WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 62 |

По сути дела мы имеем директивно созданную волевым административным окриком самостоятельную область гуманитарного знания, первоначально преследовавшую сугубо дидактические цели, не лишенную идеологическо конъюнктурных и репрессивных аспектов. Если отталкиваться от существующих нормативных, утвержденных Госкомвузом, документов, в которых более или менее ясно прописано, что подразумевается под культурологией, то с учебной дисциплиной сегодня уже кое как, но разобраться можно (хотя и здесь возникает масса сомнений относительно реального воплощения министерской задумки). Но как только мы вступаем в пространство исследовательских проектов «культурологического профиля», так сразу же всплывает огромное количество неразрешенных проблем, позволяющих само существование автономной области знания поставить под сомнение. В самом общем виде речь идет ни много – ни мало как о законном создании и обустройстве (переструктурировании) некоего единого (и одного!) пространства, в котором аккумулировалось бы «все о культуре». Но «все о культуре» – это больше, чем «все о религии» (да и сам предмет – более аморфен, чем религия).

Начинание может вдохновить и вызвать энтузиазм лишь у непосвященных, кто имеет весьма отдаленное представление о грандиозных масштабах проекта. Ставка на «междисцип-линарность» оправдана лишь как стартовый момент, как своеобразная «предыстория», в процессе которой определяются пространственные (формальные и содержательные) горизонты компетенции, осознается целесообразность (сущностная, а не гипотетическая и не прикладная) утверждение данной, самостоятельной и уникальной, исследовательской сферы, вырабатываются примерные методики «освоения» маркиро-ванной территории. В случае с культурологией мы пока имеем лишь намерение, может быть горячее желание, едва ПРОБЛЕМА «КУЛЬТУРОЛОГИЯ» ли насущную потребность, сотворить нечто подобное. Причем как будет реально проходить процесс самоопределения культурологического дискурса едва ли кто-либо представляет. Понятно, что необходимо объединение материала, находившегося ранее в ведении других профессионалов (причем, не только гуманитарного профиля). Но для составления из лоскутков единой картины, желательно отдельные фрагменты как-то согласовать между собой, ибо в противном случае «общей картины не получится». Иначе говоря, иерархизировать и структурировать. Опираться на опыт и авторитет предшественников или великих современников совершенно невозможно, ибо все, кого культурологи считают предтечами, по сути никакого отношения к культурологии не имеют: все они себя осознавали в других дисциплинарных пределах.

Неразрешенных вопросов, касающихся внутренней – фактической, а не фиктивной – организации исследовательской дисциплины слишком много, а потому и само слово «культурология» вызывает у тех, кто знаком с ним не понаслышке, но по служебной обязанности, чаще всего лишь ироническую усмешку. Едва ли что-либо здесь можно однозначно назвать ясным и понятным. Если отвлечься от конъюнктурных и прикладных аспектов, то вопрос «что сие значит» – не риторический и не праздный. Вот лишь некоторые затруднения:

– Что из иных областей знания следует «перетаскивать» в культурологию Все ли, что там сопряжено с корнем «культур» Или еще что-то, что маркируется другими понятиями и категориями (субстрат) – Какова внутренняя структура самого дисциплинарного пространства Из каких разделов, частей, фрагментов, областей составляется дисциплинарное тело (архитектоника) – Каковы собственно культурологические «опознавательные лейблы», благодаря которым мы можем те или иные вопросы определять как находящимися под юрисдикцией именно культурологии, а не какой-либо другой области профессионального интереса (логика разворачивания и репродуцирования) – Каким критериям должен отвечать специалист данного профиля Что он должен уметь и знать (персонал, курирующий технологию) Пока же у нас есть лишь сегменты, которые притащили из других специализированных цехов и свалили в кучу: философия культуры, история культуры (или истории отдельных культурных феноменов), теория культуры, культурная антропология, социология культуры, психология культуры, аксиология культуры, набор тем компаратиЕвгений СОКОЛОВ вистского свойства (многочисленные серии типа «культура и...») и пр. Однако, ни каждый из перечисленных условных разделов в отдельности, ни даже взятые в своей совокупности (разложенные в той или иной последовательности) не идентичны культурологии как таковой. В тоже время, любой из разделов может без тени сомнения говорить от лица всей дисциплины, считая себя «базой и аксиомой», точно так же как и любой человек, совершающий любого рода умозрительно-спекулятивные «манипуляции» с фактами культуры (или тем, что он за таковые считает) спешит объявить себя культурологом. Вряд ли создавшаяся неразбериха, спровоцированная конечно же весьма двусмысленными обстоятельствами, породившими возникновение дисциплины, идет ей на пользу.

