WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |

Стальгевич) предлагают выделить их в особую группу.[36] С. ф. Кечекьян вообще не признает состояние юридическим фактом, указывая, что значение юридического факта имеет не состояние само по себе, а те изменения, которые в нем происходят.[37] Наиболее правильную позицию в этом вопросе занимают те авторы, которые рассматривают состояния в качестве юридических фактов и при том выделяют их в особую группу юридических фактов. Было бы неверно отрицать за состоянием как таковым значение юридического факта. Так, состояние в браке, состояние в родстве сами по себе вызывают определенные правовые последствия, а следовательно, имеют значение длящихся юридических фактов. В то же время состояния должны быть выделены в особую группу юридических фактов, поскольку они могут иметь как волевой (состояние в браке, состояние дезертирства), так и неволевой характер (состояние в родстве).[38] Действия как юридические факты могут быть подразделены на правомерные и неправомерные, или правонарушения. М. М. Агарков предложил наиболее полную в советской литературе классификацию правомерных юридических действий, разделив их на три основные группы: юридические акты, юридические поступки и действия, создавшие предусмотренный нормами права объективированный результат. Под юридическими актами М. М. Агарков понимал правомерные действия, направленные на установление, изменение или прекращение правоотношений; под юридическими поступками–правомерные действия, которые направлены на признание фактов или уведомление о фактах прошлых, настоящих и будущих и которые вызывают юридические последствия, независимо от того, были ли эти действия направлены на указанные последствия или нет; наконец, к третьему виду правомерных действий автор относил действия, создавшие предусмотренный нормами права объективированный результат.[39] За истекшие годы в предложенную М. М. Агарковым классификацию правомерных действий было внесено немало поправок. Так, С. И. Вильнянский [36] См. А. К. Сталъгевич. Некоторые вопросы теории социалистических правовых отношении. «Советское государство и право», 1957, № 2» сто 31- С. И. Вильнянскии, ук.

соч., стр. 84–85.

[37] С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 173–174.

[38] Мы предпочитаем говорить именно о состояниях, а не о юридических обстоятельствах, поскольку термин «состояния» наилучшим образом выражает длящийся характер объединяемых этим термином юридических фактов.

[39] См. Теория государства и права. Макет. 1948, стр. 508, 512, 513.

[40] См. С.И. Вильнянский, ук. соч., стр. 85.

придерживается двучленной классификации правомерных действий, относя юридические поступки и действия, создавшие объективированный результат, к одной группе.[40] С. Ф.

Кечекьян вообще не признает за юридическими поступками, которые он именует юридически релевантными действиями, значения юридических фактов. К юридическим фактам С. Ф. Кечекьян относит юридические акты и результативные действия, понимая под последними то же, что М. М. Агарков понимал под действиями, создавшими объективированный результат.[41] Некоторые авторы вообще не склонны квалифицировать действие, создавшее объективированный результат, например, научное произведение, как действие юридическое.[42].

Нам представляется, что предложенная М. М. Агарковым классификация правомерных юридических действий выдержала испытание временем и нуждается лишь в частных поправках. Ни у кого не вызывает сомнений необходимость выделения в особую группу правомерных действий юридических актов, характерным признаком которых является направленность воли лица, их совершающего, на достижение определенных правовых последствий. В гражданском праве к юридическим актам относятся сделки, в.административном праве– административные акты.

Оправдано выделение в особую группу правомерных действий и юридических поступков.

Отметим лишь, что, давая определение юридического поступка, М. М. Агарков чрезмерно сузил это понятие, ограничив его признанием фактов или уведомлением о фактах. Более точное определение юридического поступка дал О. А. Красавчиков. Автор определяет юридический поступок как «... правомерное действие, с которым нормы права связывают юридические последствия, независимо от того, было ли направлено действие на указанные последствия или нет».[43] Утверждение же С. Ф. Кечекьяна, будто юридический поступок не имеет значения юридического факта, хотя и является юридически релевантным действием, ни на чем не основано.[44] Чтобы убедиться в научной несостоятельности этого тезиса, достаточно обратиться к действиям, которые сам С. Ф.. Кечекьян приводит в качестве примера [41] См. С.Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, с. 158-167, 175176.

[42]Гордон. Советское авторское право. Госюриздат, М. 1955, стр. 31; ср. В. И.

