WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

Если средний срок службы машин и оборудования превышает 10 лет, это уже плохо, это старые фонды. Нормальная продолжительность – 7–8 лет. В России же средний срок службы машин и оборудования – 21 год. Страшно даже произнести эту цифру. Ежегодно число разного рода технологических нарушений буквально удваивается, требуются колоссальные деньги на ремонт, на поддержание всех этих негодных машин и механизмов в рабочем состоянии. Конечно, нужна массовая замена. Возникает вопрос: откуда брать инвестиции Инвестиции берутся, как известно, из сбережений, из так называемых «длинных» денег. И существуют четыре основных фонда, в которых они обычно бывают сосредоточены.

Это прежде всего фонд накопительных пенсий, поскольку во всех странах с рыночной экономикой до 10% своих доходов люди откладывают на будущие пенсии. Это колоссальные суммы, из них и черпаются «длинные» инвестиции. В России попытка создать такой накопительный фонд предпринималась тоже, но только за счет отчислений от предприятий, организаций, сами работники у нас денег на свои пенсии не отчисляют.

Накопилось несколько миллиардов долларов, но при снижении ставки социального налога этот источник резко сократился, и сегодня для инвестиций, о которых мы говорим, он представляет собой величину, прямо скажем, ничтожную. Дело в том, что потребность России в инвестициях оценивается примерно в 150 млрд долларов в год, и при таком масштабе несколько миллиардов – это мало.

Другой источник – страховые компании, которые в странах с рыночной экономикой весьма и весьма богаты, потому что там действуют законы об обязательном страховании источников повышенной опасности. Причем расценки такого страхования должны исходить из реальной стоимости жизни человека. В России эта величина составляет, видимо, где-то 250–тысяч долларов. Но когда, например, крыша в каком-нибудь спорткомплексе обваливается (в Москве такое случалось, знаете) и человек погибает, его близким выплачивают 100 тысяч рублей, т.е. 3 тысячи долларов, и то только в Москве, на периферии же – всего 1 тысячу. И обязательного страхования у нас, кроме не так давно введенного ОСАГО, нет. Поэтому страховые компании в России бедны, денег на инвестиции в производство у них не займешь.

Третий источник – паевые фонды. У нас они развиваются вроде бы неплохо, но на протяжении всего лишь последних нескольких лет, сосредоточено в них пока около 4 млрд долларов. В сравнении с потребностью в инвестициях – тоже ничего.

Остается четвертый источник – банки. Активы наших банков – это 340 млрд долларов, что составляет 45% валового внутреннего продукта. Самая низкая норма на фоне большинства других стран. Скажем, в Казахстане это 80%, в Китае – 120%, а в развитых странах, при наличии трех упомянутых выше фондов «длинных» денег, – 200–300% ВВП.

Так что у нас коммерческие банки очень слабые, все их активы меньше актива одного Дрезднер Банка. И становится понятно, что финансировать развитие народного хозяйства в полной мере они не способны. И «длинных» денег, к слову сказать, в пассивах этих банков всего 3% – я имею в виду деньги, которые кладутся на 3 года или больше. По этой причине инвестиционных кредитов у нас тоже очень мало.

Почему же российские банки такие бедные Да потому, что основные денежные потоки идут у нас мимо банков. Люди хранят деньги в «кубышках», другая часть денег хранится за границей. Весь профицит бюджета – а это 30 млрд долларов – банки минует, Стабилизационный фонд – 50 млрд долларов – тоже. Золотовалютные резервы, которые превысили 240 млрд долларов, – опять-таки не в коммерческих банках. Бюджетные деньги – они вместе с внебюджетными фондами составляют почти 40% валового внутреннего продукта – хранятся в Казначействе, не в банках. А недавно Казначейство забрало на свои счета еще и все хозрасчетные доходы бюджетных организаций, так что теперь у Казначейства денег больше, чем у всей системы банков. Понятно, что инвестиций, сколько-нибудь крупных, при таких условиях для частного финансирования быть не может.

В таком случае, откуда же берутся инвестиции в России 20% инвестиций – государственные, они идут, естественно, на государственные объекты: дороги и т.д. 80% инвестиций – средства предприятий и организаций: 70% из всего объема частных инвестиций формируется из текущих годовых доходов этих предприятий и организаций, их прибыли и амортизации;

10% – это деньги, которые изыскиваются внутри страны; а еще 20% – залезаем в долг иностранным инвесторам, и каждый год этот долг растет.

Поэтому источников инвестиций (рыночных источников, я имею в виду) для массового обновления фондов у нас сейчас нет. И поэтому эти фонды особенно и не обновляются.

