WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 61 | 62 || 64 | 65 |   ...   | 77 |

В дальнейшем основные прогрессивные тенденции нашли яркое выражение в творчестве трех крупнейших зодчих. Деятельность каждого из них протекала в одной их трех ведущих областей архитектуры тех лет. М.Г. Земцов возглавлял регулирование жилого строительства и был автором многих гражданских и церковных сооружений. И.К. Коробов посвятил себя производственному строительству по адмиралтейскому ведомству. П.М. Еропкин стоял во главе работ по планировке и являлся одновременно крупнейшим деятелем в области архитектурной теории. Замечательный след в истории архитектуры Петербурга оставили архитекторы-иностранцы.

Франческо Бартоломео Растрелли (1770-1771) Расцвет русского зодчества в сер. XVIII в. связан с единой стилевой основой – барокко. Крупнейшим зодчим середины века был Франческо Бартоломео Растрелли. Русская архитектура этого времени частью создана, частью вдохновлена им. Это «пленительное» русское барокко, оригинальный стиль, переработавший и впитавший русские традиции.

Становление его стиля происходило уже в первых постройках - дворцы Э.

Бирона в Митаве и Руентале (1736—40 гг.); дворцы Воронцовский и Строгановский в Петербурге (1749—57 гг.).

При Елизавете Петровне сооружение роскошных дворцов было делом государственной важности и необходимости. Строительство дворцов стало политикой. Размах и роскошь свидетельствовали о богатстве и могуществе державы. К лучшим загородным постройкам зодчего относятся Большой Петергофский дворец (1745-1755 гг.) и Большой, или Екатерининский, дворец в Царском Селе (1752-1757 гг.) с обширным регулярным парком и парковыми павильонами, комплекс Смольного монастыря (1748-1764 гг.). Без этих построек мы не мыслим Петербурга. Они праздничны и строги, пластичны и ясны.

Одно из выдающихся открытий Растрелли - комплексы парадных интерьеров, наполненных светом, льющимся через огромные окна и отражающимся в зеркальных пилястрах и зеркалах, размещенных в простенках. Позолоченная резьба и лепнина, бронза и живописные плафоны дополняли великолепие пространственного решения дворцовых помещений, где от парадной лестницы разворачивалась анфилада неповторяющихся залов, приводящих к большому Танцевальному залу.

Знаменитым творением Растрелли стал Зимний дворец в Петербурге (1754—1762 гг.), монументальность фасадов которого должна была отражать славу и могущество Российской империи. Императорский дворец высился над городом, отгороженный пустырями и внушающий почтение. В сер. XVIII в. набережная Невы была более узкой и дворец отражался в воде.

Но, возможно, наивысшей удачей Растрелли явился комплекс Воскресенского Новодевичьего монастыря, который для краткости, стали именовать «Смольным» по расположенному рядом Смоляному двору для нужд флота. Ансамбль Смольного монастыря – образец величавой соразмерной красоты. Его композиция захватывает необычайной мощью. Взяв за основу традиционную схему русского пятиглавия, но плотно придвинув боковые башни к центральному куполу, архитектор создал новый образ столпообразного, башенного храма. Все элементы здания сливаются в единой устремленности ввысь, сохраняя разнообразие движений. В соборе Смольного монастыря особенно наглядно проявилось отличие барокко растреллиевского от барокко европейского. В Италии и других европейских странах фасад храма или дворца – самостоятельно созданная архитектурная композиция, не связанная с объемом здания. Собор же Смольного всегда «всефасаден». Причем каждая из сторон храма не только самостоятельна, торжественна и нарядна, но и отлична от прочих. Храм раскрывает свою красоту и величие с любой точки монастырской территории. Однако архитектору не удалось осуществить свой замысел полностью. Главный въезд был задуман зодчим в виде колоссальной (более 144 м высоты) башни-колокольни, которая должна была стать доминантой не только ансамбля, но и города.

К архитектурным памятникам в стиле барокко относятся также Никольский Морской собор, (1753-62 гг., архитектор С.И. Чевакинский), колокольня Троице-Сергиевой лавры, (1741-70 гг., Загорск, архитектор Д.В. Ухтомский).

Архитектура Москвы В конце XVII и начале XVIII вв. в московской архитектуре появились постройки, соединявшие российские и западные традиции, черты двух эпох: Средневековья и Нового времени. Архитектор М.И. Чоглоков (ок. 1650-1710 гг.) построил здание ворот близ Стрелецкой слободы, где стоял полк Л.П. Сухарева. Вскоре в честь полковника его назвали Сухаревой башней. Необычный облик башня приобрела после перестройки в начале XVIII в. Подобно средневековым западноевропейским соборам и ратушам, она было увенчана башенкой с часами.

Почти в то же время в Москве и её окрестностях (в усадьбах Дубровицы и Уборы) возводились храмы, напоминающие западноевропейские.

Среди мастеров, работавших в Москве, наиболее крупным был И.П. Зарудный. В 1704-07 гг. по заказу А.Д. Меншикова он построил церковь Архангела Гавриила у Мясницких ворот, известную как "Меншикова башня" в традиционной форме триумфального столпа.