Серебровский. Вопросы советского авторского права. Изд. АН СССР. М., 1956, стр. 62.

[43] О. А. Красавчиков, ук. автореферат, стр. [44] См. С.Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 1б3–164.

поступков. Классическим примером юридического поступка может служить признание должником своего долга, прерывающее течение исковой давности. Действие это относится к юридическим поступкам потому, что предусмотренные законом правовые последствия (перерыв исковой давности) наступают независимо от того, было ли направлено это действие на указанные последствия или нет. В то же время это действие является юридическим фактом, ибо его совершение повышает обеспеченность правоотношения исковой защитой.[45] Наконец, вполне оправдано выделение в качестве особой группы юридических фактов правомерных действий, создавших предусмотренный нормами права объективированный результат. Из того, что при совершении таких действий (например, при создании произведения) закон не требует от субъектов права дееспособности, вовсе не следует, что эти действия являются юридически безразличными. А. К. Юрченко с полным основанием рассматривает творческую деятельность в качестве юридического факта, порождающего изобретательское (и авторское, добавим мы от себя) правоотношение.[46] Во многих случаях для возникновения правоотношения недостаточно наступления единичного юридического факта;

необходимо, чтобы наступила совокупность юридических фактов, которая носит название юридического состава.[47] Таким образом, юридический состав – это совокупность юридических фактов, с наличием которых норма права связывает возникновение, изменение или прекращение правоотношения. С. Ф. Кечекьян выступает против отождествления всего фактического состава, предусмотренного гипотезой правовой нормы, с юридическим фактом.[48] Нам представляется, однако, что для такого разграничения фактического состава и юридического факта нет оснований. Ошибка С. Ф.

Кечекьяна связана с недооценкой им значения юридических составов в образовании правоотношений. Так, к юридическим фактам, вызывающим [45] В качестве другого, не менее типичного, примера юридического поступка можно привести действие по передаче имущества (вещей, денег) бывшему управомоченному по истечении срока исковой давности (ст. 47 ГК). Действие это, будучи правомерным, не может быть отнесено к сделкам, поскольку последствия, указанные в законе, наступают независимо от того, входило ли достижение этих последствий в намерение лица при совершении действия.

[46] См. А.К. Юрченко. Объект изобретательского права. Очерки по гражданскому праву.

Изд. ЛГУ, Л., 1957, стр. 227.

[47] Термин «юридический состав» в советской литературе ввел в научный обиход О. А.

Красавчиков (см. его автореферат, стр. 5).

[48] См. С.Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 160–163, 173–174.

в своей совокупности обязанность освободить специальное жилой помещение (ст. 171-а ГК), следует отнести не только прекращение трудовых отношений, как полагает С. Ф.

Кечекьян, но также то, что занимаемое помещение является служебным, предоставлено работнику, обязанному по характеру своих функций проживать по месту работы, наймодателем заявлено требование об освобождении помещения и с момента заявления этого требования истек месячный срок.[49] Именно эти обстоятельства в своей совокупности и образуют юридический состав, вызывающий прекращение жилищного правоотношения.

Более сложен вопрос, вызывает ли правовые последствия наступившая часть юридического состава до наступления остальной его части. О. А. Красавчиков полагает, что наступление одного или нескольких элементов юридического состава до того, как процесс накопления юридических фактов полностью завершен, имеет значение лишь с точки зрения будущих правовых последствий.[50] Иначе к разрешению этого вопроса подходит О. С. Иоффе, который считает, что определенные правовые последствия, хотя и незавершенные, наступают уже с появлением части юридического состава. В качестве примера таких незавершенных правовых последствий О. С. Иоффе приводит состояние связанности, которое вызывает офферта на стороне офферента.[51] Наступление части юридического состава лишь тогда вызывает действительные правовые последствия, когда одним из элементов состава является правоотношение. В остальных случаях наступившая часть юридического состава – и здесь мы согласны с О. А. Красавчиковым – создает лишь возможность движения правоотношения в будущем.

Глава II. Понятие правоотношения.