Еще один штрих в дополнение к сказанному – норма инвестиций. В России она составляет 19% – столько же, сколько в среднем в развитых странах. Однако развитые страны обладают новой технологической базой, которая систематически обновляется, в массовой замене оборудования нужды у них нет – это первое. Второе – у них не такая капиталоемкая структура народного хозяйства – с нефтью, с углем. И третье – им вполне достаточно иметь ежегодные темпы роста в 2–3%. А мы не желаем довольствоваться такими цифрами, мы хотим – с 20%ной нормой инвестиций – иметь ежегодный рост в 6–7–7,5%, что невозможно. Нам нужно поднять норму инвестиций хотя бы до 30%, конечно, научившись их эффективно использовать.

А для этого средств, как мы уже неоднократно отмечали, увы, нет.

Что же делать Надо, безусловно, формировать рыночную инфраструктурную базу инвестиций. Укреплять все те фонды «длинных» денег, которые я перечислил: переходить на нако пительную пенсионную систему рыночных стран, поощрять развитие паевых фондов, принимать новые законы об обязательном страховании и обеспечить страховой бум. Но, даже если начать делать все это со следующего года, эффект скажется не скоро – по меньшей мере 5–10 лет потребуется, чтобы просто накопить деньги.

А что делать в самые ближайшие годы Как миновать без потерь этот критический отрезок Я бы предложил следующее. Центробанк мог бы, подобно центральным банкам других стран, давать коммерческим банкам нормальные кредиты по ставке рефинансирования. Он мог бы, скажем, ежегодно давать им 30–50 млрд долларов целевых кредитов, предназначенных на обновление машин и оборудования. 80% машин и оборудования, которые нужны нашему народному хозяйству, производятся за рубежом; у нас в стране, к сожалению, многие машины уже не выпускаются. А если вы покупаете зарубежное оборудование, инфляцию в России это никоим образом не раскручивает. Итак, Центральный банк дает целевые кредиты коммерческим банкам, коммерческие банки кредитуют (естественно, по относительно низким ставкам) предприятия и организации целевым образом – на обновление основных фондов. Это возвратные средства, и что попало те покупать не будут. В общем, поступить таким образом вполне, на мой взгляд, возможно.

Альтернатива – снижение налогов и увеличение денежных средств, которые остаются у предприятий, организаций и которые они могли бы использовать для инвестиций. Это, естественно, предполагает сокращение доли государства в валовом внутреннем продукте – то, что Андрей Илларионов уже много лет провозглашает в качестве главной идеи ускорения экономического развития, и я с ним здесь солидарен.

Конечно, есть много других стимулов для экономического роста, я вкратце их перечислю. Это дальнейшие реформы в области собственности. Пока у нас в стране преобладает всетаки государственная собственность, если считать «Газпром», РАО «ЕЭС», «Связьинвест», «Аэрофлот» и многое другое государственной собственностью. Используется она плохо. И если приватизировать то, что можно приватизировать и в чем не нуждается государство для выполнения основных своих функций, это расширило бы базу экономического роста. Можно было бы, далее, сократить количество убыточных предприятий – их пока еще не менее 30% общего числа. Можно было бы направить мощные стимулы на развитие малого и среднего бизнеса, за счет которых идет наполовину экономический рост в других странах, а у нас не идет вовсе. А ведь малый и средний бизнес откликается на поощрительные меры очень быстро. Можно было бы дополнительно мобилизовать социальные стимулы, разработать соответствующие национальные проекты и т.д.

В заключение – о некоторых рейтингах России в мире. Что касается уровня экономического развития, то подушевой ВВП в этом году будет у нас около 10 тыс. долларов по паритету покупательной способности и по меньшей мере 5,5 тыс. – по обменному курсу. Будем занимать по этому показателю место 30-е, может быть, 35-е вслед за развитыми странами. А вот по реальным доходам населения окажемся еще на 10 мест ниже – из-за чрезмерно большой доли государственных расходов на оборону, работу правоохранительных органов и т.д. У нас на эти цели уходит 20% валового продукта – против 7% в среднем в других странах.

Хуже дело по другим социальным показателям. Самая низкая средняя продолжительность жизни – здесь мы даже в первую сотню стран не входим. Качество здравоохранения тоже очень низкое, во всяком случае, пока. Возможно, с введением в действие соответствующей национальной программы положение здесь как-то улучшится. По уровню образования Россия занимает 30-е место в мире.

Поэтому итоговый индекс социального развития (главный показатель благосостояния) в РФ – это где-то 75-е место в мире. Короче говоря, у нас 35-е место в мире по уровню экономического развития и 75-е – по социальному развитию.

Таким образом, России нужно не просто развиваться экономически. Чтобы поднять уровень жизни, развиваться необходимо с преимущественным креном в «социальные показатели».

Если нам удастся обеспечить средний ежегодный рост ВВП в размере 6%, то через 20 лет мы войдем в число 25 развитых стран мира, а через 30 лет – в пятерку самых развитых стран нашей планеты.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.