WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |

1 этап. Страноведческий общегеографический (1910–1930 гг.). Это время становления отечественного ландшафтоведения, когда в понятийном аппарате российской географической науки впервые используется слово «ландшафт» для обозначения географических комплексов, основанное на представлениях о взаимосвязи всех компонентов и явлений на земной поверхности, как природных, так и человеческих.

Началом отечественного ландшафтоведения считается 1913 г., когда Л. С. Берг сформулировал понятие ландшафта и назвал его центральным объектом географических исследований – «собственно географии» или страноведения как науки хорологической.

К наиболее важным методологическим следствиям формирования и развития ландшафтной концепции на данном этапе относятся:

– формирование природоцентричного по сути понимания ландшафта на основе доминирующей в отечественной географии докучаевской естественно-исторической школы (Л. С. Берг, А. А. Крубер);

– общегеографическое по широте охвата явлений структурирование ландшафта, связанное со значительным влиянием антропогеографических идей на ландшафтоведение;

– признание ландшафта центральным объективно существующим объектом географических исследований, а ландшафтного районирования – важнейшей задачей географии;

– формирование направления пейзажной презентации ландшафтов (В. П. Семенов-Тян-Шанский);

– объектный дуализм в ландшафтных исследованиях. Выделяется два направления: природоцентричное, в котором человек и его культура рассматриваются в составе природного ландшафта (школа Докучаева – Берга);

и культуроцентричное, или культурно-географическое (А. А. Григорьев).

2 этап. Естественно-исторический конструктивный (1930– 1990 гг.). Это этап формирования в России природного ландшафтоведения, его институализации в рамках физической географии. Бурное развитие данного направления в СССР объясняется успехами естественно-исторической школы В. В. Докучаева, а также отсутствием возможностей развития общегеографических, в том числе антропогеографических, направлений в ландшафтоведении по идеологическим причинам.

В ландшафтных исследованиях развивается «конструктивное» направление, в рамках которого антропогенно измененный ландшафт изучается как результат сотворчества человека и природы. Появляется понятие «антропогенный ландшафт», включающее наряду с природными компонентами результаты природопреобразовательной деятельности человека (Ф. Н. Мильков). Используется термин «культурный ландшафт» для ландшафтов, структура которых рационально изменена и оптимизирована на научной основе в интересах общества (А. Г. Исаченко).

Основные особенности развития ландшафтоведения на данном этапе:

– институализация ландшафтоведения как раздела физической географии и свертывание антропогеографического направления;

– перемещение антропогеографической тематики в этноэкологию и этногеографию (В. П. Алексеев, Н. Н. Чебоксаров, Л. Н. Гумилев, В. И. Козлов и др.);

– попытки возрождения культурно-ландшафтных исследований в 50–60-х гг. и восстановления предметного единства географии (Ю. Г. Саушкин, В. А. Анучин, Л. Н. Гумилев);

– концентрация усилий на изучении ландшафта как природного феномена (С. В. Калесник, В. Н. Солнцев, В. Б. Сочава, А. Г. Исаченко и др.);

– формирование «конструктивного» направления, в рамках которого антропогенно измененный ландшафт изучается как результат взаимодействия общества и природы (А. Г. Исаченко, Ф. Н. Мильков и др.).

3 этап. Эколого-гуманитарный (с 1990-х гг.). На рубеже веков сложились принципиально новые предпосылки интеграции физической и социально-экономической географии ввиду отсутствия идеологических ограничений и нарастания кризисных явлений в природопользовании и социально-экономических процессах. Под воздействием экологизации, гуманизации и экономизации географии в ландшафтоведении возникают новые направления исследований:

– формируется особый раздел новой культурной географии – культурно-ландшафтный, с тремя основными направлениями: информационноаксиологическим (Ю. А. Веденин, М. Е. Кулешова, Р. Ф. Туровский), феноменологическим (В. Л. Каганский) и этнокультурным (В. Н. Калуцков, М. В. Рагулина и др.);

– в естественно-историческом ландшафтоведении развиваются ландшафтно-экологические исследования (экологическая география А. Г. Исаченко), ландшафтное планирование (А. В. Дроздов, А. Л. Мазуров, Б. М. Ишмуратов), антропогенное ландшафтоведение (концепция агроландшафта В. А. Николаева) природно-хозяйственных и геотехнических систем, культурного ландшафта (А. Г. Исаченко), а также эстетическое направление (В. А. Николаев);

– усиление внимания к временной составляющей в изучении природных ландшафтов определило формулировку понятий эволюционного ландшафтоведения: возраст ландшафта (К. Н. Дьяконов, Т. А. Абрамова, Ю. Г. Пузаченко), антропогенный ландшафтогенез (В. А. Низовцев);

– поиск в условиях дальнейшей дифференциации географии общих оснований развития ландшафтоведения (В. С. Преображенский, К. Н. Дьяконов).