Одним из первых дворцов в Москве был построен Лефортовский дворец в Немецкой слободе (1697—99 гг., архитектор Д. Аксамитов), который знаменовал начало формирования нового типа пригородного сооружения. В 1707-08 гг., когда его владельцем стал А.Д. Меншиков, Д.

Фонтана пристроил корпуса с аркадами и пилястрами, обрамляющие большой прямоугольный двор. Это сооружение явилось непосредственным предшественником больших пригородных резиденций под Петербургом.

В развитии московской архитектуры заметная роль принадлежит Д.В. Ухтомскому, создателю грандиозной колокольни ТроицеСергиева монастыря (1741-70 гг.). Он построил пятиярусную колокольню более восьмидесяти восьми метров в высоту. Верхние ярусы не предназначались для колоколов. Но благодаря им постройка стала выглядеть более торжественно и была видна издали.

Основная черта развития архитектуры середины XVIII в. — совершенствование и усложнение композиционно-образных средств.

Параллельно с "барочной" линией развития архитектуры существовало направление, ориентированное на более строгую, классическую образность и подготовившее расцвет классицизма.

Специфика архитектуры классицизма выявляется в сопоставлении образного строя с архитектурой барокко: сложности и роскоши композиций Растрелли, Чевакинского, Аргунова противостоит ясность и простота нового стиля; пример тому - творчество А. Кокоринова, В. Баженова, М. Казакова.

Патриотический подъем, вызванный победами русского оружия в конце XVIII в. и в 1812 г., усиливал архитектурный образ, воинская доблесть становилась одним из ведущих сюжетов в скульптуре и архитектуре.

Московский ампир значительно отличался от петербургского.

Архитектура России конца ХVIII– 1-ой трети ХIХ вв.

В России, которая только в ХVIII в. стала приобщаться к европейским традициям, неоклассицизм чаще называют классицизмом.

Приняты несколько систем внутренней периодизации российского классицизма. Мы будем придерживаться следующей: "ранний", "строгий" и "высокий" классицизм.

• Ранний этап (60 – перв. пол. 80-х гг. XVIII в.) связан с деятельностью крупнейших русских зодчих: А.Ф. Кокоринова, В.И. Баженова, И.Е. Старова.

• Архитекторы строгого классицизма (вторая половина 80-х гг. - 1800 гг.) - А. Ринальди, Ю.М. Фельтен, Ч. Камерон, Дж. Кваренги, Н.А. Львов.

• К вершинам русского зодчества принадлежит архитектура начала XIX в., периода высокого классицизма (1800 г. - 30-е гг. XIX в.) - архитекторы А.Н. Воронихин, А.Д. Захаров, Тома де Томон, В.П. Стасов и своего апогея достигает градостроительная фантазия в творчестве К.И. Росси.

За десятилетия своего развития архитектура классицизма претерпела значительные изменения и как художественная система, и как отражение менявшихся предпочтений. Общая схема эволюции сводится к следующему.

На ранних этапах своего развития классицистическая архитектура еще не свободна от фрагментов европейского барокко, хорошо опознаваемых в начертаниях отдельных элементов и форм в произведениях таких мастеров, как А. Ринальди или В. Баженов. Освобождаясь от влияния барокко, язык архитектуры становится строгим, лаконичным, тяготея к ордерным правилам. Им пользуются И. Старов, Н. Львов, Д.

Кваренги, М. Казаков и др.

Для архитектуры перв. четв. ХIХ в. самым ёмким является название "стиль ампир" ("стиль империи"). Этот французский термин вмещает в себя и имперскую мощь архитектурных образов эпохи Александра I и связь их с одним из источников - архитектурой наполеоновской империи. Это течение представлено работами А. Захарова, Тома де Томона, А. Воронихина, К. Росси и др.

Первая треть ХIХ в. "высшая фаза" в развитии архитектуры русского классицизма, за которой традиционно закрепили термин "русский ампир". Два фактора повлияли на новизну и стилистическое своеобразие этого этапа в пределах классицистического канона: это решение градостроительных задач и господство общественных сооружений.

Они диктуют свою стилистику дворцу и храму. Именно в это время окончательно складывается облик центра Петербурга, и не как сумма отдельных сооружений, а как "цикл пространств". Сообщающиеся друг с другом Дворцовая, Адмиралтейская, Сенатская площади, площадь Биржи на стрелке Васильевского острова образуют уникальную по грандиозности систему архитектурно-пространственных комплексов, ансамблей.

Крупнейшие сооружения ампирной эпохи - это перестройка или перепланировка существовавших прежде комплексов. Таковы Адмиралтейство А.Д. Захарова, здание Главного штаба, Сената и Синода К.И. Росси, Павловские казармы и Конюшенное ведомство В.П.

Стасова и другие.

