WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 62 |

Структурно-типологические характеристики комплексов (как и вообще – типологические) обладают достаточно высокой степенью универсальности: монументальные погребальные сооружения египетских фараонов, варварских конунгов или социалистических вождей, при всех культурно-хронологических различиях обладают примерно одинаковой степенью выразительности, семантической определенности («Я, вождь земных царей и царь...», «Ассаргадон», В.Я. Брюсов).

Идентификация комплекса – предельная из возможных историкоархеологических исследовательских операций, производит качественное преобразование систематизированных артефактов, превращающихся из археологического – в исторический источник (Клейн 1995).

Археологическая культура в историческом исследовании рассматривается обычно, однако, не как совокупность идентифицированных индивидов, а как более гомогенная общность (как и в истории, предпочитающей оперировать «народами» или государствами, а не суммами личностей). Общность эта выделяется на ареальном уровне, и тип как исходное звено в этом случае становится одним из средств регионального описания культуры, локализуемой в историческом пространстве и времени.

Хронологическая определенность – предварительное условие пространственной локализации. Типохронология – рутинная и обязательная операция в работе с археологической типологией: типы в типологических цепочках (рядах) располагаются в порядке относительной хронологии, она проверяется и уточняется стратиграфическим соотношением типов в слоях поселений или погребальных сооружениях, детализируется – через взаимосвязи типов в комплексах, а с привлечением к характеристике последних – внеархеологических данных (нумизматических датировок, письменных свидетельств, естественно-научных датирующих данных и т.п.) переводится в историческую, абсолютную хронологию. Процедура нормального типологического исследования, таким образом, предусматривает установление хронологии (как минимум, относительной, а в норме – и абсолютной), датировку типов, их локализацию во времени, без чего дальнейшая систематизация материала, подвергаемого типологической обработке, и завершающаяся выделением археологической культуры, попросту невозможна.

Глеб ЛЕБЕДЕВ Локализация типов в пространстве представляет собою самостоятельный, но в принципе столь же обязательный компонент строгого типологического исследования. Картографирование типов – один из простейших и надежных начальных приемов ареального выделения археологической культуры. В то же время, для непосредственных целей структурно-типологического исследования, ни датировка типов, ни тем более, их картографическая локализация не являются безусловно необходимыми. Эта необходимость возникает лишь на уровне регионального описания археологической культуры, выступающей как реальная историческая общность – субъект исторического процесса и объект исторического исследования.

Методичное осуществление такого регионального описания культуры с использованием аппарата типологического исследования заставляет уточнить объем содержания понятия «тип». Структурные характеристики (уровни взаимосвязи атрибутов) дополняются пространственно-временными (взаимосвязи типов в культурном пространстве и времени). С устойчивым определением последних тип как элемент теоретико-методического аппарата культурологии обретает некоторые новые гносеологические качества.

Тип, локализованный в пространстве (топос) и во времени (хронос) определяется как топохрон (Лебедев 1993). Это понятие приложимо как к артефакту (при условии его точной индивидуальной пространственно-временной локализации), так и к индивидуальному (отдельному) комплексу, выступая исходным звеном дальнейшей его культурно-исторической атрибуции (идентификации), а равным образом и к памятнику (локусу), который становится объектом историко-культурного исследования, лишь будучи преобразованным в топохрон. В рамках регионального описания (в отличие от структурно-типологического) культура (археологическая – как частный случай) выступает как совокупность системно связанных топохронов.

Из этого следует, что и топохрон, как тип, структурируется на соответствующих уровнях f, c, d, s и эта структура действенна для топохронов любого уровня – от артефакта до «мегаполиса» (в свою очередь, рассматриваемого как «макросистема» топохронов). Диапазон вариаций структурных соответствий может быть пояснен именно на этих крайних примерах, установлением соответствий структурных уровней типа артефакта (вещи), и типа урбанистического образования (крайний случай материальной организации пространства культуры).

ТОПОХРОН В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ Урбанистический объект (город) для историко-культурной оценки требует выделения компонентов градостроительной структуры, соответствующих структурным уровням культурного типа:

f – функциональный = функционально-градостроительный (собственно, архитектура города в профессиональном понимании современных зодчих);

с – конструктивный = формально-исторический (в рамках действующей парадигмы историков архитектуры: дата, зодчий, стиль, владельцы, перестройки, ценность «памятника архитектуры»);

d – декоративно-дизайновый = содержательный культурноисторический (перспективная, в большинстве случаев игнорируемая задача исследования реального культурного процесса, соотносимого с исследуемым объектом: лица, биографии, моменты и продукты творческого процесса, связанные с данным фрагментом городского пространства);

s – семантический = метакультурный, выделяющий «пик» семиотической нагрузки объекта в общекультурном процессе. Здания суть не только памятники, составляющие архитектурный ансамбль.