1. Определение правоотношения В советской юридической науке правоотношение определяют обычно как регулируемое или урегулированное правом общественное отношение, участники которого выступают как носители прав и обязанностей. Это определение имеет по крайней мере два существенных недостатка. Оно, во-первых, не позволяет разграничить правоотношение и то общественное отношение, которое лежит в его основе, и, во-вторых, не дает ответа на вопрос, для чего вообще возникает правоотношение, какую служебную роль в процессе воздействия норм права на поведение людей выполняет правоотношение.

[49] См. п. 25 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 12 декабря 1940 г. ГК РСФСР, 1957, стр. 188.

[50] См. О. А. Красавчиков, ук. автореферат, стр. 5.

[51] См. О. С. Иоффе. Правоотношение по советскому гражданскому праву, стр. 123.

Пример незавершенных правовых последствий из наступления части юридического состава, который приводит О. С. Иоффе, неудачен. Офферта и акцепт–элементы единого юридического факта–договора. Поэтому в примере, приведенном О. С. Иоффе, юридического состава вообще нет.

С. Ф. Кечекьян правильно обратил внимание на то, что господствующее определение «...

не выражает в достаточной мере надстроечного характера правоотношений».[1] Несколько иначе к критике традиционного определения подходит М. П. Карева. Она указывает, что вследствие своей неполноты определение правоотношения как общественного отношения, урегулированного нормой права, позволяет сделать вывод, будто «... и те фактические общественные отношения, которые, являясь базисными отношениями, опосредствуются правоотношениями, тем самым обращаются в надстроечные отношения, [1] С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 18; Его же.

Нормы права и правоотношения. «Советское государство и право», 1955, № 2, стр. 24.

в то время как в действительности это исключено».[2] Важно. однако, подчеркнуть, что, по мнению обоих авторов, в общем определении недостаточно отражена специфика правоотношений как особых идеологических отношений, которые не сливаются с лежащими в их основе фактическими общественными отношениями, а выступают в качестве формы этих отношений.

Защищая традиционное определение от участившихся нападок, О. С. Иоффе утверждает, что о правоотношении можно говорить в двояком смысле: имея в виду либо «... единство его экономического содержания и юридической формы, и тогда оно охватывает как область базиса, так и область надстройки», либо «... только его юридическую форму, и тогда перед нами идеологическое отношение, целиком включающееся в область юридической надстройки».[3] Этот тезис явно ошибочен. Верно, конечно, что содержание идеологической надстройки общества определяется лежащим в ее основе экономическим базисом. В этом смысле каждое надстроечное явление действительно выступает как форма экономического содержания. Однако, будучи формой экономических отношений, надстроечные явления сами обладают присущим им особым содержанием и формой, закрепляющей это содержание. Между тем, идя по пути О. С Иоффе, пришлось бы признать, что каждое надстроечное явление есть единство базиса и надстройки, что ведет к отказу от четкого разграничения материальных и идеологических общественных отношений. Поэтому о правоотношении можно говорить лишь как о форме лежащего в его основе общественного отношения, что обязывает, как мы увидим в дальнейшем, раскрыть содержание и форму самого правоотношения.

С. Ф. Кечекьян определяет правоотношения как «...особые идеологические отношения, возникающие в результате воздействия права на поведение людей и представляющие собой связь прав одного лица с корреспондирующими ему обязанностями другого лица».[4] В этом определении четко выражен надстроечный характер правоотношений как особых идеологических отношений. Однако в нем не устранен другой существенный недостаток господствующего определения, а именно, не раскрыта служебная роль самого правоотношения. С. Ф. Кечекьян как будто склоняется к тому, что служебную роль в регулировании общественных отношений выполняют не [2] М. П. Карева, С. Ф. Кечекьян. О социалистических правоотношениях. Тезисы докладов. М., 1956, стр. [3] О. С. Иоффе. Спорные вопросы учения о правоотношении, стр. 25.

[4] «Советское государство и право», 1956, № 3, стр. 130 (доклад-С Ф. Кечекьяна).

только нормы права, но и правоотношения. Так, он указывает, что регулирующее воздействие норм права на общественную жизнь осуществляется через правоотношения, что регулирующее значение имеют как нормы права, так и правоотношения.[5] В то же время автор многократно подчеркивает, что правоотношения возникают как результат воздействия норм права на поведение людей.[6] В связи с этим служебная роль по регулированию общественных отношений, выполняемая правоотношениями, остается у С. Ф. Кечекьяна нераскрытой.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.