WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 62 |

Потребность в культурологии – науке о принципах устойчивости и причинах динамики культуры, о направленности ее развития возникла потому, что в ХХ в. культура стала стремительно отчуждаться от человека и общества, от своих творцов и «пользователей». Сложность культуры стала несоизмеримой с возможностями индивидуального разума. Культура быстро растет, становиться менее предсказуемой, менее понятной, по существу – неуправляемой. Между тем рост культуры губительным образом сказывается на среде обитания и здоровье человека, приводит к демографическому взрыву и возрастанию конфликтности в обществе. Еще сто лет тому назад абсурдной показалась бы мысль о том, что рост культуры может вести к интеллектуальной и моральной деградации. Сегодняшнее развитие техники, идеологических и организационных технологий делает вполне разумной эту мысль. Культура как бы бросает человеку вызов: либо овладей новыми технико-организационными возможностями, используй их для перестройки своего образа жизни или погибни. Люди этот вызов до сих пор не поняли и не приняли. Условием его принятия Л. Уайт считает развитие научной культурологии, которая дает возможность осуществить широкомасштабные, целенаправленные реформы. Этот замысел Уайта очень напоминает замыслы основателя социологии О. Конта и авторов социалистических теорий. Может быть, это сходство было одной из причин непопулярности культурологии в США. Но и с научной точки зрения в теории Л. Уайта было много неясного: как связаны между собой общественная практика и «смыслопорождение» Может ли человек контролировать процесс создания символов и не придется ли для такого контроля ограничить свободу мысли и слова Кем, в чьих интересах, насколько компетентно будут проводиться культурные реформы Можно ли их проводить, несмотря на то, что человечество пока не Эльмар СОКОЛОВ является единым целым А если отложить реформы, то не будет ли отсрочка гибельной Уайт подчеркивал способность культуры к саморазвитию, независимо от желания людей. Он считал ненаучной ее оценку с этико-аксиологических позиций, с точки зрения морального идеала. Воспроизводя некоторые мотивы социал-дарвинизма, он утверждал, что каждая область культуры стремится увеличить свое «жизненное пространство» за счет других: торговые фирмы, корпорации, банки, автомобилестроение, сообщества ученых, преступные шайки и религиозные секты расширяют свое влияние насколько это возможно. Но сила и жизненность отдельных «векторов» культуры не пропорциональна их социо-культурной значимости и шкале этических оценок. Наиболее значимые, ценные сферы культуры – науку, философию, искусство, спорт – оказывается, труднее всего поддерживать, охранять от растлевающих, «энтропийных» тенденций. С другой стороны, преступность, вандализм, наркомания, торговля оружием, коррупция, бездумная массовая культура – легко развиваются сами собой и с огромным трудом поддаются контролю. Развитие культуры все более отклоняется от «просветительной перспективы», целями которой были свобода, равенство, справедливость, счастье, безопасность, согласие.

«Варваризация», возвращение к тоталитаризму и даже глобальное самоуничтожение человечества – уже «маячат на горизонте». Отсюда вытекает потребность в культурологии.

Проект Л. Уайта фиксирует основную проблему новой науки: несоответствие интересов человечества и тенденций культурного развития. Он очерчивает границы предмета культурологии – это сфера культурных символов, механизмы самоорганизации, способы конкурентного и приспособительного взаимодействия элементов культуры, наделенных смыслами, принципы взаимоадаптации человека и создаваемой им искусственной среды. Проект Уайта привлекателен тем, что не связан с какой-то одной методологией. Для исследования культуры можно использовать методы эволюционизма, историзма, технологического и биологического детерминизма, семиотики, герменевтики, феноменологии и ряд других. Культурология не придает большого значения междисциплинарным границам в науке. Исследования «на стыке наук» – приветствуются. Исследовательскому проекту придается большее значение, чем научной традиции. Культурология Уайта как бы уступает «веяниям времени», требующим отказа от всякого ригоризма, трезвой оценки наукой ее возможностей. И все-таки проект Уайта оказался недостаточно «новаторским». Развитие культурологии пошло по другому пути, она стала превращаться в особого рода дискурс, правила которого не совпадают с правилами классической науки. Культурология приВОЗМОЖНА ЛИ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА обрела диалогический характер, в ней акцентируется значение личного опыта, не требуется «воспроизводимости» результатов. В процессе диалога и размышления субъект культурологии не остается самотождественным. Он развивается как автор. Вместо одной отвлеченной истины культурология стремится понять «расстановку многих смыслов» в культурном пространстве. Парадигма как система знаний становится менее важной, чем дискурс, коммуникация между объектами культуры.