Каждое здание города – это целостный культурно-исторический комплекс (топохрон), созданный пережитым им культурным процессом. Топохроны образуют культурно-исторические ансамбли, связанные единством соотношения семантических значений – семантическим аккордом, составляющим культурную энергетику города. Осознание ее требует в историко-культурном исследовании перехода от функционального (использование актуальной культурой) и формально-исторического описания (архитектор, владельцы, даты строительства и перестроек) через содержательное (функция, персоналия, событийный ряд) к проникновению в описание сущностное (выделение доминанты и оптимизация семантики в контексте актуальной культуры, идентификация через актуализацию). Здание – комплекс – ансамбль, раскрытые в этом последнем, метакультурном аспекте, и составляют семантический аккорд.

Мегаполис класса Санкт-Петербурга, например, в этой системе пространственных координат, позволяющих описать городское пространство культуры через соотнесенные совокупности топохронов, с большей или меньшей адекватностью определяется при оперировании такими понятиями как «петровский Петербург», «пушкинский Петербург», «Петербург Достоевского» и т.п. (Лотман 1993, Топоров 1993). Систематичное упорядочнение этих разрозненных «речений», их обобщение в подчиненный строгой гармонии структурных Глеб ЛЕБЕДЕВ отношений текст, собственно и составляют «семантический аккорд». Он формирует новую культурную доминанту, основу самосознания социума и индивида (в частности, например, выраженную производным от топонима, соционимом «петербуржец»). Топохроны организуют «семиотику культурного пространства», выстраивая ее по определенной, иерархически упорядочненной схеме (в севернорусской традиции, допустим, это – последовательная цепочка топохронов «крест – часовня – храм», выстраиваемая первопоселенцами при освоении, аккультурации, одухотворении пространства);

при этом особую, базовую для развертывания семантики позицию образует «археологическое пространство культуры», очевидно, соответствующее позиции «архетипа» в культурном сознании (Теребихин 1993).

Топохрон культурного пространства симметричен «хронотопу» мифологического общественного сознания (Бахтин 1965). Топохрон археологии есть материализация архетипа, и семантическое освоение топохрона развертывает этот архетип в хронотоп мифологии, формируя тем самым действующий стереотип социального поведения. Отношение:

стереотип топохрон + хронотоп архетип описывает многоуровневое движение индивидуального (и социального) сознания по пути идентификации (самоопределения): от идентификации индивида в топохроне (локусе на пересечении осей пространства-времени) к постижению цепи смыслов: Имя = Миф, Чудо, История, Личность (Лосев 1990), и это движение может осуществляться по определенной и строгой программе, выраженной понятием семантический аккорд (Лебедев 1993).

Преобразование «топохрон-хронотоп», ключом к которому выступает (по Лосеву) Имя – в адекватной терминологии, топоним, в терминах теории коммуникаций следует рассматривать как отношение «вход=выход (m – n)» для потока культурной энергии (Лебедев 1979). Семантика, смысловое содержание топохрона, через топоним (название, закрепленное за локусом), развертываемый в хронотоп, составляет высший доступный сегодня исследованию уровень структурированного движения культурной энергии.

Топохрон – понятие, интегрирующее итог исследования, прежде всего, археологического (исходного) уровня культурной действительности, в форму, адекватную для перевода ее на мифологический ТОПОХРОН В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ уровень. Таким образом, через мифологию как специфическую, интегративную интуитивную форму познания происходит одухотворение археологии, осознающей «анимацию» (по Клейну), или точнее, «реанимацию артефактов» как один из своих фундаментальных принципов.

Парадигма «Археологической типологии» Л.С. Клейна и «Философии имени» А.Ф. Лосева объединяются в этой цепочке преобразований, развивающих формулы поведенческих стереотипов, выявленные в исследованиях М.М. Бахтина и при этом проецирующих «археологический аппарат» на постижение «Души Петербурга» Н.П. Анциферова. Возможно, так в пространстве культуры просматриваются пути к новой, «психометрической» парадигме семиотики культурного пространства.

