WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |

Из этих положений следует, что, во-первых, субъективные права непосредственно из правоспособности возникнуть не могут, поскольку правоспособность есть лишь абстрактная предпосылка правообладания, суммарное выражение всех допускаемых правопорядком субъективных прав и обязанностей; для возникновения субъективного права необходимо, чтобы наступил юридический факт, предусмотренный гипотезой правовой нормы; во-вторых, субъективные права не составляют содержания правоспособности; в-третьих, всякое субъективное право является элементом правоотношения, вне правоотношения субъективное право существовать не может; вчетвертых, как субъективное право, так и правомочие, буду- чи юридически обеспеченными возможностями поведения субъекта в конкретном правоотношении, являются реализацией абстрактных возможностей правообладания, заложенных в правоспособности. Если субъективное право состоит из одного правомочия, понятия субъективного права и правомочия тождественны; если же субъективное право состоит из нескольких правомочий, то каждое из них выступает в качестве дробной (составной) части субъективного права.

В то же время против изложенных выше взглядов на соотношение нормы права, правоспособности, юридического факта, правоотношения, субъективного права и правомочия было выдвинуто немало существенных возражений. Так, П. Е. Недбайло утверждает, что «... значение субъективного права в социалистическом обществе не сводится только к элементу правоотношений. Оно определяет собой правовой статус советского гражданина».[1] Сходную позицию занимает Ц. А. Ямпольская, по мнению которой «конкретное право советского гражданина в своем развитии проходит три важнейшие стадии:

I. Стадия правоспособности–потенциальное состояние субъективного права.

II. Возникновение субъективного права, как такового, благодаря наличию определенных юридических фактов. Эти субъективные права образуют правовой статус гражданина.

III. Реализация субъективного права, т. е. стадия правомочия в конкретном правоотношении, стадия притязания».[2] Л. С. Явич также считает, что субъективное право выходит за рамки правоотношения, и возражает против сведения субъективного права к одним лишь правомочиям субъектов правового отношения. По мнению Л. С. Явича, в понятие субъективного права в широком смысле входит их правоспособность, определяющая правовой статус граждан, государственных и общественных организаций.[3] Д. А. Керимов возражает против отождествления субъективного права с правомочием как одним из элементов конкретного правоотношения. Правомочие Д. А. Керимов рассматривает как реализацию субъективного права в действиях лица,. вступившего в конкретное правоотношение.[4] [1] П. Е. Недбайло. Применение советских социалистических правовых норм.

Автореферат докт. дисс. М., 1956, стр. 8.

[2] Ц. А. Ям польская. Субъекты советского административного права, стр. 32.

[3] См. Л. С. Явич. Советское право – регулятор общественных отношений в 1СССР, стр.

74, 88–90.

[4] См. Д. А. Керимов. Обеспечение законности в СССР. Госюриздат, М., 1956, стр. 26.

С. Ф. Кечекьян отмечает, что из нормы права для лица может следовать определение общей и специальной правоспособности, установление обязанностей без корреспондирующих им прав, субъективных прав, еще не конкретизированных в правоотношении или иным способом, и, наконец, образование правоотношений.

Юридические факты, по мнению С.Ф.Кечекьяна, не могут рассматриваться в качестве обязательной предпосылки возникновения всех прав и обязанностей. Права и обязанности, в частности, права, предоставляемые всем и каждому, могут следовать для субъектов права непосредственно из нормативных актов. В тех случаях, когда правам гражданина корреспондируют обязанности неопределенного множества пассивно обязанных субъектов, права оказываются шире правомочий по данному правоотношению.[5] Таким образом, С. Ф. Кечекьян, во-первых, допускает возникновение субъективных прав и обязанностей непосредственно из нормативного акта, без юридического факта и, во-вторых, считает, что содержание субъективного права может быть шире правомочий лица в данном правоотношении.

