Н. Казахская политическая и интеллектуальная элита: классовая принадлежность и внутриэтническое соперничество.

// Вестник Евразии. 1996. №1(2), Мусабеков Р. Исторические особенности формирования азербайджанских элит. // Политическая элита. М. 2003, Мурзалин Ж.А. Влияние традиционности на функционирование института президентства в Казахстане. // Государство и общество в странах постсоветского Востока: история, современность, перспективы. Алматы. 1999.

Доган М. Легитимность режимов и кризис доверия. // Социс. 1994. №6. С. 155.

Глухова А.В. Политические процессы и политические процедуры. Воронеж. 2000. С. 80.

справедливости, но в то же время, правящий режим, разрушает сложившийся стереотип. Кризис правящего режима сказывается на положении дел в армии, что, направляет фокус ответственности на высшие армейские чины. Пытаясь освободиться от ответственности за сложившееся положение дел, высшие армейские чины могут переложить вину на сам правящий режим, выступив при этом ферментом его делегитимации.

Ферментом делегитимации выступают не только высшие военные чины.

«Убеждение в нелегитимности и нестабильности режима нередко распространяется и на солдат, сержантов, младших офицеров. Когда диктатору особенно нужны лояльные силовые структуры, они перестают работать»187. Тем не менее, сменившейся власти в лице военных часто не хватает знаний и дипломатичности для достижения относительной стабилизации. При осуществлении власти представителям военной элиты может быть свойственна «безапелляционная, императивная тональность выступлений, авторитарность в принятии решений, ощущение собственной безнаказанности и неподотчетности населению»188.

Делегитимационные вызовы правящему режиму с их стороны могут формироваться посредством интеракционных связей с референтными высшими армейскими кругами. Констатируя разницу между собственным экономическим положением и возможностями высших армейских кругов в поле экономических свобод, а также чувствуя их моральное разложение, младшие офицеры и солдаты могут вполне выступить на стороне политических сил, пытающихся сменить правящий режим.

Также, одной из причин, объективирующих частоту военных переворотов в той или иной политической системе, может выступать фактор неспособности военных позиционировать себя менеджерами, обеспечивая в конкретном политическом дискурсе эффективное управление. Находясь в ситуации, когда у населения существуют очень высокие ожидания относительно реформаторских способностей новой власти, сменившей старую, военные политические круги часто бывают неспособны продуцировать грамотные политические решения, что, в свою очередь, сказывается на их легитимности. Тем самым, создаются оптимальные условия для очередного переворота.

Приведённые выше примеры корреспондируют и аналогиями, имевшими место в европейских политических дискурсах. Так, говоря о военных переворотах в Греции, А.Улунян отмечает, что его основными причинами «стали как кризисные моменты в развитии греческого общества, так и процессы в вооруженных силах страны. Офицерство, являвшееся на протяжении всего существования новогреческого государства одним из важнейших слоев общества, почувствовало Гайдар Е.Т. Гибель империи. М. 2006. С. 78.

Другов А.Ю. Общество и власть в современной Индонезии. // Восток. 2004. № 3. С. 88.

ослабление своей позиции, а начавшиеся изменения в социальнополитической структуре Греции лишь способствовали вызреванию у него недовольства своим социально-экономическим положением»189. О том, что греческая армия традиционно является ключевым ферментом, активирующим делегитимационные процессы, говорит тот факт, что за последние 80 лет в стране произошло 11 военных переворотов. На образ политических систем Испании и Португалии также оказывали влияние военные перевороты. Гражданское общество в этих странах, а вместе с ним и относительная политическая стабильность в условиях демократизации не могли быть сформированы без устранения армии с внутриполитической авансцены. «Укрепление демократии в этих странах происходило параллельно с уменьшением роли армии в политической жизни, ликвидацией социальной базы для военных переворотов»190. Эта особенность продолжает оставаться актуальной для ряда стран Латинской Америки, в которых отмечается традиционно сильное вмешательство военной элиты в политический процесс (Венесуэла, Чили, Эквадор).

Таким образом, можно вывести гипотезу, связывающую делегитимацию правящего политического режима с традицией военных переворотов в конкретной стране. В случае существования данной традиции, в моменты наступления кризисов легитимности правящему политическому режиму будет необходимо достичь консенсуса с институтом армии, потому как вполне вероятно, что он станет ключевым политическим актором в вероятной трансформации. Также, именно его позиция будет определять дальнейшую траекторию развития политического процесса в стране.

Легитимность некоторых политических режимов прямо связана с эффективностью действия армии. Особенно это актуально для тех режимов, «само признание которых обществом нередко связано с их способностью отстоять национальные интересы в вооружённой борьбе с внешним врагом»191. Делегитимация правящего режима будет иметь шансы на осуществление, если институт армии не сможет эффективно реализовывать возложенные на него функции.

Pages:     | 1 |   ...   | 12 | 13 || 15 | 16 |   ...   | 26 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.