WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |

Уголовный процесс состоит из относительно самостоятельных, но объективно взаимосвязанных уголовно-процессуальных производств.

Понятие тех или иных уголовно-процессуальных ситуаций может быть сформулировано в зависимости от конкретного вида производства и объективных условий, в которых оно осуществляется. Общее у следственных, судебных и экспертных ситуаций то, что они могут возникать и осуществляться лишь после возбуждения уголовного дела. В силу этого мы полагаем, что доследственные ситуации целесообразно рассматривать в качестве одной из разновидностей оперативно-розыскных ситуаций.

А.Ф. Облаков выделяет так называемые “криминалистические ситуации”, хотя фактически именует ими ситуации следственные2.

И.А. Копылов отмечает, что “... термин “следственная” не совсем удачен, поскольку допускает возможность двойственного толкования:

ситуация, складывающаяся в процессе следствия, и ситуация - в которой оказывается следователь. Правильнее было бы именовать ситуацию криминалистической”3.

Следует отметить, что неоднозначность применяемой терминологии ведет к неоправданному смешиванию разнородных понятий и тем самым существенно затрудняет их научное и практическое использование.

Зеленецкий В.С. Доследственные ситуации в советском уголовном процессе // Следственная ситуация. М., 1985. С. 30-33.

Облаков А.Ф. Криминалистическая характеристика преступлений и криминалистические ситуации. Хабаровск, 1985. С. 56.

Копылов И.А. Следственная ситуация и тактическое решение. Волгоград, 1988. С.3.

Мы предлагаем все ситуации, изучаемые криминалистикой, систематизировать следующим образом. Предварительно, в зависимости от сферы их возникновения выделить ситуации, возникающие:

1) в криминальной деятельности;

2) в практике борьбы с преступностью;

3) в самой криминалистической науке.

Ситуации, в которых готовится, совершается и скрывается преступление, считаем целесообразным именовать ситуациями криминальной деятельности (представленные соответственно: предкриминальной, собственно криминальной и посткриминальной ситуациями).

В свою очередь, ситуации, возникающие в период расследования и рассмотрения уголовных дел, обозначим как ситуации следственнопоисковой и судебной деятельности (имеющие в своем составе: следственную, экспертную, оперативно-розыскную и судебную ситуации).

Родовым понятием обозначенных выше ситуаций будет понятие “ситуации, изучаемые криминалистикой”.

Кроме того, внутри каждого типа и класса ситуаций также можно выделить свои виды ситуаций1.

Криминальные ситуации.

Кроме того, в предмет криминалистики включается и криминальная деятельность, поскольку обстоятельства познаваемых в уголовном процессе событий как криминальной, так и некриминальной природы имеют значение для установления истины и принятия оптимальных и целесообразных правовых и криминалистических решений.

Криминальные ситуации объединяют действия преступника на различных этапах: это и подготовка к преступлению, и непосредственно само преступное деяние, это и действия преступника и иных лиц по уничтожению или сокрытию следов преступления.

Ситуации криминалистической науки.

Кроме того, различные по своему состоянию ситуации могут возникать и в самой криминалистической науке, которые также необхоСм. подобные классификации в соответствующих главах настоящей работы (2.2, 2.3).

димо вовремя правильно диагностировать, грамотно оценивать и своевременно разрешать. Причем разрешаются такие ситуации соответственно учеными-криминалистами на основе анализа практики и теоретических изысканий.

Проблемная ситуация, возникшая в практике борьбы с преступностью, становится объектом научного исследования. В свою очередь, исследование этой проблемной ситуации в науке порождает постановку научной проблемы, основу которой составляет противоречие между знанием о потребностях практики и ее организацией в определенных практических и теоретических действиях и незнанием путей и средств реализации этих действий.

Постановка научной проблемы означает выход за пределы изученного в сферу того, что должно быть изучено. Причем здесь может возникнуть два типа ситуаций.

Во-первых, ситуация, возникающая в процессе научного познания, представленного взаимодействием трех компонентов: субъекта познания (ученого), предмета познания или же объекта познания и средств познания. По сути дела, это есть упрощенный вариант ситуационной модели экспериментальной науки “ученый - средство познания - предмет познания”. В такой модели варианты ситуации обусловлены вариабельностью ее структурных элементов.

Во-вторых, необходимо также выделить и ситуации, которые периодически складываются в самой науке при множестве субъектов - исследователей. Проиллюстрируем последнее следующим примером из криминалистической науки.

