WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
Необходимые условия для дальнейшего развития России Абел Аганбегян, важаемые колакадемик РАН, леги, я хочу обУ профессор АНХ ратить ваше внимание на необходи мость существенного из менения нынешней соци ально-экономической поли тики с тем, чтобы были сформированы условия, спо собные обеспечить даль нейшее развитие страны.

Если посмотрим в неда лекое прошлое – увидим:

характер достигнутого со циально-экономического роста противоречив. С од ной стороны, восьмой год идет довольно заметный экономический подъем. За 7 лет, включая 2005 г., ва ловой внутренний продукт вырос на 55%. Продукция промышленности – при мерно на столько же. Инве стиции – почти вдвое. В сельском хозяйстве рост составил чуть менее 30%, но впервые – подчеркиваю, впервые! – он ни разу в течение всех 7 лет не падал. Что касается социальных показателей, то, хотя расти они начали позже, только с 2000 г., но – очень интенсивно. Реальные доходы повысились на 75%, инфляция снизилась, создано около 4 млн новых рабочих мест, и безработица сократилась почти вдвое.

Однако, с другой стороны, весь этот рост ведет свой отсчет от той нижней точки, на которую мы опустились после 9–10летнего кризиса, начавшегося в 1990 г. И если сопоставить показатели ВВП и реальных доходов, характеризующих эту нижнюю точку, с теми, которые были до падения, выяснится: в 1989 г. они были в 2 раза выше. Вместе с тем была огромная безработица – более 10 млн человек; депопуляция составила около 1 млн человек в год. Самое плохое – это пятикратное сокращение инвестиций во время кризиса.

Таким образом, наши внушительные темпы ведут свой отсчет, повторю, от нижней точки. И хотя сегодня развиваемся мы вроде бы хорошо, но формально мы только сейчас подходим к рубежам 1989 г. Я употребил выражение «формально» потому, что при достижении тех же количественных показателей коренным образом изменилось содержание нашего валового внутреннего продукта – с точки зрения его полезности и ряда других отличительных характеристик. Но если проанализировать реальные доходы, к которым мы приближаемся, то убедимся, что только процентов 20 населения, максимум 30%, живут по сравнению с 1989 г. лучше. А 50% – хуже. Потому что разница в доходах 10% самого богатого российского населения и 10% самого бедного в советское время была всего лишь троекратной. А сейчас эта разница – почти 15-кратная.

Проанализируем далее качество экономического роста: а что, собственно, росло Увы, победные цифры обеспечила нам не продукция наукоемких отраслей, не продукция обрабаты вающей промышленности, в частности машиностроения. Рост у нас в основном экстенсивный. При этом осуществлялся он процентов на 30, максимум на 40%, за счет факторов, созданных внутри страны в результате проводимой властями экономической политики. А процентов на 60–70 этот экономический рост происходил благодаря благоприятным внешнеэкономическим условиям, которые от наших действий практически не зависели.

Лучше всего иллюстрирует сказанное пример промышленности, где последнее ускорение темпов экономического роста приходится на 2003 г. Итак, в 2001–2002 гг. рост в промышленности составлял 4–5%. В 2003 г. он превышает 7%. Но это по промышленности в целом. Если же посмотреть конкретную структуру, увидим: нефтедобыча выросла на 11%; газовая отрасль, где цифры роста до этого приближались к нулю, – на 5,5%; добыча угля – на 9%; в черной металлургии рост составил 9%; в цветной – 6%. Можно не сомневаться, что к значительному ускорению темпов роста в комплексе экспортных отраслей привело одно:

небывалое повышение экспортных цен.

Посмотрите, как это сказалось на притоке валюты: экспортная выручка, которая составляла в 2002 г. примерно 107 млрд долларов, выросла в 2003 г. до 136 млрд долларов. Мощный приток валюты резко увеличил бюджет, в том числе расходы бюджета. Это, в свою очередь, дало толчок росту сферы «бюджетных» услуг. В общем, экономика, как говорится, раскрутилась, в результате вырос и валовой продукт.

Но что произошло дальше 2004 г. повторил в основном 2003-й, хотя и более бледно. А вот в 2005 г. началось заметное торможение роста российской экономики, прежде всего промышленности. Темпы роста промышленного производства в 2003 г. составляли, напомню, 7%; в 2004-м они еще превышали 6%, в 2005-м же упали до 4%. Упали, несмотря на продолжающееся небывалое повышение экспортных цен. Таким образом, даже повышение экспортных цен уже не способно стимулировать рост промышленности. О том, что рост экспортных отраслей практически захлебнулся, свидетельствует, в частности, такой факт: в 2005 г. добыча нефти выросла всего на два с небольшим процента – не на 11%, как в 2003 г., не на 9%, как в 2004 г., а на два! И впервые за много лет экспорт нефти из России сократился, несмотря на запредельно высокие цены на нее на мировых рынках.

