WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 62 |

Конечно, не только изменение роли марксистской философии в нашем обществе, но и многие другие причины сыграли свою немалую роль в изменении судьбы в России науки о культуре или – как теперь все ее стали здесь именовать — культурологии. Названными причинами трудно все же объяснить столь стремительно возникшую популярность науки, поскольку в западном мире не культурология, а целый комплекс методологических наук решают проблемы междисциплинарных связей и взаимозависимостей. Конечно, как всегда есть у России и свои особые причины. И дело не только в дефиците культуры в широких слоях общества сверху донизу, что из века в век является неодолимым препятствием к прогрессу и процветанию общества. В этом случае не следует переоценивать и страны Западной Европы. Но не следует сбрасывать со счета и то, что в своих мучительных попытках выйти на путь демократии и экономического прогресса Россия испытывает сегодня острую потребность в гуманитарном сознании, общей культуре при явном ослаблении интереса в обществе к естественнонаучным дисциплинам, техническим специальностям, утрате их престижности особенно в условиях дефицитов финансирования и практической приостановки начатых и успешно осуществлявшихся долгие годы работ. Но данные причины не могут быть устойчивыми и постоянными, поскольку в век кибернетики, электроники, компьютеров, интернета вряд ли всерьез можно предполагать уход на второй план технических специальностей, ослабВалерий СЕЛИВАНОВ ление интереса, например, к физике или биологии, космической технике или бионике. Уж если говорить о возможном расширении интереса к культуре и гуманитарному знанию на основании происходящих изменений в умонастроениях современников, то скорее эти тенденции могут быть вызваны постепенной интеллектуализацией многих сфер деятельности в современном обществе, увеличением значения информационных систем и новых технологий управления общественными структурами, в том числе — производством. В этом случае возрастает роль общих развивающих дисциплин, таких как философия, история, науки о культуре, а также возрастает и стремление к различным видам художественного творчества, прежде всего в области литературы, живописи, музыкального исполнительства.

Следует, вероятно, взять в расчет и значительное повышение роли предпринимательства в жизни нашего общества, что с необходимостью влечет за собой и усилившийся спрос на такие научные дисциплины как юриспруденция, экономика, теория управления, а также на знания в области человековедческих дисциплин, начиная с психологии, политологии и кончая медициной. Вероятно, все эти разновременно действующие факторы во многом и обусловили современное развитие культурологии в России.

Вероятно, и те и другие и третьи причины, соединившись вместе, создали условия, при которых оказалось столь стремительным выдвижение из тени, из полузабытости на свет всеобщего внимания культурологии. Но возможно и то, что просто пришло ее время заявить о себе громко, во всеуслышание и встать в центре гуманитарных наук как соединяющее звено, как их смысловой стержень. Изменились масштабы мышления, стала осознаваться значимость осмысленности поступков и действий, увеличивается ответственность за необдуманные решения, политические акции, за не взвешенность вторжений в природу, в развитие общественных систем. Все это указывает на недостаточность развития культуры как духовного опыта человека и человечества, на потребность в новых знаниях в этой загадочной и трудноопределимой области жизни.

Нет сомнений и в том, что ориентации ХХ в. на естественнонаучные дисциплины не полностью удовлетворили спрос человечества на разрешение насущных проблем. Философские течения и школы, обслуживавшие эту ориентацию, проявили ограниченность своих возможностей и оказались неспособными ответить на многие накопившиеся вопросы относительно не природы, а самого человека, его внутренней жизни, значения и смысла его существования в мире, перспектив его развития. Вместе с тем, не умея дать положительные В ГЛУБИНЕ ЗЕРКАЛ...

ответы, они насытили рынок идей отрицательными прогнозами и оценками, ощущая, и не без оснований, опасность надвигающегося века электроники, всеобщей компьютеризации и интернетизации.

Какое будущее ждет человека в этих условиях Не потеряет ли он свою духовность, свои собственно человеческие черты и свойства, свою способность чувствовать, переживать, общаться с миром природы, быть естественным и глубоким в проявлении своих страстей и желаний, сдержанным и гуманным Кто сможет ответить на эти вопросы в то время, когда философия углубилась в исследование аномалий, самоубийств, насилий и одиночеств Вероятно и этот не очень заметный под общей маркой нетрадиционности, оригинальности и утонченной остроты кризис философских исканий ХХ в. порождает стремление к выработке специальных методик и технологий для погружения в сложный мир человеческого духа, духовной культуры, для осознания и осмысления ее самостоятельного значения в жизни людей, ее места и роли в судьбах человечества. Не будем далее обсуждать причины, обусловившие столь стремительный выход на авансцену наших гуманитарных наук культурологии. И отмеченных причин довольно для того, чтобы отнестись к этому событию серьезно и постараться понять и определить для себя цели и перспективы развития этой науки в наши дни.