Карл Иванович Росси (1777-1849) Русский ампир достигает своей кульминации в творчестве К.И.Росси. Свою архитектурную деятельность Росси начал воспитан ником, учеником, а затем помощником В.Ф. Бренны на строительстве Михайловского (Инженерного) замка для Павла I (1796-1801 гг.).

Росси придерживается канонов классицизма - строгости архитектурных форм, четкости и ясности пространственных композиций, стилистического единства каждого здания, минимума декоративных украшений. Главное в проектах Росси - удивительное чувство ансамбля.

В решении выдвинутых эпохой градостроительных задач архитекторы начала века были связаны уже существующей застройкой. Часто предназначенные для перестройки участки неправильной конфигурации вступали в противоречие с эстетическими принципами регулярности и симметрии, лежащими в основе художественной системы классицизма.

Первой крупной самостоятельной работой К.И.Росси в Петербурге становится строительство великокняжеского Михайловского дворца, нынешнего здания Русского музея (1810-25 гг.). Проектирование дворца, располагавшегося между Невским проспектом и Марсовым полем, понято Росси как задача градостроительного масштаба. По оси главного фасада дворца была пробита улица, выходящая на Невский, чтобы здание просматривалось с парадной магистрали города. Параллельно дворцу проложена улица, соединяющая Фонтанку и канал Грибоедова (ныне Екатерининский).

Типичной для ампира особенностью является подчеркнутая непрерывностью линий горизонтального членения, растянутость фасада вширь и высокий цокольный этаж со сквозной аркадой в центре, контраст между парадным и парковым фасадами дворца. Интерьеры дворца были перестроены, в своем первозданном виде остались только Белая гостиная и Парадная лестница.

При сооружении Главного штаба (1819-29 гг.) Росси следовало сохранить наметившийся абрис площади - обращенный к Зимнему дворцу треугольник со скругленной вершиной - и проходящую по одной стороне треугольника, то есть мимо Зимнего, Большую Морскую улицу. Для преодоления этой чуждой истинному классицисту асимметрии архитектор нашел гениальное решение: он повернул улицу так, что ее устье с небольшим отрезком легло точно на ось дворца. Но самым великим его изобретением стала не имеющая аналогов тройная арка, точнее три арки, первая из которых встала на переломе Большой Морской улицы, замкнув ее, вторая - под углом к первой "повернула" улицу, третья - открывается на Дворцовую площадь.

Кульминацией архитектурной композиции является триумфальная арка, задуманная в честь героической славы народа в войне 1812 г.

Этим обусловлена тематика скульптурного убранства - фигуры воинов между колоннами пилонов, военная арматура, колесница победы на высоком ступенчатом аттике, словно парящая в просторе небе.

Завершила ансамбль Дворцовой площади - композиционно и семантически поставленная в центре Александровская колонна (1830-гг., архитектор О. Монферран). Она выполнена из цельного куска гранита, венчает колонну фигура ангела, попирающего змею (скульптор Б.

Орловский).

Созданный Росси ансамбль Александрийского театра (1816-гг.) демонстрирует полную зависимость архитектурного решения от градостроительного замысла, вернее слитность этих двух начал, присущую эпохе ампира. В ансамбль вошли: театр, здание Публичной библиотеки, два павильона в саду Аничкова дворца, два корпуса (один для дирекции Императорских Театров и Театрального училища (ныне Вагановское), другой - для Министерства просвещения. Центр композиции - театр, поставленный в глубине открытого со стороны Невского проспекта пространства. В торце театра - корпуса училища и министерства, которые за театром образуют одну из немногих в мире улиц (бывшая Театральная, сейчас улица зодчего Росси), задуманных и построенных как единое целое. Всего два здания величавой простоты - одно справа, другое слева - рождают это удивительное ощущение.

Возможно, виновата "чудесная магия масштаба": длина каждого строения 220 метров, высота - 22 метра, ширина улицы тоже 22 метра. Но мало найти цифровые соотношения, надо найти художественный образ зданий. И Росси их нашел.

Последний по времени строительства россиевский ансамбль - здания Сената и Синода (1829-34 гг.) - стал и последним архитектурным воплощением "имперского" Петербурга. Композицию большой, раскрытой к Неве Сенатской площади определяли объем строящегося Исаакиевского собора с сильным силуэтом, протяженный боковой фасад Адмиралтейства и в центре - "Медный всадник". Поставленное на набережной здание Сената "поварачивает фронт набережной к площади (на углу - монументальный закругленный портик) и, сливаясь со зданием Синода, образует протяженный, отвечающий масштабу площади объем. Галерную улицу, разделяющую Сенат и Синод, Росси перекрыл аркой, сделав её связующим центром несколько перенасыщенного архитектурной пластикой и скульптурой фасада.

Архитектура Росси олицетворяет "не героику и волю", а "одушевление победы". Ей сродни не столько категории возвышенного и величественного, сколько прекрасного и утонченного.

Эклектика В 30-50-е гг. XIX в. архитектура классицизма переживала кризис, утрачивалось ансамблиевое мышление, начинался период эклектики.

Pages:     | 1 |   ...   | 61 | 62 || 64 | 65 |   ...   | 77 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.