Проведенный анализ существующих ландшафтных концепций выявил ряд позитивных идей и нерешенных проблем в изучении культурных ландшафтов:

– в понимании культурного ландшафта сохраняется объектный дуализм, выделяется два направления: природоцентричное, в котором человек и его культура изучаются как фактор, преобразующий природный ландшафт; и культуроцентричное, или культурно-географическое, когда природный ландшафт выступает в качестве среды местного культурно специфичного сообщества;

– применяется разное по широте структурирование ландшафта: от частного отраслевого (карстовый, религиозный и другие ландшафты) до комплексного физико-географического и общественно-географического, когда культура или природа в состав ландшафта не включаются, либо комплексного общегеографического, когда все компоненты культуры и природы находятся в составе ландшафта;

– в России как традиция господствует объективистское понимание культурного ландшафта, хотя применяются и другие методологические установки – перецепционная (пейзажная презентация, образная репрезентация), феноменологическая и др.;

– особое внимание уделяется региональным, страноведческим исследованиям, широко используются экологический, структурный и динамический (пространственно-временной) подходы, в том числе и эволюционный.

2. Эволюция культуры в процессе модернизационных циклов культурогенеза все больше влияет на состояние и структуру ландшафтной сферы, как следствие, природный ландшафт насыщается элементами культуры и становится ландшафтом культурным.

В настоящее время в разработке теоретических проблем ландшафтоведения важное значение приобретает эволюционный подход, объясняющий не только механизм формирования природного ландшафта (палеогеографический аспект), но и диверсификацию (усложнение) структуры и функциональных свойств ландшафта под влиянием культурных факторов, в частности их культурных составляющих, процессов культурогенеза (исторический аспект).

При изучении эволюции ландшафтов с точки зрения методологии особую важность, в силу отсутствия единой точки зрения, приобретает определенная трактовка понятия «ландшафт». В настоящем исследовании делается попытка выделения и изучения ландшафта как территориального комплекса, претерпевшего эволюцию от природного к культурному в процессе культурогенеза.

В связи с материально-практической и духовно-интеллектуальной освоенностью современных ландшафтов в свете предлагаемой эволюционной трактовки этого понятия можно утверждать, что современные ландшафты являются ландшафтами культурными. При этом они могут выделяться и изучаться в соответствии с существующими в физической и общественной географии трактовками как природный ландшафт, освоенный и преобразованный человеком, с одной стороны, и как ландшафт общественный, сформировавшийся в определенных условиях природной среды – с другой. В первом случае культурный ландшафт – комплекс культурно-природный, во втором – природно-культурный.

Существует определение культурного ландшафта как родового понятия, описывающее его сущность вне зависимости от трактовки как сложной коррелятивной системы природных и общественных элементов, сосуществующих и взаимодействующих в пространстве (Шальнев, Лысенко, 2008).

Основой культурогенеза как ландшафтоформирующего процесса является энергия человеческой культуры (ЭЧК). Открытие В. И. Вернадским культурной биохимической энергии, или ЭЧК, как высшей известной нам формы биохимической энергии проливает свет на многие не объяснимые до сих пор явления соотношения физико-химического, биологического и социального в ландшафте. Именно ЭЧК является тем связующим звеном, при помощи которого цивилизация, культура воздействует на все процессы, протекающие в организме человека, а те в свою очередь – на поведение отдельных личностей и социумов. «Культурная биохимическая энергия выступает у В. И. Вернадского геологическим фактором, проявлением организованности биосферы. Степень же и уровень этой организованности В. И. Вернадский напрямую связывает с уровнем развития науки и философии, с духовным творчеством человека, т. е.

с социальной реальностью» (Каширин, 1998, с. 41).

Особенности структуры современных культурных ландшафтов могут быть поняты с помощью теории модернизации. Эта теория делит общества на два главных типа – традиционный и современный – и видит преобразование традиционных обществ и формируемых ими ландшафтов как объективный необратимый процесс, когда статичная модель воспроизводства культуры сменяется динамичной. При этом социокультурный организм переходит от воспроизводства всего универсума сакрализованной Традиции к воспроизводству в соответствии с утвердившимися в обществе критериями оптимального, рационального и эффективного (Яковенко, 2008). Как следствие – изменение структуры ландшафта, насыщение его инновациями.