Отметим между тем, что культурология неоднократно появлялась в истории науки и ранее, как правило – в критические минуты жизни философии. Такое событие имеет место у нас в стране и за рубежом не только в конце ХХ в., не менее стремительно культурология появилась и в конце ХVIII в. и в конце века ХIХ в., когда также стал ощущаться кризис идей, связанный в философии с борьбой тенденций гуманитарной (исторической) и естественнонаучной ориентаций знания за приоритеты в развитии самосознания и мировоззрения современников.» Если начало XX столетия застает нас среди все еще не прекращающегося спора между историческим и естественнонаучным мышлением, — писал в конце 90-х годов ХIХ в.

В. Виндельбанд, — то как раз эта устойчивость унаследованного нами противопоставления и показывает, как мало подвинулась вперед в смысле развития своих принципов философия XIX в. Вся ее усерднейшая работа происходила больше на периферии и состояла в том, что она ограничивала себя от отдельных наук, в то время как ее центральное развитие в известной мере как бы замерло, что приходится признать, как факт исторически вполне понятный. Истощение метафизической энергии и высокий подъем эмпирического интереса Валерий СЕЛИВАНОВ вполне убедительно его объясняют»1. Вспомним, что к концу ХVIII в. появляется Дидро и Вольтер, Руссо и Баумгартен, Кант и Гердер.

Оценивая ситуацию конца ХIХ в., Виндельбанд пишет:

«…необходимо новое центральное преобразование философии, чтобы она могла удовлетворительным образом ответить на снова обращенные к ней в последнее время запросы со стороны общего сознания и отдельных наук. Направление, в каком придется искать решения этой задачи, определяется, с одной стороны, преобладающим господством того волюнтаризма, который, выйдя из психологии, распространился и на общие метафизические воззрения, с другой стороны, тем обстоятельством, что обе формы принципа развития, как историческая, так и естественнонаучная отличаются друг от друга своим различным отношением к определениям ценности. К этому присоединяется еще и то обстоятельство, что могучий переворот во всех жизненных условиях, пережитый в этом столетии всеми европейскими народами, подействовал одновременно и созидающим и разрушающим образом на общие убеждения, Быстрый подъем и распространение культуры порождает более глубокую потребность в ее самоосмысливании, и возникшая еще во время Просвещения культурная проблема кладет начало движению, лозунгом которого стало «переоценка всех ценностей»»2.

Анализируя процесс развития европейской философии до конца ХIХ в., Виндельбанд приходит к выводу, что релятивизм, порожденный движением философии от Канта к Ницше, это ее отставка и смерть. Путь спасения — в учении об общезначимых ценностях.

После того как Лотце выдвинул понятие ценности, считает Виндельбанд, возникают часто попытки создания «теории ценностей» как самостоятельной философской дисциплины. Однако он считает, что психологические и социологические исследования ограничены в своих возможностях и не могут выполнить главной работы – а именно критического анализа ценностей и в первую очередь в их историко-философском отображении. «Ведь если она (философия – В.С.) изображает процесс, посредством которого европейское человечество облекло в научные понятия свое миропонимание и взгляд на жизнь, то этим самым она показывает, как на основании единичных переживаний и с помощью специальных гносеологических проблем шаг за шагом совершалось, с все более и более ясным и Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками. Под ред. проф. А.И. Введенского. СПб,1902, Т. 2. От Канта. до Ницше, С.

366 - 367.

Там же, С. 367 - 368.

В ГЛУБИНЕ ЗЕРКАЛ...

уверенным сознанием, уяснение культурных ценностей, общезначимость которых и является предметом самой философии»3.

