WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 62 |

Но роль культуры проявляется его действием не только на внешнеполитическом, межнациональном уровне. Даже высокоурбанизированная культура мегаполисов, вроде бы расплавляющая все и всяческие культуры, выступила средой, давшей мощный выплеск многообразных субкультур: пестрый мир молодежных субкультур (панки, хиппи, рейверы, рокеры, бритоголовые....), криминальных субкультур с их изощренной и тщательно охраняемой диверсификацией, субкультур научных сообществ, сообществ деловых людей, инвалидов, ветеранов, не говоря уже о традиционных этнических и конфессиональных субкультурах. Даже экспоненциальный рост «новых религий» в конечном счете имеет не столько религиозные, сколько именно субкультуральные причины.

Григорий ТУЛЬЧИНСКИЙ И причины эти весьма существенны и значимы. Это бегство от одиночества, обособление и объединение, острая потребность быть сопричастным чему-то общему, что придает смысл существованию, возможности оценки и успеха, самореализации, коммуникации, общения и компенсации от стрессов «большой культуры» – этот перечень можно продолжать и продолжать.

Более того, даже такая космополитичная сфера деятельности как бизнес приобретает все более отчетливый «культурологический» характер. К современному бизнесу, как необходимое условие его успешности, предъявляется требование диверсификации, многопрофильности. Моно-бизнес в нынешних условиях – бизнес с коротким дыханием. Чем в большей степени диверсифицирована деятельность фирмы, тем лучше она держит удары судьбы, тем оперативнее и пластичнее она реагирует на динамику рынка.

Но тогда на первый план выходит не столько то, ЧТО именно делает фирма, сколько то, КАК она действует в различных зонах деловой активности, чем ОНА как фирма, отличается от других именно как фирма, то, что это именно такая-то фирма, следующая определенным ценностям. «It's a Sony» – и не важно, о каком конкретно товаре идет речь, важно, что это «Sony». Речь идет об имидже фирмы как ее целостном образе и репутации, об имидже ее руководителей.

Маркетинговые стратегии, исходя из анализа образа жизни потребителей, включая национально-этнические, возрастные, профессиональные, социально-психологические и прочие социальнокультурные факторы, обстоятельства и особенности, ведут, в конечном счете, к формированию объема и интенсивности конкретных форм потребления, т.е. того же образа жизни, даже образа мысли людей. Агрессивная, навязчивая реклама (часть маркетинговой стратегии продвижения товара) внедряет в сознание не только потребителей, но и широких групп населения вообще, стереотипы поведения, восприятия, общения. Все чаще продается уже не просто товар, а определенный стиль (стиль «Кент», стиль «Мальборо», стиль «Кэмел», стиль «Кока-Кола» и т.п.).

И эта тенденция закономерна. Современный бизнес осуществляется в чрезвычайно динамичной, пластичной рыночной и социальной среде, в условиях широких информационных возможностей конкурентов, партнеров и общественности. Поэтому успех дела, не только имплицитно, но и все более явно, начинает зависеть не только и не столько от позиционирования товара на рынке, сколько от позиционирования фирмы, ее имиджа в обществе в целом.

КУЛЬТУРОЛОГИЯ: ОТ ВИДЕНИЯ К ВИДЕНИЮ В этой связи можно говорить о нарастании гуманитарного, культурологического содержания современного менеджмента. Проявляется это практически по всем векторам бизнеса. Современный бизнес – инновационен по самой своей сути – кто стоит, тот проваливается. Неслучайно современный менеджмент иногда характеризуют как инновационный по преимуществу. Поэтому успешность современного менеджера в изрядной степени оценивается в зависимости от его способности организовывать и проводить нововведения. Но кто когда-либо занимался нововведением, тот знает, что успех дела определяется способностью преодолеть возможное сопротивление – как внешнее (конкурентов, потребителей, властей, движений и общественных организаций, СМИ), так и внутрифирменное (распределение полномочий, функциональных обязанностей, лично конкретных работников и специалистов). Необходимость учета и формирования общественного мнения, эффективного лоббирования, формирования и продвижения образа (имиджа) фирмы и т.п. породили public relations (PR) как технологию, подход и философию современного менеджмента.

В этой ситуации радикально меняется и технология работы с персоналом. Короля играет свита, а имидж фирмы «играется» ее персоналом и первыми лицами. И это должна быть одна команда, способная, как в атаке регби, бежать веером в разные стороны, но по одному поводу с единой целью. Главным становится не столько задание системы контроля и стимулирования как поощрения и наказания за достигнутые результаты. Решающим фактором оказывается учет мотивации конкретных работников и формирование оптимальных условий развития мотивации, развития чувства сопричастности единому делу, обеспечения осознания и переживания нормативноценностного «мы». Именно в персонал-ориентированных технологиях менеджмента крылся один из решающих факторов, объясняющих реальные механизмы и пружины «японского вызова» и «японского чуда».