Добыча газа увеличилась – и то в основном за счет независимых от «Газпрома» производителей – всего на 0,5%, и это опять-таки при значительном повышении цены на природный газ на мировых рынках.

Совершенно очевидно, что все это не случайно и что возможность развития за счет роста экспортных отраслей по топливу, сырью и материалам (а это 85% нашего экспорта) сейчас во многом утрачена.

Другой аспект экспорта, который влияет на темпы роста, – это приток валюты. Пока приток валюты в страну огромный.

В 2005 г. экспортная выручка выросла на 38% и превысила 240 млрд долларов. Небывалый рост. И поскольку значительную часть этой валюты забирает федеральный бюджет, власти смогли запланировать увеличение бюджетных расходов в 2006 г. на 30%. Но при подобном раскручивании расходов темпы поддерживаются, естественно, за счет совершенно новой составляющей, чего раньше не было.

Если валовой внутренний продукт вырос в 2005 г., согласно официальной статистике, на 6,4%, а продукция промышленности, в соответствии с этой же статистикой, только на 4%, то напрашивается вывод, что общий рост происходил в значительной мере за счет сферы услуг, преимущественно тех видов, которые непосредственно связаны с наращиванием бюд жета. В сфере услуг рост составил, по всей вероятности, процентов 9. Однако дальнейшего притока валюты уже не будет.

Судя по политике ОПЕК и достаточно обоснованному, с моей точки зрения, предсказанию экспертов этой организации, цена на нефть, видимо, несколько снизится (может быть, в пределах 10–15% уже в ближайшие год-два), она будет близка, наверное, к 50–55 долларам за баррель.

Так что и этот фактор, за счет которого в значительной степени растет наша экономика, т.е. приток валюты, тоже постепенно утратит силу. А рост за счет сугубо внутренних факторов, без учета экспортных составляющих, о которых шла речь выше, составляет не более 2–2,5% в год. И если мы не перестроимся, не изменим структуру факторов экономического роста, не приведем в действие какие-то новые стимулы – если всего этого не произойдет, темпы роста у нас, конечно, резко снизятся. Профицит бюджета сменится дефицитом, существенно сократятся показатели роста уровня жизни, взятые государством на себя обязательства в этой области окажутся под вопросом.

Учтем, в дополнение к сказанному, и следующее обстоятельство. Огромной, небывалой в прошлом суммой выражается долг российских предприятий и организаций иностранным инвесторам. На май 2006 г. он оценивается в 180 млрд долларов. А есть еще внешний госдолг – более 80 млрд долларов.

Многие кредиты брались под достаточно высокие проценты, многие – в неудачной форме, например, в виде облигаций, когда реструктуризация в случае задержки платежей невозможна, надо обязательно платить. И не дай бог, снизится прибыль у этих организаций-заемщиков. Не исключено, что мы вступим тогда просто в полосу дефолтов. Не о государственном дефолте речь, вряд ли будет какой-то всеобщий финансовый кризис, однако трудностей в немалом количестве может хватить и без этого. Так что нас ждут, с моей точки зрения (хорошо бы, чтобы она была ошибочной), нелегкие времена в ближайшие 3–5 лет.

И в связи с этим хочется поразмышлять о том, что можно в этих условиях сделать. Экономический рост, как известно, зависит прежде всего от динамики спроса. Обратимся сначала к теме внешнего спроса. Он покрывается нашим экспортом, сегодняшняя структура которого такова: 40% – нефть, 20% – природный газ, 15% – черные и цветные металлы. Сюда также входят, кроме этого: лес – 2%, уголь – 2%, зерно – 2%, химические удобрения – 2%, уран – 2%, 1% – необработанные алмазы. Итого – свыше 80% приходится на топливо, сырье и материалы. И понятно, что никакого роста экспорта в перспективе даже не предвидится, если мы коренным образом не изменим эту структуру и не сделаем ставку на экспорт готовой продукции. Это может быть продукция нефтехимии – для ее развития у России лучшие в мире условия. Это может быть глубокая переработка древесины. Это может быть продукция энергетического и электротехнического машиностроения, которое будет в какой-то мере конкурентоспособным, если ему помочь. Это могут быть, далее, программные продукты (офшорное программирование) и вообще продукция информационных технологий. Необходимо в полной мере использовать и те возможности продажи продуктов и услуг за рубеж, которые предоставляет нам наша развитая космическая отрасль. Как бы то ни было, существует масса возможностей развивать нашу внешнюю торговлю, дополнив огромный сектор вывоза топлива, сырья и материалов вывозом готовой продукции. Но для этого нужны решительные меры, подобные тем, какие приняла в начале 1990-х годов Индия, когда приняла знаменитое решение об экспорте готовой продукции; нужны широкие налого вые и таможенные льготы, которым противится Министерство финансов.