По отношению к культурологии также нельзя однозначно и сходу ответить на вопрос «а есть ли мальчик»: если в черной комнате нет черной кошки, то из этого не вытекает, что ее там не следует искать вовсе: кто знает, в один прекрасный момент она может там оказаться. Будет ли то реальная кошка, или проекция наших усилий – вероятно особого значения не имеет: на картине художника мы ведь тоже сталкиваемся с иллюзией, а не с реальностью, что не мешает «предмету» обрести и «право на жизнь», и «право на наше внимание», и «право на уникальность».

P.S. Кстати, есть еще один забавный нюанс. В тех вузах, где готовят культурологов, где выпускникам присваивается квалификация культуролога (лишь недавно внесенная в номенклатурный перечень специальностей), там в сетке расписания дисциплина Культурология отсутствует. Таким образом, каждому специалисту негласно предоставляется возможность из того многообразного материала, которым он владеет, самому, по прихоти собственного каприза, составлять общее пространство предмета.

Е. Соколов, КУЛЬТУРОЛОГ – ЭТО КТО Лев КЛЕЙН После распада Советского Союза русские учебники культурологии стали появляться кучно, как грибы после дождя. Очевидно, эти учебники пишут культурологи, их читают культурологи, по ним учатся культурологи. Если судить по этому факту, сформировалась наука о культуре, и с культурой у нас всё обстоит хорошо, коль скоро есть наука, ею ведающая.

Однако в «Лекциях по культурологии» Е.Г. Соколов (1997: – 35) ошарашивает слушателя и читателя сомнением в существовании самого предмета лекций: «Сама культурология в том виде, в котором она существует на сегодняшний день, – проблематична в высшей степени». Тем не менее, он не сомневается ни в целесообразности изучения феноменов культуры, ни в правомерности их выделения в соответствующую область познания, но что сюда относится, затрудняется сказать. «Проблемы начинаются сразу, как только мы непосредственно приступаем к освоению данного отсека гуманитарного знания, ибо ясности относительно того, что и как следует изучать, пока нет». Он всё же говорит здесь о «гуманитарном знании» – а гуманитарное ли это знание О правомерности выделения – а правомерно ли оно Сомнение явно можно расширить.

Правда, многие основывают сомнение на трудности определения культуры, на наличии множества определений (например, Кокин 1996: 99). Но это не повод для сомнений в необходимости такой науки: вот культурология и должна объяснить, что такое культура. Вообще в попытках определить предмет культурологии люди склоны исходить из термина: что такое культура, что такое логос: «Невозможность определения понятия культуры (предмета культурологии) обнаруживает "пред-рассудочность" понимания культурологии как науки о культуре», «культурология следует по пути вечно ускользающего логоса»... (Кокин 1996: 99). Право, это как-то несерьезно. Но если задуматься о функциях этой дисциплины, о ее статусе, о месте в системе наук, о профессии, наконец, то ее реальность и в самом деле окажется под вопросом.

А существует ли такая наука – культурология Есть ли о чем говорить И нужна ли она Лев КЛЕЙН С одной стороны, вроде такая дисциплина существует: жил основатель – Лесли Уайт, есть учебники, читаются курсы лекций в некоторых вузах, созываются конференции. Такова логика: раз есть культура, почему бы не быть науке, ее изучающей.

П.С. Гуревич в учебном пособии «Культурология» (1996: 39) формулирует общую задачу культурологии или культуроведения как науки: «культуроведение – это систематизированное знание о культуре как специфическом и уникальном феномене».

С другой стороны, нет такой профессии. Представляясь, никто не может назвать себя культурологом. Нет штатных мест культуролога ни в одном учреждении. Любая тема, относимая к этой науке, уже издавна изучается какой-то другой – культурной антропологией, этнографией, этнологией, социологией культуры, философией культуры, историей культуры. Как, скажем, разграничить философию культуры и культурологию П.С. Гуревич (1995: 36 – 54) попытался это сделать в своей книге в специальной главе, так и названной «Философия и культурология», но всё свелось к выяснению «специфики философии» и характеристике «описания культуры». Из этих разделов запоминается высказывание Гете о философии: «В сущности говоря, вся философия есть лишь человеческий рассудок на туманном языке». Относительно же культурологии в учебнике бросается в глаза то, что она «представлена прежде всего культурной антропологией» (1995:

43). Дисциплины как бы совпадают. Нет свободной ниши в системе наук.

Да, культура важна. Но ведь есть и другие важные вещи, которым специальных наук не отведено. Воздух, например. Есть воздухоплавание, но нет воздуховедения. Плавать по культуре можно, но из этого вряд ли образуется культуроведение.