3. Парадигма и дискурс в культурологии В ХIХ в. науку принято было определять как «систему знаний», независимую, в принципе, от социального контекста и форм коммуникации. Сегодня науку все чаще определяют как коммуникативный феномен, тип дискурса, диалога, подчиняющийся определенным правилам. Это не значит, что парадигмальная основа науки вообще отбрасывается: без общепризнанной совокупности исходных, аксиоматических или подтвержденных опытом утверждений, относящихся к какой-то сфере действительности, наука невозможна. Однако парадигма сама по себе неоднородна. Т. Кун, который ввел это понятие в науковедение, (парадигма (греч.) – образец, пример, способ доказательства), трактовал его как важное открытие, например: ньютоновский закон тяготения, закон эволюции или закон стоимости. Эти законы составляют, однако, лишь ядро соответствующей парадигмы, которое со временем обрастает конкретизациями, а также, что не менее важно, фактами и соображениями, не согласующимися с этим «смысловым ядром» и потому постоянно дискутируемыми.

Парадигма содержит основные убеждения ученых относительно реальности, правил исследовательской деятельности, образцы постановки вопросов, считающихся осмысленными, релевантными и образцы ответов на такие вопросы. Парадигма ограничивает науку от «не-науки», служит «идеологией» сообщества ученых. Кун полагал, что «зрелая», «нормальная» наука должна иметь четкую парадигму. Парадигма предшествует теории: если какое-нибудь явление противоречит парадигме, но вызывает серию вопросов и попытки объяснить явление с общепринятых позиций.

Основополагающие представления о культуре рождались в разных науках, а также в сфере вненаучного и донаучного опыта. Поэтому очертить культурологическую парадигму как единую логически непротиворечивую систему утверждений – невозможно. Попытаемся лишь перечислить некоторые идеи, которые используются для понимания, объяснения и систематизации культурных явлений.

Эльмар СОКОЛОВ 1. Культура включает в себя материальные, идеальные, соционормативные и поведенческие феномены, организованные в некоторую систему.

2. Человек – творец культуры.

3. Человек – продукт культуры.

4. Культура творится Богом или с его помощью.

5. Культура есть нечто «искусственное», создаваемое руками и разумом человека и в этом смысле отличается от «природы», которая «естественна» и развивается сама собой.

6. Культура обусловлена «природой человека» из которого она возникает самопроизвольно, благодаря мутациям генов или естественному отбору в биологических сообществах.

7. Культура развивается с необходимостью – по воле Провидения, на основе «закона прогресса», логики человеческого разума.

8. Культура развивается свободно, благодаря целеполаганию, творчеству и стремлению людей к счастью.

9. Культура развивается благодаря случайным факторам, путем инноваций, их «естественного отбора», «проб и ошибок», удачного и неудачного «заимствований».

10. Культура целостна, подобна организму и развивается путем естественной эволюции, проходя стадии молодости, зрелости и упадка.

11. Культура развивается благодаря конкуренции и борьбе поколений, социальных классов и групп.

12. Культура развивается благодаря сотрудничеству, альтруизму и взаимопомощи.

13. Смысл культурного развития состоит в непрерывной адаптации общества к природной среде.

14. Смысл культурного развитии состоит в достижении обществами и человечеством в целом, все большего счастья, разумности и справедливости общественного устройства.

15. В культурном развитие нет никакого смысла если оно не имеет прямого отношения ни к адаптационному процессу, ни к счастью человеческому.

16. Системообразующие связи в культуре являются материальноэкономическими, био-психологическими, идеально-смысловыми, соционормативными.

17. Культура развивается, прежде всего, благодаря труду, стихийному творчеству народа.

18. Главным двигателем культуры является «творческое меньшинство», «праздный класс», экспериментирующий в сфере досуга.

ВОЗМОЖНА ЛИ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА 19. Культурой является, по преимуществу, сфера должного, идеального, сфера Истины, Добра и Красоты, составляющая лишь незначительный островок в стихии социума.

20. Культурой охватываются все действия, отношения и поступки людей, как полезные, нравственные, разумные, соответствующие праву, так и бесполезные, вредные, безнравственные и антиправовые, при том, однако, условии, что они не являются чисто биологическими отправлениями.

Нетрудно видеть, что не все эти утверждения легко совместимы. Но и «несовместимые» суждения часто оказываются включенными в одну парадигму.

В прошлом парадигма науки и возникающая на ее основе, а также благодаря новым фактам, теория – были в центре внимания. Особенности же коммуникации ученых по поводу фактов, теории и парадигмы считались чем-то привходящим, представляющим интерес лишь для историков науки.

