WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Принципы социальной политики Российской Федерации Михаил ЗУРАБОВ, оциальная полиминистр здравоохранения тика в Российской С и социального развития Федерации форРоссийской Федерации мируется в условиях доста точно сильных внешних ограничений. На наиболее существенных из них я хо тел бы остановиться в сво ем докладе.

Все последние годы у меня складывается впечат ление, что при проведении социальной политики мы (я имею в виду правительст во) используем преимуще ственно фискальные – я бы даже сказал, чисто налого вые – подходы. Это, по мо ему мнению, и предопреде ляет то, что до сих пор от вет на вопрос – социальная политика в России будет строиться на принципах со циального страхования или социального обеспечения – так, в конце концов, и не был дан. Более того, целый ряд решений, которые были приняты в последние годы, серьезно повлиял на темпы реализации намеченных планов, а в некоторых случаях поставил под вопрос ранее заявленные цели.

В самом начале работы над пенсионной реформой, в период подготовки соответствующего законодательства шли серьезные дискуссии относительно накопительной части пенсионной системы. Я не являлся сторонником того, что накопительная часть должна реализовываться на принципах обязательности.

И итоги реализации пенсионной реформы в каком-то смысле не удовлетворяют меня.

Если говорить о чисто накопительной части, то мы получили то, что и следовало ожидать. К концу 2006 г. объем накопительной части будет составлять порядка 300 млрд руб., или около 10 млрд долл. Он мог бы быть и больше, если бы не был пересмотрен ряд принятых ранее решений в отношении темпов формирования накопительной части для определенных когорт населения и размеров страховых взносов на обязательное пенсионное страхование в части его накопительной компоненты.

Из 300 млрд руб. только лишь 5 млрд проинвестированы в реальный сектор экономики. Ничего другого и не могло произойти, поскольку накопительная модель прежде всего предполагает, что гражданин самостоятельно должен принять решение об инвестировании средств пенсионных накоплений, должен выбрать либо негосударственный пенсионный фонд, либо управляющую компанию, либо инструменты инвестирования на финансовом рынке. В настоящий момент, по нашим оценкам, ежегодно только около 800–900 тыс. граждан Российской Федерации пользуются правом, которое предоставляется законодательством, выбирают управляющие компании либо негосударственные пенсионные фонды. Остальная же часть тех, кто имеет право впоследствии получать пенсии или часть пенсии по накопительным принципам, не заявляет о своих предпочтениях, т.е. оставляет средства под контролем государства. При той ситуации, которая в последние годы складывалась на финансовых рынках, и степени готовности населения самостоятельно принимать решение по этим вопросам, мне кажется, ничего другого и не следовало ожидать.

В нынешних условиях государство не заинтересовано (я имею в виду прежде всего Министерство финансов, Министерство экономического развития) в таком источнике финансирования экономического роста, поскольку есть другие источники с менее жесткими условиями по доходности и возмещению вложенных средств. В Пенсионном фонде накапливаются огромные денежные ресурсы, их доходность предопределяется доходностью государственных ценных бумаг. Время от времени звучат предложения о предоставлении частным управляющим компаниям права вкладывать их в реальный сектор экономики с большей эффективностью.

Перспектива принятия подобных предложений, с моей точки зрения, равна нулю, поскольку в этом случае средства пенсионных накоплений должны инвестироваться под гарантии федерального бюджета. Иначе непонятно, как можно будет гражданину объяснить, что средства, которые были проинвестированы частной компанией и без его согласия, были утрачены, или доходность по ним оказалась ниже той, на которую он имел право рассчитывать. Правительство не участвует в этих дискуссиях до поры до времени, поскольку считает их абсолютно непродуктивными. Мы, в принципе, задаем вопрос: насколько решение, которое настойчиво продвигалось в свое время, было продуманным Предполагалось, что пенсионные накопления могли бы явиться серьезным толчком для развития экономики, для появления так называемых длинных инвестиционных денег. Пока мы не вполне понимаем, какие решения следует принять, чтобы обеспечить необходимую доходность по тем средствам, которые накапливаются в пенсионной системе.

В ближайшее время по нашей инициативе будет внесен проект федерального закона (мы надеемся, что он найдет поддержку), в соответствии с которым будет введена добровольность пенсионных накоплений. Я не буду подробно останавливаться на этой инициативе, скорее всего, законопроект будет рассмотрен в конце апреля – начале мая. И тот, кто в этом заинтересован, может с идеями этого законопроекта ознакомиться.