Теперь о такой важной составляющей экономического роста, как внутренний спрос. В значительной степени он зависит от механизмов, которые есть у государства, чтобы двигать вперед доходы, развивать кредитование населения и т.д. У нас эти инструменты практически не работают. У нас минимальная зарплата – понятие чисто фиктивное. Спросите у сотни россиян: какова сегодня величина минимальной зарплаты Многие ли вам ответят Между тем в Думе дискутируют о том, когда ее размер достигнет хотя бы половины прожиточного минимума, – при том, что по самой элементарной логике минимальная зарплата должна быть выше прожиточного минимума, и отличаться от средней зарплаты она должна не в 10– 15 раз, как в России, а в 2,5–3 раза, как в большинстве цивилизованных стран.

Самый главный дефект внутреннего спроса в нынешнем его виде заключается в том, что в основном это спрос богатых людей. На 10% богатых приходится более 30% всех доходов, тогда как 10% бедных имеют только 2% доходов. Соответственно, значимого спроса от бедных нет. А на что используют доходы богатые Богатые люди используют доходы на покупку импортных товаров. Это относится не только к России. Вспоминаю юмореску известного американского сатирика Арта Бухвальда, который написал, как сенатор США, поднявшись с постели, надел английскую рубашку, французский костюм, итальянские обувь и галстук, нацепил швейцарские часы, сел в немецкий «Мерседес» и стал себя настраивать на гневную речь о засилии иностранных товаров в Америке. У нас – то же самое и еще в большей степени. Причем было это и в советское время. Исполнялась, например, на эстраде миниатюра на тему:

в чем останется богатая женщина, если с нее снять все импортное Автор-юморист, поизощрявшись по этому поводу, конец рисовал такой: осталась она в чем мать родила и в золотых часах «Заря» на 18 камнях. Кто из россиян помнит эти часы «Заря», за которыми богатые женщины ломились в магазины, в очереди записывались Сейчас, если раздеть богатую женщину, никаких часов российского происхождения на ней никто не увидит – так же, впрочем, как и на мужчине.

Великий реформатор Эрхард написал изумительную книгу «Благосостояние для всех», где четко сформулировал следующую мысль: если вы хотите развивать страну, вы не должны перераспределять доходы в пользу богатых. Не они вызывают спрос на ваши товары. Нужно давать доходы тем, кто вызывает спрос на отечественные товары.

Но вызвать спрос на товары – это еще не все. Например, на продукцию легкой промышленности. Кстати, он действительно сейчас в России растет, и довольно быстрыми темпами: по 10–15% в год. А как растет сама российская легкая промышленность Она сокращается с 2002 г. по 2–5% в год. А ведь в 1999–2000 гг., когда из-за роста цены доллара в 4 раза в 2 раза сократился у нас импорт, рост легкой промышленности составлял: в 1999 г. – 20%, в 2000 г. – 22%. А потом наши цены подтянулись к цене доллара, возобновился – еще в больших размерах, чем прежде, – импорт из дальнего зарубежья, и легкая промышленность наткнулась, как и другие отрасли, на барьер. В 2001 г. рост был уже только 5%, а дальше – минус 3%, минус 2,5%, минус 7%. То есть налицо снова полная деградация легкой промышленности. Кто-то из выступающих упомянул на нашей конференции эту отрасль – в том плане, что, дескать, «не в коня корм», – т.е. спрос разогнать вы можете, а пришел импорт, удовлетворил его, и вы сами ничего от этого не получили. Импорт в 2005 г. вырос на 33%, из дальнего зарубежья – еще больше, а отечественная промышленность, как мы уже говорили, – на 4%, валовой продукт – на 6,4%. Понятно, что импорт вытесняет российскую продукцию с нашего внутреннего рынка.

Общеизвестный факт: большая часть нашей обрабатывающей промышленности неконкурентоспособна. Это относится едва ли не ко всем ее отраслям, кроме разве что пищевой промышленности, где произошло существенное обновление оборудования. И поэтому, когда в 2001 г. возобновился в больших масштабах импорт, темпы роста всех этих неконкурентоспособных отраслей упали в 5 раз.

От чего зависит конкурентоспособность Она зависит прежде всего от технологической базы и от квалификации людей, которые здесь работают. Речь идет в данном случае о связке инвестиций и инноваций, которая является двигателем экономики. Если нет инвестиций, вы не можете создать новую технологическую базу, с помощью которой будете производить конкурентоспособные товары.

Россия при этом нуждается в двойных инвестициях. С одной стороны, мы нуждаемся в огромных инвестициях для того, чтобы заменить негодное оборудование, заменить основные фонды, которые устарели. Если за 10 кризисных лет инвестиции упали у нас в 5 раз, ясно, что никакого обновления не было. Потом они начали подниматься, однако и сегодня уровень инвестиций составляет всего 42% уровня 1989 г. Понятно, что о каком-либо массовом обновлении речь по-прежнему не идет.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.