Сегодня наблюдается коренное изменение в понимании «сущности науки»:

теория, факты, парадигма, рассматриваются как более или менее «случайные» условности, соглашения, определяемые коммуникативной ситуацией.

«Теория» оказывается чем-то вроде «общественного договора», призванного поддержать взаимопонимание между учеными. Дискурс становится самоцелью, аутентичной деятельностью ученого – если не средством решения какой-то конкретной, заранее поставленной задачи. История науки вырисовывается как последовательная смена типов дискурса, первоначально «привязанного» к какой-то практической деятельности, но постепенно «очищаемого» от утилитарности и становящегося «игрой» со всеми смыслами и значениями культуры. Диалектика развития научного дискурса состоит в том, что он, с одной стороны, освобождается, становиться самоценным, полноправным видом жизнедеятельности, а с другой – все легче «продается» и все чаще «проституирует», не будучи способным выжить без поддержки властных и финансовых структур. Но и в том, и в ином случаях поиск имеющей «твердое бытие» объективной истины, оказывается, в лучшем случае, лишь второстепенным мотивом научной деятельности.

Ученые, симпатизирующие духу научной классики, с недоверием и разочарованием встречают этот поворот науки к «постмодерну». Но у него есть серьезные основания.

Слово «постмодерн», на первых порах случайное и неоднозначное – приобрело сегодня позитивную окраску и стало выражать осознанный и радикальный плюрализм языков, моделей, методов, как в разных произведениях, так и в одном и том же. При этом «постмодерн» оказывается феноменом не только искусств, но также философии и науки.

Эльмар СОКОЛОВ Обосновывая значимость дискурсного анализа в культурологии, приходиться вспомнить, что социо-гуманитарные науки с самого начала формировались в конкретной коммуникативной ситуации типа: оратор – публика, адвокат – судья, философ – царь, драматург – зритель, модный острослов – салонная богема. В этих типах диалога, убеждающей, защищающей, разоблачающей, воспитывающей и самовосхваляющей речи возникли ростки социологии, философии и, конечно, культурологии.

Сегодня коммуникативность и диалогичность очевидным образом выступили на первый план. Почему Во-первых, выросло количество образованных людей и стали стираться границы между культурной элитой и простой публикой. «Простой человек» стал непосредственным участником публичных дискуссий благодаря телевидению. Представим себе, что в телестудии сидят за «круглым столом» сотрудник КГБ, диссидент, известный политик, ученый, астролог, философ, рэкетир, валютная проститутка. Кажется, что ведущий телепередачу признает правомерность позиций всех участников, каждый из которых имеет свое мнение и отстаивает какую-то свою правду. «Но как же можно приравнивать “правду преступника” и “правду честного гражданина” – спросит читатель. Да, нельзя. Но, согласимся, что нелегко сегодня разобраться в том, кто – преступник, а кто жертва, кто виноват и насколько. Общество стало понимать, что многие меньшинства, стоявшие в прошлом «вне закона», «вне морали» – например, политические диссиденты, шпионы-перебежчики, заключенные преступники, «бомжи», проститутки, наркоманы – все они – люди «древнейших» и «вечных» профессий, без которых не обходится ни одно общество. И они не только заслуживают участия, но имеют право и уникальную возможность сказать обществу нечто важное и нелицеприятное, такое, что неизвестно ни обывателю, ни кабинетному ученому, ни профессиональному политику.

Общество стало более «открытым». Это значит, что представители одной группы или профессии более свободно и искренне говорят людям других групп и профессий то, что раньше они предпочитали скрывать. И вот, оказывается, что у людей всех групп и профессий есть свои «эгоистические» интересы и разного рода недостатки, с которыми всем остальным приходиться мириться, что не мешает им однако спорить и переубеждать друг друга.

В-третьих, перемещение акцента с парадигмы на дискурс связано с поисками новой самоидентичности многими людьми. Оценки и самооценки быстро эволюционируют, когда ломаются социальный порядок, идеология.

Как оценивали мы еще пятнадцать лет назад «белых» и «красных», «коммунистов» и «монархистов», «капиталистов» и «пролетариев», «демократов» и «патриотов», «бедных» и «богатых» – и как мы оцениваем их сейчас Люди ВОЗМОЖНА ЛИ КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА меняют гражданство, политическую ориентацию и даже пол, вкладывая новый смысл во все эти понятия. Поиск самоидентичности дает мощный импульс культурологическому дискурсу, переоценке и переосмыслению многих социо-культурных явлений.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.