Снижение налогового бремени. Все решения, касающиеся социальной сферы, которые в настоящее время либо уже реализуются, либо их предполагается принять, исходят из того, что увеличивать налоговую нагрузку на граждан невозможно.

На сегодняшний день максимальная налоговая нагрузка составляет 13%. Я полагаю, что в этом зале присутствуют люди, которые реально оценивают перспективы повышения налоговой нагрузки. Например, введение страховых взносов, которые должны выплачивать не работодатели, а граждане. Я эти предложения как серьезные не могу оценивать.

Резкое снижение ЕСН. Понятна причина, по которой принималось такое решение: придать дополнительный импульс экономике. Насколько я могу судить по предыдущим выступлениям – это не очень помогло. Кроме того, эффекта, которого ожидали от снижения ЕСН, т.е. роста легальных доходов населения, также не произошло. Вместе с тем значительное снижение единого социального налога, которое не сопровождается пока ростом налогооблагаемой базы, деформировало всю систему социального страхования. Возник дефицит в бюджете Пенсионного фонда, который необходимо покрывать за счет средств бюджета. Очевидно, появился недостаток средств и в системе медицинского страхования, поэтому вынужденно были приняты решения о переносе части нагрузки по социальному страхованию на работодателей: оплата двух первых дней по больничным листам.

Все названные шаги были приняты в надежде, что экономика отреагирует на это увеличением темпов роста. Надежды не сбылись. Новые предложения по подъему экономики – по существу, это повторение старого. Третья попытка того же рода.

Но я могу совершенно ответственно заявить: до тех пор, пока у нашего министерства (а мы координируем всю систему социального страхования, социального обеспечения и здравоохранения) не будет ясного понимания в отношении трех вещей – доходы системы социального обеспечения и социального страхования, ожидаемые и прогнозируемые на ближайшие годы; система администрирования этими расходами; система управления всем социальным страхованием в Российской Федерации, – сколько-нибудь серьезные системные реформы вряд ли могут быть реализованы. Тем не менее национальный проект в сфере здравоохранения в этом году начал воплощаться в жизнь. И, по моему мнению, уже есть серьезный позитивный результат.

В нескольких словах поясню свою точку зрения на систему здравоохранения в нашей стране. Очень небольшой по финансовым затратам национальный проект «Здравоохранение» может оказать достаточно серьезное влияние на состояние системы здравоохранения.

Первое. Система здравоохранения на сегодняшний день с фискальной точки зрения идеальна. У нас нет никаких ограничений бесплатности медицинской помощи.

Второе. Все лечебные учреждения государственной системы здравоохранения находятся в государственной муниципальной собственности. Следовательно, все упреки со стороны населения о возможной приватизации, о сокращении доступ ности медицинской помощи легко парируются тем фактом, что медицинская помощь оказывается в государственных муниципальных лечебных учреждениях.

Третье. Законодательство предусматривает, что во всех муниципальных и государственных лечебных учреждениях медицинская помощь оказывается бесплатно.

Четвертое. В такой системе очень легко администрировать расходы. Потому что финансируется не медицинская помощь, а сеть лечебных учреждений по смете. Таким образом, финансирование по смете через систему казначейства дает возможность контроля за расходами. Можно нормировать эти расходы – в частности, заработную плату, штатное расписание, схему должностных окладов, нормативы расходов на лечение, медикаменты и все остальное.

Поскольку финансирование лечебных учреждений никакого отношения не имеет к качеству и объему медицинской помощи, то государство и не берет на себя обязательство лечить население. Правда, существуют некие решения по программе государственных гарантий бесплатной медицинской помощи, но эти меры в основном принимаются на уровне субъектов Федерации. Несмотря на то что соответствующие регулирующие акты существуют на уровне федерального центра, это – полномочия субъектов. Поскольку финансирование в основном бюджетное, то эти полномочия так удачно разграничены, что ответственность за качество медицинской помощи, за предоставляемые объемы медицинской помощи несут муниципальные образования и уровни субъектов Федерации. Таким образом, контролировать расходы можно абсолютно точно.