В последние годы метод моделирования получил весьма широкое распространение в уголовном судопроизводстве и стал использоваться для решения самых разнообразных задач и проблем. Причем довольно часто ученые стали обращаться к этому методу, исключительно отдавая дань моде и, по сути дела, называя моделями реальные объекты, давно уже изученные в следственной практике. В подтверждение к сказанному рассмотрим весьма небезынтересные цитаты из научной литературы последних лет.

Так, О.Я. Баев отмечает, что “понятие следственной ситуации, которым оперирует криминалистика, есть модель реальной ситуации, возникновение которой возможно при расследовании отдельных видов преступлений”1.

В.В. Клочков и В.А. Образцов считают, что “криминалистическое понятие преступления и криминалистическую характеристику преступления можно рассматривать как типовые информационные модели, состоящие из нескольких частей, также моделей, но более низкого уровня”2.

“... программы подготовки и производства отдельных следственных действий, программы тактических операций и этапов расследования представляют собой специфические мысленные модели перспективного характера”3.

И.Н. Сорокотягин пришел к выводу, что “в сущности, планирование - это мысленное моделирование расследования”4.

И.А. Возгрин утверждает, что “переход в криминалистической методике от описательного способа изложения программ расследования к формализованным моделям в виде алгоритмов последовательности следственных действий представляется важным моментом в совершенствовании частных методик”5.

А В.Н. Кудрявцев и вовсе заключает, что “все наши представления о преступлении - это модели”, подкрепив свой вывод цитатой из раБаев О.Я., Баева Н.Б. Реальные следственные ситуации и их модели // Вопросы совершенствования методики расследования преступлений. Ташкент, 1984. С. 56.

Клочков В.В., Образцов В.А. Преступление как объект криминалистического познания // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1985. Вып. 42. С. 44.

Образцов В.А., Образцов М.В. О соотношении и взаимосвязи криминалистических программ и моделей // Теоретические и практические проблемы программирования процесса расследования преступлений. Свердловск, 1989. С. 2126.

Сорокотягин И.Н. Роль психологических и других специальных познаний в планировании предварительного следствия // Версии и планирование расследования. Свердловск, 1985. С. 10.

Возгрин И.А. О соотношении следственных ситуаций и алгоритмов расследования преступлений // Вопросы профилактики преступлений. Л., 1977. С. 63.

боты философа И.Б.Новика: “...Познать объект - значит построить его мысленную модель”1.

Цитирование подобного рода можно продолжить. В криминалистике моделью стали называть и ситуацию, и план, и программу, и версию. След обуви, кадры видеозаписи следственного действия - тоже, как оказалось, модели.

Таким образом, по мере усиления интереса ученых к проблемам использования моделирования в науке стала складываться парадоксальная ситуация: понятия модели и моделирования в криминалистике оказались расплывчатыми, а критерии применения этого метода неопределенными. Метод моделирования при таком его активном использовании оказался настолько универсальным, что стал выступать чуть ли не в качестве единственного средства познания истины при расследовании преступлений.

Соответственно, чтобы разрешить возникшую проблемную ситуацию в криминалистической науке, потребовалось четко определить, что конкретно следует понимать под моделью, когда и для чего возникают необходимости в применении этого метода в криминалистике и практике борьбы с преступностью2.

Проблемные ситуации в криминалистической науке порождаются самыми разнообразными обстоятельствами: в ходе научного исследования, в результате реализации научных рекомендаций для практического использования, в процессе обобщения следственной, оперативно-розыскной, экспертной и судебной практики. Выявление новых проблем криминалистической науки в значительной степени стимулирует ее развитие, поскольку, как весьма справедливо отметил В.Н.

Карпович, “прогресс знания состоит в постановке, уточнении и решении новых проблем”3.

Кудрявцев В.Н. Взаимосвязь элементов преступления // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1978. Вып. 25. С. 12.

Об этом см. подробнее: Волчецкая Т.С. Моделирование криминальных и следственных ситуаций. Калининград, 1994. С. 5.

Карпович В.Н. Проблема, гипотеза, закон. М., 1980. С.13.

Поэтому важно установить основные пути, которые могут привести к обнаружению новых научных криминалистических проблем, а соответственно и появлению проблемных ситуаций, новых противоречий между фактами и накопленным знанием. Своевременное осознание, правильная оценка и грамотное разрешение проблемных научных ситуаций и позволяют стимулировать теоретические разработки в области криминалистики.