Наконец, Д. М. Генкин предлагает различать три способа правового регулирования отношений между людьми и, соответственно этому, три вида субъективных прав:

1) норма права реализуется через правоотношение, что характерно для относительных субъективных прав. В этом случае субъективное право возникает при наличии юридического факта и является элементом правоотношения. Субъективному праву корреспондирует обязанность другого участника правоотношения;

2) субъективное право возникает при наличии юридического факта, предусмотренного нормой права, однако конкретного правоотношения между конкретными лицами здесь нет. Такая форма правовой связи между людьми имеет место тогда, когда обязанности, соответствующие субъективному праву, носят всеобщий характер. Таким образом, в этом случае субъективное право не является элементом правоотношения;

3) субъективное право и соответствующая ему абсолютная обязанность всех могут возникнуть непосредственно из норм права, без какого-либо юридического факта. Такая форма правовой связи между людьми имеет место тогда, когда всеобщий характер носят не только обязанности, но и субъективные [5] См. С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 19, 25, 31–32, 34, 62, 65, 67, 151, 169–170.

права. И в этом случае правоотношение невозникает, а потому субъективное право не является его элементом.[6] Таким образом, и Д. М. Генкин допускает, во-первых, возникновение субъективных прав и обязанностей непосредственно из норм права, без юридического факта и, во-вторых, существование субъективного права вне правоотношения.

Итак, общим для всех рассмотренных выше взглядов является попытка вывести субъективное право за рамки правоотношения, рассматривать субъективное право вне правоотношения.

В то же время некоторые авторы продолжают отстаивать традиционное учение от участившихся нападок. Так, А. В. Мицкевич указывает, что необходимо всегда учитывать грань между правоспособностью как общей предпосылкой субъективного права и конкретным субъективным правом. Правовой статус советских граждан, по мнению А. В.

Мицкевича, определяется их правоспособностью, а не субъективными правами и обязанностями. Основные права граждан, как права по отношению к государству, являются элементами правоспособности.[7] Нам представляется, что нет достаточных оснований отказываться от традиционного учения о соотношении нормы права, правоспособности (правосубъектности), юридического факта, правоотношения, субъективного права и правомочия.

Ни одно субъективное право не может возникнуть непосредственно из нормы права, без наступления предусмотренного нормой юридического факта. В качестве примера субъективных прав, возникающих непосредственно из закона, приводят обычно конституционные права советских граждан. Между тем конституционные права при наличии у гражданина соответствующей правоспособности (политической, административной, трудовой и т. д.) возникают первоначально в качестве элементов последней и лишь с наступлением предусмотренных законом юридических фактов переходят в состояние субъективных прав.

Так, с достижением трудового совершеннолетия право на труд возникает на стороне гражданина лишь в качестве элемента правосубъектности. Субъективным правом право на труд становится лишь тогда, когда гражданин вступает в конкретное правоотношение в качестве рабочего или служащего или в качестве члена кооперативной организации (колхоза, [6] См. Д. М. Генкин. Право собственности как абсолютное субъективное право.

«Советское государство и право», 1958, № 6, стр. 97–98.

[7] См. А. В. Мицкевич. Некоторые вопросы учения о субъективных правах.

«Правоведение», 1958, № 1, стр. 34–36.

промартели). Признанием конституционных прав советских граждан элементами правоспособности не только не умаляется их значение, а как раз напротив, подчеркиваются их всеобщность и гарантированность всякому и каждому.

При определенных обстоятельствах субъективное право может возникнуть и тогда, когда соответствующие органы или другие граждане препятствуют носителю правосубъектности реализовать ее в пределах и в порядке, установленных законом. Так, право гражданина на неприкосновенность личности, до тех пор пока никто не нарушает его, существует как элемент политической правоспособности гражданина. Если же право гражданина на неприкосновенность личности будет противоправно нарушено органом государства или другим лицом, то на стороне потерпевшего возникнет субъективное право требовать от органов государства защиты нарушенного права и устранения последствий правонарушения.

Для марксистской теории права принципиально неприемлемо утверждение о возможности существования прав без корреспондирующих им обязанностей и обязанностей без прав. В неразрывной связи и взаимообусловленности прав и обязанностей и выражается прежде всего общественный характер отношений, опосредствуемых правам. Но если субъективное право немыслимо без корреспондирующей ему обязанности, возложенной либо на конкретное лицо, либо на неопределенное множество пассивно обязанных субъектов, подчиненных данному правопорядку, то субъективное право немыслимо к вне правоотношения, ибо последним – не углубляясь в содержание этого понятия – мы называем такую форму общественной связи между людьми, в которой правам одних лиц.

соответствуют обязанности других.