Литература Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М., Клейн Л.С. Проблема смены культур и теория коммуникации / Количественные методы в гуманитарных науках. М., 1981, 18-23.

Клейн Л.С. Археологическая типология. Л., Клейн Л.С. Археологические источники. СПб., Лебедев Г.С. Археологический тип как система признаков. / «Типы в культуре» Методологические проблемы классификации, типологии и систематики. Под ред. Л.С. Клейна. Л., 1979, 74-88.

Лебедев Г.С. Этюд о мечах викингов./ Л.С. Клейн. Археологическая типология. Л., 1991, 280-Лебедев Г.С. История отечественной археологии (1700-1917).

СПб., Лебедев Г.С. Рим и Петербург: археология урбанизма и субстанция Вечного Города. / Метафизика Петербурга // Петербургские чтения по теории, истории и философии культуры, I, отв. ред.

Л. Морева, СПб., 1993, 47-Лосев А.Ф. Философия имени. М., Лотман Ю.М. Город и время / Метафизика Петербурга. СПб., 1993, 84-Теребихин Н.М. Сакральная география Русского Севера. Архангельск, Топоров В.Н. Петербург и петербургский текст русской литературы. / Метафизика Петербурга. СПб., 1993, 205-235.

Г. Лебедев, В ГЛУБИНЕ ЗЕРКАЛ:

КУЛЬТУРОЛОГИЯ КАК НАУКА ХХI ВЕКА Валерий СЕЛИВАНОВ Не более одного – двух десятилетий потребовалось науке о культуре в нашей стране, чтобы из Золушки превратиться если не в принцессу, то по крайней мере в светскую даму. Длительное время, в течение многих десятилетий не привлекавшая к себе серьезного внимания она внезапно, с какой-то неожиданной стремительностью вошла в круг привилегированных наук и сразу заняла среди них одно из центральных мест.

Что послужило причиной столь неожиданного и стремительного вхождения этой научной (или философской) дисциплины в привилегированную группу наук, устойчиво сложившуюся еще в ХIХ в. и традиционно существовавшую и в ХХ в. Возможно, это случилось в связи с новыми тенденциями развития нашего общества, когда марксистская философия перестала быть обязательным идеологическим коррективом всех остальных областей знания. И вот когда она внезапно оставила свое особое положение и отступила в общий ряд философских и общенаучных доктрин Х1Х — ХХ вв. на ее месте возникла пустота: больше никто не опекал ученых с точки зрения их методологии, внутренних междисциплинарных связей и контактов, идеологической выдержанности. Ушел из сферы наук идеологический контроль, но вместе с тем исчезло и ощущение их скрытого внутреннего единства, их методологической общности. Но такая общность действительно имеет место, вряд ли кто-нибудь будет отрицать положение об изначальной общности всех наук, об общем для них стремлении познать окружающий мир, обогатить человечество новыми знаниями, а следовательно – и о наличии общих методологических проблем о различиях знания и незнания, о целях и целесообразности познания мира, прирашения знаний, нравственных основах творчества ученого и его связях с обществом, его интересами и запросами. Философия марксизма по-своему ставила и рассматривала эти вопросы. Поощряемая идеологией, она как бы брала под свой контроль деятельность различных наук и ученых, стремилась к утверждению единых методологических принципов и правил В ГЛУБИНЕ ЗЕРКАЛ...

для всех, что с идеологической точки зрения становилось удобной формой управления науками. Сняв с себя эти обязанности в новых условиях, философия марксизма оставила совокупность сложившихся наук без философской опеки, без ясного понимания своей разветвленной корневой системы, связей с единым общим фундаментом, с потребностями и запросами общества. Ни одна из известных философских школ, ни одно из сложившихся к концу ХХ в. в философии направлений не взяли на себя эту задачу. Вот тут-то в опустевшей нише и появилась культурология как научная (или философская) дисциплина, способная объединять не только отдельные гуманитарные науки, но и все гуманитарное знание, все поле и пространство гуманитарной культуры, дать новый базис системе наук. Выступая под разными именами, она уже давно существует как в России, так и в странах Западной Европы, выполняя ту же роль посредника между различными отраслями знания, но нигде она не заняла того вероятно действительно подобающего ей места, которое внезапно для нее определилось в России в последние годы.

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.