WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 62 |

В душе он носит высокое поэтическое призвание. Он не хочет «учить о Боге», он хочет «говорить с Богом» на поэтическом языке.

Удивительно ли, что сама его поэзия может быть понята как «богословие», а точнее – как «Бого-славие», но уже за рамками только Гёльдерлин Ф. Гиперион. М., 1988. С. 5, 37.

Там же, С. 34.

Там же, С. 6.] Иван ЖУК христианской догматики. В стихотворении «Некогда боги с людьми …» говорится:

Кто лишь о смертном печется, тот в бренную землю уходит, Но до эфирных высот, к свету возносится тот, Чтит кто и тайны любви, и высотам божественным верен, Тот, кто, в надежде живя, тихо смиряет судьбу» (Пер. В. Куприянова) По окончании Тюбингенского университета Гёльдерлин вынужден зарабатывать на хлеб гувернерской практикой. Начинается его бесконечное путешествие по Германии, где он так и не обрел собственного дома. В стихотворении «Досуг» он иронизирует:

… и кочует Жизнь моя, как номады, в бескрайнем пространстве природы.

(Пер. Е. Садовского) В 1794 – 1795 годах Гёльдерлин оказывается в Йене, в самом центре зарождающегося «веймарского романтизма». Здесь он знакомится с Гёте. Шиллер принимает в нем участие, помогая с местом домашнего учителя и публикуя в «Новой Талии» оды Гёльдерлина и фрагмент романа «Гиперион» (1794). Он замечен «князьями поэзии», по собственному выражению Гёльдерлина, но не принят ими. Характерна язвительная ирония Шиллера в письме к Гёте от 17.08.1797г.:

«Хотел бы я знать абсолютно ли и при всех ли обстоятельствах эти Шмидты, эти Рихтеры, эти Гёльдерлины остались бы такими субъективными, такими перенапряженными, такими односторонними… Вы делаете весьма правильное замечание насчет того, что у тех, кто приходит в поэзию и т.д. из определенного сословия, есть известная серьезность и самоуглубленность (Innigkeit), но нет свободы, покоя и ясности …»Классический дух не терпит экзальтации. Гёльдерлин находит достойный ответ: формуле Гёте – «Постоянство в перемене (Dauer im Wechsel)», он противопостовляет романтический тезис – «Становление в гибели, через преходящее (Das Werden im Vergehen)».

Цит. по: Беляева Н.Т. Сотворение «Гипериона». Ук. соч., С. 535.

САД КУЛЬТУРЫ КАК ПРОСТРАНСТВО СМЫСЛА Здесь же в Йене Гёльдерлин слушает лекции Фихте, которым тогда увлекалась вся молодежь. Однако «скандал Фихте» уже в теоретических набросках Гёльдерлина 1795 года: «Суждение и бытие», «Гермократ к Кефалу», – критикуется как гипостазированный разрыв между Я и не-Я. У Гёльдерлина иное стремление: «Покончить с этим вечным противостоянием между нашим я и миром, восстановить высший мир, который превыше всякого разума (поскольку постигается в поэтическом созерцании – И.Ж.), соединиться с природой в одном бесконечном целом – вот цель всякого нашего стремления…»5 Кстати, после разговора с Гёльдерлином, Шеллинг также постепенно охладевает к «мефистофелевскому» (как проницательно заметил Г.В. Тевзадзе в своей лекции в Минске) духу наукоучения Фихте.

В течение семи лет, с 1792 Гёльдерлин вынашивает, многократно перерабатывая, свой основной роман «Гиперион, или Отшельник в Греции» («Hyperion oder Eremit in Greichenland. Tuebingen, Bd. 1, 1797; Bd. 2, 1799.) Имя главного героя Гиперион означает – «сын вышнего, или сын неба», что отсылает к образу Аполлона. Роман состоит из писем к другу Беллармину (под этим именем некоторые исследователи угадывают Гегеля или Шеллинга, с которыми Гёльдерлин находился в постоянной переписке). Сюжетная линия путешествия Отшельника накладывается на освободительную борьбу греков.