Поскольку средств у здравоохранения не хватает, а после всех снижений налогов у нас до недавнего времени отчислялось на финансирование медицинской помощи 2,9% фонда заработной платы, а все остальное финансировалось по смете, то вполне понятно, что в тех субъектах Федерации или муниципалитетах, где бюджетных источников недостаточно, поскольку у нас страна с достаточно сильной дифференциацией социальноэкономического развития, и медицинская помощь финансировалась и предоставлялась на различном уровне. Вы знаете, если бы мне можно было взглянуть на ситуацию глазами человека, работающего в экономическом ведомстве, то решение о проведении серьезной реструктуризации в здравоохранении можно было бы принять в течение нескольких дней. Например, ввести систему стандартизации для лечебных учреждений, которая включала бы и определенный порядок лицензирования, а он вытекал бы из табеля оснащенности лечебных учреждений, квалификационного уровня медперсонала, медицинских технологий, которые реализуются в лечебных учреждениях. Мы такие оценки делали. Я вам должен сказать, что из 129 станций переливания крови в Российской Федерации 45% не имеют лицензии на производственную деятельность.

И последнее, что положительно в нынешней системе. Соплатежи населения за медицинскую помощь уже составляют приблизительно 35% совокупного бюджета здравоохранения.

Соплатежи населения сдерживают темп роста расходов на здравоохранение вообще и государственных в частности.

Теперь перед нами ставят задачу: поскольку существующая система неэффективна, а объективные показатели состояния здоровья населения таковы, то систему нужно менять, необходимо перейти от финансирования лечебной сети на финансирование медицинской помощи. Это по смыслу то же самое, что провести монетизацию льгот. Когда предоставлялись льготы, но не были определены источники финансирования и объемы реальной потребности, речь шла об очень небольших расходах. И если до начала монетизации социальных льгот совокупные расходы на их предоставление состав ляли около 70 млрд руб., то в конце прошлого года они составили уже 300 млрд руб.

Я вам приведу один пример. В январе 2005 г. было выписано 2 млн рецептов на лекарственные препараты, которые были отпущены бесплатно. В декабре того же года – 30 млн рецептов. Причем, если в начале года (вы слышали в средствах массовой информации) врачи сетовали на то, что они не успевают их выписывать, то в декабре ни одной претензии по этому поводу высказано не было. Причем система здравоохранения может выписывать еще больше лекарственных препаратов.

Когда система размыкается, когда в ней нет замкнутого контура, она будет продуцировать все большие и большие расходы.

Проблемы роста расходов на здравоохранение характерны для любых стран.

Именно поэтому осторожность, с которой мы сейчас действуем, обусловлена нашим желанием понять, каков будет источник финансирования затрат на здравоохранение. Источником финансирования затрат на здравоохранение, с нашей точки зрения, должны быть какие-то виды устойчивых постоянных платежей, скорее всего, отчисления от заработной платы. Либо определенным образом по понятным принципам рассчитываемые и передаваемые платежи из федерального бюджета. Только после четкого понимания объемов этих расходов можно говорить о возможности начать реформы в социальной сфере.

Еще раз повторю, что сейчас мы выживаем только за счет соплатежей населения.

Теперь в нескольких словах о Национальном проекте.

В течение прошлого года обсуждались и были подготовлены несколько вариантов законов о медицинском страховании и о государственных гарантиях бесплатной медицинской помощи в Российской Федерации. Были подготовлены законы о расширении хозяйственной самостоятельности лечебных учреждений. Все это фактически выводило здравоохранение в сферу рыночных отношений, создавался некий новый хозяйственный механизм. Какая проблема была основной при проработке этих законодательных актов Меддефицит, который будет покрываться за счет налоговых источников, что не позволит уйти от сметной модели финансирования. Поскольку субъект, формирующий такой дефицит или его покрывающий, всегда будет заинтересован в контроле над размером этого дефицита. Невозможно передать обязательства на иной субъект, нежели бюджет. Кроме того, необходимо определить, что такое минимальные социальные стандарты. Ответ на этот вопрос предполагает описание этих минимальных социальных стандартов в понятных для населения и медицинских работников терминах. Какая медицинская технология является гарантированной населению, независимо от того, где эта медицинская помощь будет оказана Как только это будет сделано, необходимо ответить на следующий вопрос: что делать с сетью лечебных учреждений, которые не отвечают этому стандарту Просто заявить, что на сегодняшний день 30 или 40% лечебных учреждений не отвечают минимальным стандартам по безопасности медицинских вмешательств, и не провести, параллельно с этим, реструктуризацию сети невозможно.

Я назвал только часть проблем. И если начинать двигаться в этом направлении, то, уверяю вас, после той неудачной информационной кампании, которая сопровождала монетизацию льгот, никакая другая информационная кампания в нашей стране не в состоянии объяснить доступным языком смысл того, что делает государство. Потому что пока степень доверия населения к тому, что делает государство, крайне низка.

Поэтому сегодня национальный проект пытается решить две несложные задачи.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.