Традиционный менеджмент ориентировался на конечный результат, выступающий в качестве цели деятельности. Под эту цель подтягиваются средства. Главной опорой в менеджменте является формальная организационная структура, воплощающая «дерево целей», и контроль. Используемая информация носит преимущественно сигнально-побуждающий характер. Если воспользоваться удачной метафорой Э. Фромма, то можно сказать, что это менеджмент, осуГригорий ТУЛЬЧИНСКИЙ ществляемый в модусе «Иметь» ( to have, haben), иметь желаемый результат.

Современный же менеджмент осуществляется скорее в модусе «Быть» (to be, sein), когда цели вторичны по отношению к некоторой системе ценностей, на шкале которых конкретные цели и определяются. Акцент при этом переносится с побуждения на взаимопонимание, со стимулирования на мотивацию, от учета которой зависит эффективность стимулирования, на плетение общности интересов во внутренней и внешней среде фирмы, на формирование сознания «мы», своей особенности и даже социальной миссии.

Современная фирма во все большей степени предстает как субкультура, культура – в буквальном, терминологическом смысле слова: со своими ценностями, нормами, традициями, ритуалами, героями, мифами, легендами, фольклором, субкультурами etc. Фирменный стиль, имидж, организационная культура, дух корпорации из метафор очень быстро превратились в конкретные технологические требования. Все большее число ведущих зарубежных специалистов по менеджменту склонны рассматривать современный менеджмент как «культурологический» по преимуществу.

Все эти обстоятельства предъявляют новые требования к компетентности и профессионализму современного менеджера. К традиционным требованиям знания технологии, организации, финансового контроля и маркетинга в современных условиях добавляются требования культурологического и гуманитарного характера. Современный менеджер, вне зависимости от профиля деятельности его фирмы должен быть не только теоретически, но практически ориентированным в вопросах общей и прикладной культурологии, социальной психологии, быть знакомым с современными культурными процессами в тех обществах, в среде которых ему приходится или придется иметь дело, практически ориентироваться в механизмах и процедурах принятия политических решений, в современной политической жизни, иметь развитое чувство вкуса, гармонии, стиля, владеть иностранными языками, быть развитым и продвинутым в плане нравственной и интеллектуальной культуры. Не только зарубежные данные, но нынешняя российская действительность убедительно показывают, что больше шансов стать успешными предпринимателями и менеджерами имеют выпускники гуманитарных вузов по сравнению с выпускниками технических вузов.

Общность проблем и интересов современного бизнеса и культуры обусловлены не только их технологическим содержанием в наши КУЛЬТУРОЛОГИЯ: ОТ ВИДЕНИЯ К ВИДЕНИЮ дни. Более того, сами эти технологические особенности обусловлены глубоким и принципиальным обстоятельством. Современные бизнес и социально-культурная сфера, в том числе и в современной России обречены на сотрудничество – всерьез и по большому счету.

Социально-культурная сфера не должна, да и уже не может существовать и развиваться как сфера исключительно государственных интересов. Привлечение внебюджетных источников финансирования, все более активное сотрудничество социально-культурной сферы с финансовым, промышленным и торговым капиталом, общественными движениями и организациями – одно из необходимых условий сохранения культурно-исторического наследия, воспроизводства творческого потенциала, развития культурной жизни.

Но и бизнес заинтересован в сотрудничестве с социальнокультурной сферой отнюдь не меньше, чем она в нем. Формирование и продвижение имиджа и репутации фирмы, спонсорство, патронаж и благотворительность, работа с персоналом, расширение сотрудничества, даже рекламные кампании и акции по стимулированию продаж – все это просто немыслимо без проведения праздников, конкурсов, выставок, культурных программ, т.е. без обращения к социально-культурным технологиям, а то и прямого сотрудничества с соответствующими организациями и учреждениями социальнокультурной сферы.

Бизнес и культура предполагают и дополняют друг друга, немыслимы в современном обществе друг без друга. Как два конца одной и той же палки – дернешь за один, потянется и другой. Эта «обреченность» на сотрудничество имеет глубокий политологический смысл, чрезвычайно важный для развития и преобразования общества. Дело в том, что это сотрудничество, по сути дела, является реальной тканью гражданского общества – не декларирования его, а наращивания его реальной ткани, его механизмов, процедур, «мускулов». Только общество, в котором сложились и вызрели развитые формы сотрудничества делового мира и сферы культуры, способно к саморазвитию и саморегуляции социальноэкономических и социально-культурных процессов – по возможности независимо от государства. Собственно, только в таком обществе и могут сложиться реальные предпосылки и условия для становления реальной демократии.