Как известно, многие так называемые «эллинистические романтики»: Шелли и Китс, Дельвиг и Батюшков, Байрон и др. были захвачены идеалом свободы классической Эллады и борьбой за политическую независимость современных им греков. Однако Гёльдерлин не совсем вписывается и в этот ряд. Прежде всякой политической свободы есть высшая свобода – Свобода Духа, в которой народ обретает свою судьбу; либо не обретает, сбившись с пути и канув в Лету истории. По Гёльдерлину лишь эта свобода духа может привести нас к грядущему, как истоку, «царству Красоты».

Об опережающем властвовании истока поэт говорит в гимне «Рейн»:

Ибо Как начинал ты, так и пребудешь.

Гиперион, С. 38.

Иван ЖУК Об утрате этой пра-родины тоскует поэт, и к ней стремится Гиперион в своем «духовном путешествии». Тонкое чувство сакрального не позволяет Гёльдерлину опуститься до профанирования свободы; потому уже во втором томе Гиперион скептически относится к борьбе за политическую независимость, поскольку, не будучи основана на духовной свободе, она неизбежно вырождается в «политическую возню».

Красоту Гёльдерлин понимает в платоническом духе из высказывания Гераклита: «Великое определение Гераклита - (единое, различаемое в себе самом) – мог открыть только грек, ибо в этом вся сущность красоты, и, пока оно не было найдено, не было и философии. Теперь можно было давать определения: целое уже существовало. Цветок распустился: оставалось разъять его на части»6.

Как высшее единство, прекрасное по Гёльдерлину имеет онтологический статус. «Блаженное единство, бытие в единственном смысле слова потеряно для нас, и нам должно было его утратить, если мы хотели его достичь и добиться. Мы вырываемся из мирного (Одно и Всё) мира, чтобы вновь восстановить его через самих себя.»Замечательно в этой связи понимание Гёльдерлином сопринадлежности поэзии и философии. Плененный светом вышнего, он вводит в немецкую поэтическую речь античный акростих, сочиняет в основном оды и гимны, создавая своеобразную гимнографию. Но в письме к другу Нейферу от 12.11.1798 самоиронично замечает по поводу «философской перегруженности» своих стихов, что неудачливые поэты, вроде него, почетно уходят в философию как в госпиталь8.

В тоже время в «Гиперионе» Гёльдерлин показывает, что без поэзии греки никогда бы не стали народом философов. Позже в стихотворении «Память» он скажет: «Но то, что пребывает, устанавливают поэты». Мы еще далеки от мысли Гёльдерлина, если просто скажем, к примеру, что подвиг Ахилла сохранился в историческом предании лишь благодаря Гомеру; ведь поэт говорит об основывающем установлении пребывающего.

Гиперион, С. 148. Ср.: «Пир» Платона, где истолковывается это высказывание Гераклита по аналогии с «внутренне напряженной гармонией лука или лиры».

Гиперион, С. 37.

См.: А. Дейч. Судьбы поэтов. М., 1974. С. 73.

САД КУЛЬТУРЫ КАК ПРОСТРАНСТВО СМЫСЛА «Философия не родится из голого рассудка или разума, ибо она есть нечто большее, чем ограниченное познание существующего».

Лишь поэзия, оплодотворенная светом божественной красоты, словно объемля философию, задает начало и конец последней. «Философия, как Минерва из головы Юпитера, родится из поэзии бесконечного божественного бытия». И далее устами своего героя Гёльдерлин говорит: «Человек, который не почувствовал в себе хоть раз в жизни полную, чистую красоту… в философии не может быть даже скептиком; его разум непригоден даже для разрушения, не говоря уже о созидании. Поверьте мне, скептик находит противоречия и недостатки во всех наших мыслях потому только, что ему знакома гармония безупречной красоты, которую нельзя постичь мыслью. Черствый хлеб, которым его благодушно потчует человеческий разум, он отвергает потому только, что втайне пирует с богами.»Кульминацией романа, да и самой жизни Гёльдерлина, является встреча поэта с Диотимой. В 1795г. он приглашен в качестве гувернера в дом франкфуртского банкира Якоба Ф. Гонтара. Здесь завязывается его действительный роман с госпожой Сюзеттой Гонтар (урожденной Боркенштейн, 1769—1802). Кажется, поэт встречает тот идеал блаженной красоты, которого так искал, воплощенным в столь естественном и утонченном облике Сюзетты, напоминающей, по свидетельствам современников, эллинских красавиц:

