WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 62 |

10. Прояснив предмет культурологии можно заняться и вопросом о характере взаимоотношений ее с другими дисциплинами, а также решать вопрос об использовании результатов полученных в других дисциплинах – как устоявшихся и широко распространенных, так и развиваемых одиночными исследователями или их небольшими группами. Так например, несомненный интерес в обсуждаемом контексте представляют метаблетика ван ден Берга (Berg van den, 1960), биоистория Ф. Фердорна (Verdoorn, 1944, 1966), этнометодология Г. Гарфинкеля (Филмер, 1978, Garfinkel, 1967), археологии культуры (Фуко, 1977), филолого-герменевтические штудии С.С. Аверинцева (напр., Аверинцев, 1972, 1977), семиотика Ю.М. Лотмана и Б.А. Успенского, или изучение архитектурных канонов в духе И.П. Шмелева (1982) или А.Д. Ярмоленко (1982). Но для того, чтобы использовать и этот материал нужно сформировать собственный метод культурологической критики разнообразных источников и способы переинтерпретации результатов их изучения в других дисциплинах.

Литература Аверинцев С.С. К уяснению смысла надписи над конхой центральной апсиды Софии Киевской // Древнерусское искусство. М., 1972.

Аверинцев С.С. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977.

Асеева Т.А., Блинова К.Ф., Яковлев Г.П. Лекарственные растения тибетской медицины. Новосибирск, 1985.

«Дзейцхар Мигчжан» – памятник тибетской медицины. Новосибирск, 1985.

Еленкин А.А. Наука как продукт национального творчества // Еленкин А.А. Флора лишайников Средней России. Часть 1. Юрьев, 1906.

Новое в лингвистике. Вып.V. Языковые универсалии М., 1970.

Каганский В.Л. Экологический кризис: феномен культуры // Культура в современном мире; опыт, проблемы, решения. М., 1994, N. 6.

Каганский В.Л., Родоман Б.Б. Культура в ландшафте и ландшафт в культуре // Наука о культуре: итоги и перспективы. М., 1995, N. 3.

Сергей ЧЕБАНОВ Каринский С.С. Синтез образа места как проблема географического страноведения.

Автореф.... к.геогр.н. М., 1990.

Клейн Л.С. Археологическая типология. Л., 1991.

Любарский Г.Ю. Метод общей типологии в биологических исследованиях. 1. Сравнительный метод // Журнал общей биологии, 1993a, т. 54, N. Любарский Г.Ю. Метод общей типологии в биологических исследованиях. 2. Гипотетико-дедуктивный метод // Журнал общей биологии, 1993b, Т. 54, N. 5.

Лютикова Г.В. Человек и насекомые – история нелюбви // Знание – сила, 1996, N.9.

Лютикова Г.В., Каганский В.Л. Биология в культурном измерении // Культура в современном мире: опыт, проблемы, решения. М., 1991, N. 6.

Мартыненко Г.Я., Чебанов С.В. Семиотика описательных текстов. СПб. (в печати).

Материалы по изучению источников традиционной системы индо-тибетской медицины. Новосибирск, 1982.

Сычев Л.П., Сычев В.Л. Китайский костюм. М., 1975.

Топоров В.Н. Семантика мифологических представлений о грибах // Balcanica. Лингвистические исследования. М., 1979.

Филмер П. Об этнометодологии Гарольда Гарфинкеля // Новые направления в социологической теории. М., 1978.

Фуко М. Слова и вещи: Археология гуманитарных наук. М., 1977.

Чебанов С.В. Представление о форме в естествознании и основания общей морфологии // Orgaanilise vormi teoria. Tartu, 1984.

Чебанов С.В. Нефилософские формы философствования // Парадигмы философствования. СПб., «Эйдос», 1995, С.68-78.

Шмелев И.П. Феномен структурной гармонии // Пространственные конструкции в гражданском строительстве. Л., 1982.

Ярмоленко А.Д. Систематизация инвариантных методов архитектурной гармонии (СИМАрГ-2) // Пространственные конструкции в гражданском строительстве. Л., 1982.

Языковые универсалии и лингвистическая типология. М., 1969.

Berg van den J.H. Metabletica: uber die Wandlung des Menschen: Grundlinien einer historischen Psychologie. Gottingen, 1960.

Chebanov S.V. Biology and humanitarian culture: the problem of interpretation in biohermeneutics and hermeneutics of biology // Lectures in theoretical biology, 2nd stage. Tallinn, 1993.

Essays in Biohistory and other Contributions Present by Frans Verdoorn on the Occasion of his 60th Birthday. (=Regnum Vegetabile 71), 15-18. Utreht, 1970.

Garfinkel H. Studies in ethnomethodology. Engelwood Cliffs. 1967.