Наконец, нельзя согласиться с тем, что правомочие является стадией реализации субъективного права в правоотношении. Приведем элементарный пример. В силу ст. ГК. собственнику принадлежит в пределах, установленных законом, право владения, пользования и распоряжения вещью. Таким образом, в силу прямого указания закона содержание права собственности, как юридически закрепленной за собственником меры возможного поведения в правоотношении собственности, образуют три правомочия:

владение, пользование и распоряжение. Каждое из этих трех правомочий является юридически закрепленной за собственником мерой возможного поведения, а отнюдь не реализацией права собственности.

Осуществлением права собственности является не само наличие у собственника правомочий по владению, пользованию и распоряжению, из которых как раз и слагается право собственности, а только их реализация. Не случайно поэтому утверждение Д.А.Керимова, будто правомочие является реализацией субъективного права в действиях лица, вступившего в конкретное правоотношение, встретило возражения даже со стороны тех, кто выносит субъективное право за рамки правоотношения и считает, что субъективное право шире правомочия.[8] Что же касается правового статуса советских граждан, то самая постановка вопроса, чем он определяется (правоспособностью или субъективными правами и обязанностями), кажется нам неверной. Правовой статус советских граждан определяется и правоспособностью, и возникшими на ее основе в результате наступления юридических фактов, предусмотренных правовой нормой, субъективными правами и обязанностями, образующими в своем единстве правоотношения.

[8] См. С. Ф. Кечекьян. Правоотношения в социалистическом обществе, стр. 33–34; Л. С.

Яви ч. Советское право – регулятор общественных отношений в СССР", стр. 90, прим 2-е Глава V. Субъективный состав правоотношения.

1. Абсолютные и относительные правоотношения Все правоотношения по их субъектному составу подразделяются на абсолютные и относительные. Абсолютным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит неопределенное множество пассивно обязанных субъектов. В качестве типичного примера абсолютного правоотношения приводят обычно правоотношение собственности. Относительным называется правоотношение, в котором управомоченному лицу противостоит конкретно обязанное лица, Обязанности в относительном правоотношении могут состоять не только в воздержании от действий, но и в совершении определенных положительных действий. В качестве типичного примера относительного правоотношения приводят обычно обязательственное правоотношение между кредитором и должником, между потерпевшим и причинителем вреда.

Такова наиболее распространенная классификация правоотношений по их субъектному составу. В советской юридической литературе деление правоотношений на абсолютные и относительные получило наиболее глубокое научное обоснование в монографическом очерке В. К. Райхера «Абсолютные и относительные права».[1] [1] См. В.К. Раихер. Абсолютные и относительные права (К проблеме деления хозяйственных прав). Известия экономического факультета Ленинградского политехнического института, вып. I (XXV), Л., 1928.

В то же время некоторые авторы выступают против деления правоотношений на абсолютные и относительные. Так, С. И. Аскназий писал, что «...правоотношениями могут считаться лишь конкретные экономические или иные отношения, урегулированные правом». На этом основании автор приходил к выводу, что «...вещные права (собственность) лица открывают перед ним лишь возможности многообразных правоотношений с любым другим участником гражданского оборота»[2] Таким образом С. И. Аскназий склоняется к тому, что до вступления собственника в обязательственные правоотношения с конкретными лицами либо до нарушения права собственности, последнее нельзя рассматривать как элемент правоотношения. Более того, из некоторых суждений автора может быть сделан вывод, что право собственности, как таковое, он вообще не относил к числу субъективных прав, а рассматривал лишь как определенный момент в развитии гражданской правоспособности.[3] С наиболее развернутой критикой классификации абсолютных и относительных правоотношений выступил Д. М. Генкин. Взгляды Д. М. Генкина по этому вопросу претерпели существенную эволюцию, рассмотрение которой само по себе представляет известный научный интерес. В Учебнике гражданского права (1950) Д. М. Генкин еще не отходит от деления гражданских прав на абсолютные и относительные. При этом речь идет у него именно о классификации правоотношений. Так, право собственности автор относит к абсолютным правам в том смысле, что обязанным субъектом в правоотношениях собственности являются не конкретные лица (как это имеет место в обязательственных правоотношениях), а неопределенное число лиц, окружающих собственника.[4] Однако в докладе о классификации гражданских прав (1949) Д. М.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 || 13 | 14 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.