Как твой лик высок и светел! Как я долго ждал, скорбя! Прежде, чем тебя я встретил, Я предчуствовал тебя.

(Пер. Е. Эткинда) Не о том же ли образе «Прекрасной Дамы» через сто лет в России напишет А. Блок: «Предчувствую Тебя! Года проходят мимо…» Многие из нас любили; возможно, некоторые «были на “Пиру” у Платона» и помнят речь Сократа о «лестнице любви» Диотимы, но только Гёльдерлин смог понять свою встречу с любимой как «дар богов» и назвать её – Диотима, посвятив ей «Гипериона», а также целый цикл любовной лирики. Для Гёльдерлина Диотима – живое Гиперион, С. 147 - 151.

Иван ЖУК единство высшей мудрости и естественной простоты, телесного совершенства и духовной гармонии, женщина, которая только и может, словно по лестнице, привести поэта в «царство Красоты». Безусловно интересны параллели с образом «Вечной Женственности» и софиологией у В.С. Соловьева и русских символистов.

В этот, пожалуй, самый светлый период своей жизни Гёльдерлин много сочиняет, разрабатывает теорию «смены тонов» (Wechsel der Toene), подчеркивая важность стихотворной ритмики, переводит античных авторов, в том числе Пиндара, драмы Софокла «Эдип-царь» и «Антигона» (К. Орфф пишет в 1949 Гёльдерлин музыку к переводам Гёльдерлина, поддерживая напряжение культурного ритма и словно подтверждая слова древних: Ars longa, vita brevis), создает так и неоконченную драму в стихах – «Смерть Эмпедокла».

Всякий роман, тем более счастливый, рано или поздно достигает конца. Уже в 1798 Гёльдерлин поэт вынужден объясняться с «благополучным и скучным» финансистом Гонтаром, после чего покидает дом Диотимы. Свидетельством их нечастых тайных встреч осталась переписка, изданная только в 1921 Гёльдерлин под названием «Письма Диотимы». Гёльдерлин напишет, что грядущие вспомнят о них и «…Скажут: однажды, любя, одиночество вынесли двое.» Мытарства Гёльдерлина заканчиваются в 1802 году возвращением на родину из Бордо, последнего места, куда он был приглашен гувернером. Оттуда он возвращается как бродяга, с явными признаками безумия. Давнишняя его болезнь – ипохондрия, привела к последнему надлому, возможно, еще и благодаря известию о преждевременной кончине Диотимы (С. Гонтар умерла заразившись от своих детей корью, которая наложилась на развивающийся туберкулез).

Последние сорок лет своей жизни (с 1806 г.) поэт живет как затворник-безумец в Тюбенгене, в башне дома на берегу Неккара, отрешенным взглядом провожая бесконечный бег «священнотрезвенных вод» родной реки.

... Свой легко не оставит Живущее близ истока исток.

(Пер. А.В. Михайлова) И если нам не дано уже увидеть этот взгляд, то мы можем вспомнить, хотя бы, отчужденно-ледяные глаза А. Блока на предсмертной фотографии 1921г.

САД КУЛЬТУРЫ КАК ПРОСТРАНСТВО СМЫСЛА Гёльдерлин, будто предчувствуя такой конец, создает одно из самых пронзительно-безжалостных стихотворений в мировой поэзии – «Середина жизни»:

... А ныне: где я найду В зимней юдоли цветы – о, где Свет и тепло, И тени земли Стынет в молчаньи Крепость. В ветре Скрежещет флюгер.