Jacobs N. Revolution in plant description // Miscellanceus papers. 1980. N 19. P. 155-181.

Krishnamurthy K.H. Botanical identification of Ayurvedive medicinal plants: a new method of pharmacolinguistics // Indian Journal of Medical Research.. 1971 V.59, N. 1.

Verdoorn F. On the methods of biological history and biography with some notes for the colloborations of Index Botanicorum // Chronica botanica. 1944. V 8, N 4.

Verdoorn F. From Botanical Biography towards Animal Ecology. Acta Botanica Neerlandica 1966. V. 15, N. 1.

Vlavianos-Arvantis A., Oleskin A.V. Biopolitics. The Bio-environment. Bio-Syllabus.

Athens, 1992.

С. Чебанов, КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК КУЛЬТУРНАЯ САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ Ирина КЛЕЦКОВА Можно ли считать, что создание учебника означает завершение процесса определения статуса и содержания учебной дисциплины Если это так, то, судя по значительному количеству учебников и учебных пособий, появившихся за последнее время на постсоветском пространстве, с предметом и задачами культурологии как учебной дисциплины все ясно: расставлены акценты, выделены содержательные блоки, отработан категориально-понятийный аппарат.

Однако, по нашему мнению, наибольшая ценность культурологии может заключаться в том, что она способна не только создать широкую панораму своеобразных проявлений культуротворческой деятельности человека, но и формировать у студентов собственные оценки и суждения относительно практически любого объекта рассмотрения и подробного его анализа.

Вероятно, именно в культурологии может успешно существовать идея ненормативности гуманитарного знания. Ненормативность понимается нами прежде всего как отсутствие жесткой системы идеологически выверенных оценок. Возможность поливариантности культурных форм проистекает из признания уникальности природы каждого конкретного индивида, включенного в культурный процесс, равноценности для культуры любой культурной формы. И как следствие этого – самоценность и неуравниваемость различных культурных систем. (Заметим, что другим следствием признания возможной ненормативности культурологии является ее реализации как учебной дисциплины через авторские курсы).

Однако, декларируемая нами ненормативность культурологического знания – явление, в достаточной степени, противоречивое. Если осуществить даже самый поверхностный анализ современного состояния разнообразных форм культуры в самом широком диапазоне – от культуры бытовой до высших форм культуротворческой деятельности – творчества в сфере философии, науки, искусства – то первое, что приходит на ум – это ощущение разорванности, дисгармоничности, нецелостности культуры, отсутствие в ней объединяющего, связующего начала, невозможность, неспособность и нежелание диалога.

Ирина КЛЕЦКОВА Это вызвано, по нашему мнению, разрушением механизмов трансляции ценностей традиционной культуры, в которой возможность приобщения к ее ценностным основаниям реализовывалось, прежде всего, через коллективный опыт. Именно эти особенности традиционной культуры делали процесс интериоризации общественно значимых ценностей, как правило, безболезненной процедурой. Подобная система ценностей формировала определенные приоритеты, которые могли быть востребованы полностью или частично отдельным индивидом, и создавала более или менее комфортную систему знаков-ориентиров для социальной группы, класса и, в конечном счете, отдельного субъекта. (Заметим, что процедура воспитания зиждется, прежде всего, на формах традиционной культуры.

Индустриальный тип культуры способен формировать информационное поле, образовательные стандарты; гораздо менее успешно он справляется с воспитательными задачами.) Современная нам культурная ситуация может быть описана как полипарадигмальная. Парадигмы существуют, как правило, по принципу Робинзона – как самостоятельные и изолированные явления. Если у зрелых людей подобные состояния вызывают, как минимум, ощущение дискомфорта, то молодежь оказывается в маргинальной ситуации, понимаемой нами в данном случае как невключенность ни в какую культурную парадигму или наличие компилятивной системы ценностей. Особенно болезненно происходят эти процессы в национальных республиках в связи с ростом национального самосознания и попытками национально-культурной самоидентификации.

Преодоление тенденций маргинализации сознания лежит, на наш взгляд, в признании безусловного приоритета общечеловеческих ценностей как основы каждой подлинно гуманистической культурной формы. Таким образом, в основу курса культурологии должны быть положены представления о процессе формирования общечеловеческих ценностей. Это даст возможность найти некий критерий, шкалу оценок, которая позволит достаточно адекватно определять отношение к тем или иным проявлениям культуротворческой деятельности. Безусловно, это будет способствовать осознанию реального места национальных форм культуры в ряду мирового культурного процесса.