Не идет ли речь просто о переименовании какой-то из уже существующих дисциплин Того же Лесли Уайта именуют ведь не культурологом, а антропологом или, на худой конец, культурантропологом. Одних и тех же людей часто называют культурантропологами, этнологами, этнографами, социологами культуры и, наконец, культурологами.

Возможно, речь идет об объединении всех этих наук под такой шапкой О культурологических науках Ведь что противопоставляется культуре Натура. Природа. Но нет отдельной дисциплины – природоведения, естествознания, и давно уже нет таКУЛЬТУРОЛОГ – ЭТО КТО кой специальности – естествоиспытатель. Есть обширный комплекс естествоведческих наук. Напрашивается и совокупность культурологических наук. Но если объединить науки под этой шапкой, то тогда сюда могут войти и другие – археология, искусствознание, педагогика. В каждой из них «культура» входит в число фундаментальных понятий.

Называя культурологию «самостоятельной научной дисциплиной», которая «сформировалась совсем недавно» А.С. Скобельцына (1997: 257) пишет: «Основным предметом культурологии была определена культура, и в связи с этим в нее вошел целый ряд наук, изучающих культуру с разных сторон».

Объединение наук по предмету изучения – традиционное и имеет смысл: у них есть некоторые общие понятия, есть общий интерес, есть пафос всесторонности, холизма – исследования одного предмета с разных сторон. По предмету объединял науки Конт, а за ним и Энгельс.

В культуру, однако, входит чрезвычайно обширный круг явлений. Как заметил Э.В. Соколов (1994: 11), «почти все "части" культуры уже "разобраны по рукам". Язык изучается лингвистикой, право – юриспруденцией, мораль – этикой, искусство – эстетикой. <...> Если культурология хочет вновь смешать все знания об обществе в одну кучу, то это невозможно и не нужно. Или, может быть, она отыскала какой-то особый, незамеченный до сих пор "пласт" общественных явлений» Исследователь рассматривает вопрос, не являются ли таким пластом знаковые системы, символы, но ведь и для них есть особая наука – семиотика. Словом, то же, что с природой – изучение ее давно уже расчленилось на отдельные дисциплины, и объединять их заново никому не приходит в голову, разве что в философском и науковедческом рассмотрении.

Более того, тут есть опасность счесть такое объединение единственным и всеобъемлющим – от единства предмета заключить к единству метода. В методе также ищет критерий объединения Скобельцына. Она продолжает свое рассуждение о культурологии как комплексе наук так: «Однако, так как культура как целое является не простой суммой составляющих ее элементов, а результатом их взаимодействия, так и культурология должна приобретать новые качественные характеристики, иначе какой был бы смысл в объединении теории, истории, социологии кульЛев КЛЕЙН туры и других дисциплин, имеющих давние традиции, в какое-то новое образование». Скобельцына считает такой характеристикой методический подход – обобщение фактов и выявление конкретных закономерностей. А разве не тем же занимаются культурная антропология, этнология и этнография или, по крайней мере одна из них Между тем, метод зависит не от предмета, а от подхода к нему, от задачи. Именно методом определяется природа науки, логическая структура исследования. Развитие общества изучают история и социология, но по-разному. Социология выявляет общие законы развития и в этом подобна физике и химии. История прослеживает, как эти законы проявляются в каждом конкретном факте, она имеет дело с уникальностью факта. В этом она близка художественной критике. Социология входит в число так называемых точных наук, история – в число гуманитарных. В англоязычных странах именно такое деление наук является традиционым.

Впрочем если литературоведческая часть филологии и впрямь гуманитарна, то гуманитарность истории под вопросом. Ее вместе с географией скорее можно отнести к числу наук конкретных, противопоставляя их абстрактным. Абстрактные выявляют законы, конкретные устанавливают факты и позволяют ориетироваться в том конкретном мире, в котором мы живем.

С этой точки зрения культурологические науки не образуют единства. Этнология и социология культуры, как и вся социология, относятся к точным и абстрактным наукам. Этнография и история культуры – то ли к гуманитарным, то ли к конкретным.

Об антропологии идет спор. Боас считал ее наукой гуманитарной, большинство современных антропологов – наукой единой и при том точной. Входит же в нее физическая антропология, которая несомненно относится к биологическим, точным наукам. Для философии культуры, как и для всей философии, статус науки вообще сомнителен, поскольку в ее рамках проверка гипотез фактами принципиально невозможна. Это особая отрасль знания, в какой-то мере сходная с религией. Возможно, это религия будущего.

Таким образом, единственным объединяющим эти науки компонентом оказывается анализ самого понятия «культура», т.е.

Pages:     | 1 |   ...   | 42 | 43 || 45 | 46 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.