И Виндельбанд и Г. Риккерт как представители баденской школы в философии немецкого неокантианства конца ХIХ в.4 не только выделяли культуру как специальный объект исследований, но и предложили новую технологию исследования культуры при помощи понятия «ценность». Правда они воспринимали культуру в большей степени как явление сознания и мышления. Иными словами, они исходили из того, что культура вполне может быть верифицирована, что она находится вся в области контроля разума и обладает возможностью быть обобщенной в системе философских понятий и категорий. ХХ в. в этом вопросе внес свои коррективы и изменения.

Новые философы, такие как, например, М. Фуко, Ж. Деррида, Ж. Батай и др.5 стали понимать культуру, внутренний опыт, жизнь сознания как некое неконтролируемое и во многом стихийное, трудно поддающееся организации явление. Культура в современном восприятии во-первых предстает не как сфера сознания, но как область духовного опыта, то есть опыта внутренне не обязательно организованного, но в значительной степени стихийного, неупорядоченного, складывающегося из разнообразных и разновременных впечатлений. Человек как бы теряет себя в мире собственного опыта, погружается в виртуальную реальность, которая формируется его фантазией и его хаотическими представлениями. Он теряет себя в мире снов и грез, в мире путающихся в голове мыслей и образов, в усложненных поворотах сознания, в силлогистике и стилистике плохо продуманной порой откровенно спонтанной речи, в бесконечных импровизациях общения и жизненной практики. Мир внутренний становится особенно сложным и запутанным и казалось бы все более обособляется от мира внешнего, доступного созерцанию, но не пониманию.

Поэтому возрождаясь, появляясь вновь из скрывающей ее тени на свет, культурология -–уж в который раз – намеревается очертить объект своих новых интересов, определить свой инструментарий и технологии и еще раз попробовать открыть и осмотреть мир, трудно доступный для глаз наблюдателя, мир человеческих сущностей и взаимопересечений. Можно предположить, что теперь уже не толь Там же, С. 379.

См. также: Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий: логическое введение в исторические науки. СПб., 1997, особенно гл. IV.

См: Фуко М. Воля к истине. М.,1996; Батай Ж. Внутренний опыт. СПб., 1997; и др.

Валерий СЕЛИВАНОВ ко в России в силу специфических ее обстоятельств, но и в Западной Европе развитие наук о культуре приобретет в значительной мере приоритетное место среди других наук..Не только в России, но и в других странах Европы и мира все более существенными становятся проблемы взаимодействия человека и природы, индивида и общества, нарастает значение культуры в разрешении межнациональных, этнических конфликтов, в борьбе с коррупцией, терроризмом, криминальной средой. Все более понятными становятся существующие зависимости между внутренним миром отдельного человека, его поведением и поступками, с одной стороны, и внешним миром, состоянием его комфортности, его пригодности для существования человека, его привлекательности и приветливости. Мир внутренней духовной жизни, мир культуры все более притягивает к себе исследователей как область непознанного и загадочного. Что открывается в этом мире современному исследователю Прежде всего – многообразие наложений индивидуальных планов сознания, бесконечных смещений ценностных рядов, взаимных отражений и взаиморефлексий. Возникает ощущение, что созерцатель этого странного, призрачного мира находится в бесконечной галерее взаимоотражающих друг друга зеркал. Мир обретает бесконечность и невозможно определить, где находится тот или иной образ, какую действительность он отражает и вообще отражает ли какую-либо действительность.

Что там, в глубине зеркал И случаен ли этот образ в искусстве и культуре ХХ в. – зеркало Не является ли особенностью и тайной культуры нашего времени бесконечное раздвоение, умножение одного и того же, запутанность и призрачность, недействительность мира, в котором мы находимся и живем, но какая-то непознанная реальность того мира, который внутри нас Возможно ли в таком случае хоть какое-либо исследование культуры, возможна ли сама культурология в этом случае как наука, обращенное к «недействительному», миражу, игре воображения, смутному миру фантазии и сна, таинственных смутных предчувствий и интимных переживаний, невысказанных интуиций и невыплаканных слез Может быть, именно этот мир имел ввиду В.Я. Брюсов, когда писал: Тень не созданных созданий Колыхается во сне, Словно лопасти латаний На эмалевой стене.

Фиолетовые руки На эмалевой стене В ГЛУБИНЕ ЗЕРКАЛ...

Полусонно чертят звуки В сладкозвучной тишине Всходит месяц обнаженный При лазоревой луне.

Звуки реют полусонно, Звуки ластятся ко мне.

Pages:     | 1 |   ...   | 37 | 38 || 40 | 41 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.