Подводя итог, можно сказать, что современность на пороге нового тысячелетия предстает Мiромъ Культуры. Речь идет не столько о формировании некоей Единой культуры, до которой еще очень даГригорий ТУЛЬЧИНСКИЙ леко, а если она даже и сформируется, то это, как показывает опыт мегаполисов, отнюдь не исключает субкультурной дивергенции и даже, наоборот, ее предполагает. И тем более речь не идет о «диалоге культур» прочей интеллигентской постсоветской невнятице. Как становится ясным в конце XX столетия, культура – вещь обоюдоострая, не только объединяющая; и нужно еще много учиться и учиться жить в Мире (как благоволении) культур, чтобы достичь культуры мира культур. Так что культурологию ждут великие дела – благородные и чрезвычайно благодарные. Чтобы справиться с ними, культурологии надо всего ничего – не прятаться в обличье других дисциплин и не останавливаться на радости узнавания прошлого, о осознав самое себя, включиться в реальное осмысление настоящего и перспектив будущего. Будем надеяться, что ей это по силам.

Г. Тульчинский О ПРЕДМЕТЕ КУЛЬТУРОЛОГИИ* Владимир ЖИДКОВ, Лариса ТОКАРЕВА Поскольку настоящий текст – реплика, адресованная четвертому международному философско-культурологическому симпозиуму, который претендует на попытку ответить на вопрос: «Культурология – как она есть и как ей быть», то, простив придумщикам такого заглавия неуверенное владение русским языком, посчитаем уместным поставить более простой (и вместе с тем более сложный) вопрос – а что же такое культурология как наука В «обосновании» симпозиума, призванном направить умственные усилия его участников в надлежащее русло, прокламируется, что «одна из особенностей «культурологического взгляда на мир» заключается в его комплексности». Но ведь об этом уже не первое десятилетие толкуют представители и других научных дисциплин, например, разделяющие методологию системного подхода, который, кстати, имеет заметные преимущества перед простой комплексностью. Точно так же и «способность видеть «сквозные» проблемы» вовсе не является монополией лишь культурологии.

Как известно, любая наука специфична своим предметом и методом. И по этому поводу организаторы симпозиума предлагают свой ответ: «Единство культурологического знания не задается единством его предмета, но своеобразным единством подхода, который всегда конкретен, изменчив и субъективен, т.е. множественен и многообразен». Откровеннее не скажешь! Нам предлагается потолковать о науке, у которой нет четкого предмета, а «единство» метода заключается в его субъективности и непредсказуемости.

Неуютно играть на таком зыбком поле. А потому поищем какие-то более или менее устойчивые кочки, на которых можно было бы обосновать если и не здание, то хотя бы шалаш культурологического знания.

Как представляется, здесь нам может помочь семиотический подход. Будем стартовать от печки – видимо, будет правильным * В заметке использованы материалы гранта РГНФ № 96-01-Владимир ЖИДКОВ, Лариса ТОКАРЕВА заключение, что культурология – это наука, изучающая культуру как свой главный предмет. А потому закономерно возникает вопрос – что же такое культура Семиотический подход настаивает на невозможности дать однозначный ответ на такой вопрос. И мотивирует это, во-первых, многосложностью понятия «культура». И во-вторых, тем, что культура – это память, т.е. информация о том, что уже случилось, состоялось. А информация – это процесс, состоящий из нескольких стадий, – ее генерации, кодирования, передачи, декодирования и восприятия. Таким образом, культура тоже должна рассматриваться как стадиальный процесс, что не позволяет дать ей «монофундаментальное» определение.1 Проверим это утверждение, рассмотрев «культуру», что называется, крупным планом.

Исследователи, коллекционирующие определения понятия «культура», встречающиеся в научных публикациях, насчитывают их число в диапазоне от 200 до чуть ли не 500. А это свидетельствует о том, что не существует сколько-нибудь определенного и более или менее общепризнанного содержания (субстанционального или функционального), которое вкладывается в это понятие. А потому исследователи всякий раз вычленяют в неопределенно-обширном поле «культуры» именно тот фрагмент, который совпадает с их исследовательским интересом, и именно его объявляют «культурой».

И такое долгое многоголосие, неспособность науки выработать общепринятое определение содержания этого ключевого для гуманитарного знания понятия выглядит весьма подозрительно.

Pages:     | 1 |   ...   | 32 | 33 || 35 | 36 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.