(Пер. С. Аверинцева) И далее – молчание, увы, уже недоступное для нашего понимания. Не странно ли, что Гёльдерлин – певец поэтической речи, говорит устами Гипериона: «Дар речи – великое излишество».

Не менее удивительно заканчивается и сам роман: «Так думал я.

Остальное потом». Замечательна открытая перспектива этого текста, как и умозрительность путешествия героя. Скитаниям по Германии соответствуют картографические движения Гипериона по Греции. Своеобразие хронотопа в романе выступает, по замечанию Н.Т. Беляевой, как «мир, ввёрнутый внутрь, или овнутренненый мир» (Alles ist innig, С. 592). В этой связи можно вспомнить идею «складчатости» внешнего-внутреннего у Фуко и Делеза, когда внутреннее мыслится как «сложенное» внешнее по принципу инвагинации.

В своем творчестве Гёльдерлин создает некий мифологизированный мир, окрашенный в пантеистические и платонические тона.

В предисловии к «Гипериону» он напишет: «Пожалуй, мы все в конце скажем: О, святой Платон, прости нам! Мы тяжко согрешили перед тобой»10. Говоря о пантеизме Гёльдерлина, следует указать на влияние Фр. Г.Якоби, а также голландского философа Ф. Гемстергейса и немецкого натурфилософа и физика И.В. Риттера.

«Мы называли землю цветком неба, а небо – бескрайним садом жизни… Земля – неизменно любящая бога солнца…»11 Дух природы, или жизнь, есть любовь Земли и Неба. Именно в этом пространстве человек перекрещивается с божественным. В «овнутренненом мире» Гёльдерлина Аполлон и Христос, Дионис и Бог Корана, германская природа и эллинский дух. В ХХ в. мы встречаем близ Там же, C. 38.

Там же, С. 109.

Иван ЖУК кий по всеохватности и глубине пантеон в поэтическом ансамбле «Русские боги» Даниила Андреева.

Если говорить о влиянии Гёльдерлина на последующую мысль, то прежде всего необходимо подчеркнуть взаимовлияния Гёльдерлина, Шеллинга и Гегеля. Приоритет поэтического и «близости» Бога у Гёльдерлина - в гимне «Патмос» говорится: Близок \ И труден для понимания Бог \ Но где опасность, там вырастает \ И спасительное. (Пер. В. Бибихина) - на философском языке Шеллингом выражены в его теории «эстетического созерцания» и в «философии откровения». Другая же основная мысль Гёльдерлина – «становление через гибель» – нашла монументальное воплощение в «Науке Логики» Гегеля в качестве диалектической триады; только Vergehen истолковано как отчуждение и снятие (Aиfhebung), а место «Божественной Красоты» занял «Абсолютный Дух».

Необычна посмертная судьба поэта. До сих пор ведутся споры об отношении Гёльдерлина и романтизма: его называют «боковым побегом романтизма». И вот же – побег появился раньше дерева и пророс в культурной почве глубже. Судьба Гёльдерлина – это вечное «между»: между Элладой и Германией, между романтиками и ХХ в., между классицизмом и романтизмом. Но он не принят ни там, ни здесь. Пожалуй, лишь у Новалиса мы встречаемся с глубиной мысли и тончайшим, едва выразимым мотивом Nostalgie – ностальгии по будущему. Немногие из романтиков смогли оценить своеобычность Гёльдерлина: прежде всего Клеменс Бретано, его сестра Беттина фон Арним, Ф. Шлегель, В. Вайблингер. Уже современники называли его поэзию «темной». По замечанию Хайдеггера, немцам (да и всем нам) еще предстоит показать свое достоинство при встрече с поэтической мыслью Гёльдерлина.

Pages:     | 1 |   ...   | 20 | 21 || 23 | 24 |   ...   | 62 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.