2.2. Ситуации преступной (криминальной) деятельности В процессе расследования конкретного преступления перед следователем стоят две взаимосвязанные задачи: 1) раскрыть преступление, установив основные черты произошедшего события, как бы “определить для себя” что же в действительности произошло; 2) расследовать преступление, то есть при помощи процессуальных средств и методов донести сущность установленного события для другого познающего субъекта (например, для суда).

Однако поскольку на момент расследования преступление в подавляющем большинстве случаев уже не существует в реальной действительности, с целью его познания следователь, на основании имеющейся о преступлении информации, выстраивает в своем сознании информационную модель расследуемого события. Любое преступное событие, имея ситуационную природу, развивается в пространстве и во времени, поэтому для успешной мысленной реконструкции всех деталей преступного события необходимо грамотно и адекватно воссоздать все его составляющие ситуации.

Анализируя отдельные криминологические и криминалистические исследования, можно заметить, что авторы нередко говорят о “ситуации совершения преступления” или об “обстановке совершения преступления”, подразумевая под этим конкретные условия и обстоятельства, в которых произошло криминальное событие. В целях изучения криминалистической характеристики отдельных видов преступлений нужно разработать понятие криминальной ситуации для обозначения системы условий и обстоятельств, локализуемых пространством, временем, материальной обстановкой места происшествия, субъектом преступления и иными компонентами, в которых осуществлялись подготовка, совершение и сокрытие преступления.

В зависимости от имеющейся исходной информации о преступлении можно моделировать преступление последовательно, отталкиваясь от предкриминальной ситуации, выстраивая ситуации в их временной последовательности. Или же, взяв за основу посткриминальную ситуацию, мысленно реконструировать событие как бы назад во времени по типу “обратной раскрутки события”.

Материалы следственной практики, результаты опроса следственных кадров свидетельствуют о том, что следователи нередко затрудняются определить структуру преступления, выяснить механизм следообразования, то есть получить полное и достаточно четкое представление о преступлении как о реальном явлении, что существенно затрудняет криминалистический анализ расследуемого события. В связи с этим некоторыми авторами справедливо высказывается мнение о том, что уже созрели все предпосылки для формирования криминалистической теории преступления (учения о следах преступления), которая давала бы следователям представление о преступлении как целостном реальном явлении, а также указывала бы на закономерности образования материальных и идеальных следов преступления конкретного вида, облегчающих его раскрытие и расследование1.

Полагаем, что результаты разработки теоретических положений о криминальных ситуациях могли бы стать составной частью такого учения.

Исследуя развитие данной проблемы, отметим, что процесс формирования научных представлений о ситуациях, характерных для периода совершения преступления начался сравнительно недавно - 1 См.: Густов Г.А. К разработке криминалистической теории преступления // Правоведение. 1983. № 3. С. 89; Корноухов В.Е., Закатов В.Е. Основы общей теории криминалистики. Красноярск, 1993. С. 23.

лишь в 80-х годах. Причем в подавляющем большинстве случаев вопрос о криминальной ситуации специально никем из авторов не исследовался, а лишь затрагивался ими попутно, при рассмотрении тех или иных проблем.

Так, к примеру, Л.Г.Видонов, исследуя вопросы расследования убийств, совершенных без очевидцев, среди элементов криминалистической характеристики этих преступлений выделил и “криминальные ситуации, предшествующие преступлению”1.

Несмотря на то, что это была едва ли не самая первая попытка осмысления данного феномена и тем уже ценная, подобный подход все же нельзя признать бесспорным, поскольку автор криминалистическое по сути понятие “криминальная ситуация” фактически свел к криминологическому понятию “криминогенная ситуация”. Нам же представляется, что это несколько различные явления и соответственно понятия, а в интересах науки и практики расследования преступлений все же есть смысл в их дифференциации.

Скорее всего криминальную ситуацию следует рассматривать в качестве одного из возможных вариантов развития ситуации криминогенной. Хотя и заметим, что в криминальную перерастает не всякая из криминогенных ситуаций, а лишь та, в которой начинает действовать субъект, имеющий преступные цели или асоциальные установки.

Г.Л. Грановский, рассматривая вопрос о ситуационной экспертизе, подразделил криминальные ситуации на конечную, сложившуюся после события преступления; исходную, которая была до преступления;

и промежуточные, которые формировались на различных этапах преступления. Однако такие ситуации он назвал криминалистическими и отнес к ним часть объектов, составляющих вещную обстановку места происшествия2.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.