Одна из центральных задач в создании целостного курса культурологии – это поиск теоретических оснований. Как нам кажется, одним из возможных вариантов решения этой проблемы может быть следующий путь: выделение в истории развития культуры опредеКУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК КУЛЬТУРНАЯ САМОИДЕНТИФИКАЦИЯ ленных доминант, которые фиксируют основное содержание, смысл и структуру культуротворческой деятельности. Эти доминанты выражают «интеллектуальные позиции»1, «видение мира»2, не только объяснения, но и способ активного функционирования в мире и активного его преобразования. Они характеризуют как состояние общества в целом, так и действия его социальных групп, и объясняют роль личности, ее место и историческую задачу в данной культуре.

Эти доминанты часто обозначают понятием «ментальность» (как особое «мыслительное поле» данной культуры3) или «менталитет» – понимаемый именно как интеллектуальные позиции общества или социальной группы. (Следует упомянуть, что в современной публицистике наиболее часто понятие «менталитет» употребляется в словосочетании «национальный менталитет».) Итак, следующая пара понятий используется нами как ключевая в курсе культурологии: доминанта культуры и тип личности, характеризующий культуру (личность – производная этой доминанты, сама доминанта формируется как результат мыслительной и практической деятельности человека). Необходимо отметить, что идея рассмотрения исторических типов культурного человека встречается в учебных пособиях по культурологии уже с начала 90-х г.На наш взгляд, целесообразно выделять несколько доминант в историко-культурном процессе и, соответственно, несколько культурных типов личности. Причем сразу же оговоримся, что доминирование определенной культурной формы не означает отсутствие в данной культуре других культурных форм. В доминанте наиболее ярко раскрывается специфика конкретной культуры. Так, например, говоря о первобытной культуре, определяя ее доминанту как магию – «магический менталитет», как попытку приручения природы – мы обозначаем элементы мифологического и религиозного видения мира. Параллельно мы отмечаем отсутствие личностного начала в первобытной культуре, невыделенность субъекта. Род, племя – элементарная единица социального счета в этой культуре.

Античная культура рассматривается нами через призму мифа как доминанты этой культуры. Мифологический менталитет стремится прежде всего гармонизировать действительность, ярче всего – в художественной образности. Мир целостен, космичен, нерасчленен.

Анализ мифологического менталитета, кроме того, дает широкие Блок М. Апология истории. М., 1986. С. 87.

Барг М.А. Эпохи и идеи. М.,1987.

См. указ. Работы Блока М., Барга М.А.

См., напр., Немировская Л.З. Культурология. История и теория культуры. М., 1992.

Ирина КЛЕЦКОВА возможности сопоставления мифологических структур античности с проявлениями мифологического сознания в современной нам культуре.

Дальнейший анализ логики становления ценностей европейской культуры происходит через выделение следующих доминант: христианская религиозность и соответствующий ей идеал сословнокорпоративного поведения, который находит свое последовательное воплощение во всех культурах тоталитарного типа; искусство и соответствующей ему идеал универсальной личности, реализующий себя в переходных типах культур, наука и научная рациональность, предполагающая в качестве модели культурного человека так называемого «человека однорукого». Говорить о модели культурного человека в современной нам культуре, можно, вероятно, только как о гипотетической конструкции, указывая на отдельные характеристики подобной модели как тенденции формирования личности планетарного масштаба, воспринимающей мир в целостности и гармонии, в единстве социального и природного, чувствующую чужую боль, как свою собственную.

Таким образом, предлагаемая нами логика построения учебного курса предполагает не просто расширение информационного поля знаний студента и реализацию просветительской задачи, но и постоянное сопоставление способов воплощения культурных форм и типов личностного поведения в истории культуры со свойственными нам и современной нам культуре ценностными приоритетами. Это прямая возможность внутреннего диалога меня с другим, осуществляемая в пространственно-временной разделенности и понимание этого другого не как чужого.

Этого, однако, на наш взгляд, недостаточно для создания условий полноценной культурной самоидентификации по той причине, что, кроме нормативного знания, без которого немыслима ни одна учебная дисциплина, необходима и определенная вариативность, которая позволит расширить возможные границы культурного поиска. Возможности вариативность культурологического знания могут быть реализованы как в структурно-методических аспектах построения курса, так и через предоставление студентам свободного выбора проблем изучения курса.

И. Клецкова, УЧЕБНИК КАК МОДЕЛЬ МИРА И СОЦИУМА Татьяна АРТЕМЬЕВА Учебно-дидактическая литература достаточно редко становится объектом специального интереса историков философии и культуры.

Обычно исследуются лишь общие просветительскообразовательные установки эпохи, специальные документы, посвященные принятию решений в этой области. Вместе с тем, воспроизводство культуры тесно связано с процессом образования, не только с его структурно-организационной, но и с содержательной стороной.

Pages:     | 1 |   ...   | 44 | 45 || 47 | 48 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.