Объектная двойственность культурного ландшафта предполагает два направления исследования эволюции культурного ландшафта.

Первое – предполагает изучение эволюции культурного ландшафта, выделенного на основе природных геоструктур, степени и форм изменений, происходящих в культурно-природном комплексе. С этих позиций выстраивается ряд основных подродовых (природных истории человека и культурных) и видовых понятий, которые могут быть использованы при изучении ландшафтов – от окультуренных природных до культурно-техногенных (Шальнев, 2007).

Во втором направлении, при антропоцентричном взгляде на культурный ландшафт особое значение приобретает изучение модернизационных переходов в культурах и как следствие формирование динамических рядов культурных ландшафтов от этнокультурных реликтов и изолятов, до агроиндустриальных городских и сельских природно-культурных комплексов (ландшафт первобытнокультурный, этнокультурный традиционный и современный новационный культурный ландшафт).

3. Культурно-ландшафтная концепция – направление, в рамках которого географическая концептуализация культурогенеза определяется ландшафтной парадигмой и формированием особого методологического средства – культурно-ландшафтного подхода.

В настоящее время происходит переосмысление возможностей культурно-ландшафтного подхода. Он появился одновременно с понятием «культурный ландшафт», однако сегодня мы застаем не результат формирования законченной культурно-ландшафтной методологической базы, а лишь один из начальных этапов ее становления. В связи с этим весьма актуальна попытка конкретизации содержания культурно-ландшафтного подхода как методологической основы настоящего исследования.

В первом приближении он видится как совокупность культурологических и географических представлений и формулируется у пишущих на эту тему авторов как культурно-географический. В частности, существует его определение как общегеографического научного подхода, «позволяющего рассматривать развитие и функционирование геосистем в их диалектическом единстве с пространственными культурными явлениями и процессами, когда сама культура выступает как результат развития территориальных систем, определяет их направленность, служит важнейшим критерием их эффективности» (Дружинин, 1994).

В свою очередь, культурно-ландшафтный подход можно обозначить как разновидность культурно-географического подхода. Посредством последнего геокультурные процессы (культурогенез) изучаются на основе ландшафтных моделей.

Важно отметить существование двух направлений развития культурно-ландшафтного подхода в соответствии с предметными областями, в рамках которых изучается культурный ландшафт, – физико-географического и общественно-географического. В рамках последнего выполнена основная часть настоящего исследования культурных ландшафтов Северного Кавказа. Рассмотрим его составляющие – культурологическую и географическую.

Культурологическая составляющая базируется на широком понимании культуры как средства (способов) реализации человеческой деятельности. Культура вкладывается во весь спектр общественных отношений (производственные, политические, правовые и др.), а также в собственно социальную структуру (социально-исторические общности различного типа). При изучении географической организации культуры используются представления о структуре культуры и ее компонентах, сложившиеся в этнографии.

Особый интерес для культурно-ландшафтных исследований представляют разработки этнографов и культурологов по проблеме локальных (региональных) культур, этноэкологические концепции. В качестве концептуальных заделов здесь можно назвать и представление о цивилизациях и их взаимодействии, теорию модернизации.

Географическая составляющая включает познавательные средства, обеспечивающие ландшафтную интерпретацию феномена культурогенеза как объекта географического исследования. В качестве фундаментальных категорий рассматриваются понятия «географическое пространство» и «ландшафт». Производными от этих категорий становятся понятия «геокультурное пространство» и «культурный ландшафт».

В настоящее время формируется качественно новый уровень понимания традиционного географического подхода, который определяется Н. В. Калединым (2008) как деятельностно-геопространственный. Его методологическое ядро составляет единство синергетических представлений об обществе как о самоорганизующейся посредством разнообразной адаптивно-адаптирующей деятельности системе и о географическом пространстве как специфическом географическом явлении.

В отечественной культурной географии используется весь комплекс наиболее значимых свойств, атрибутов и методов изучения геопространства (Преображенский, 1993, Алаев, 1983). Оно синтезируется из совокупности разнородных объектов культуры (мест) как географических индивидуумов, обладающих функциональной целостностью, индивидуальностью, неоднородностью, комплексностью, динамичностью, феноменологичностью с субъект-объектным характером его формирования, поскольку в его структуре определяющее значение имеют идеальные, духовные элементы.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.