WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |

Причем внутри каждой из групп можно выделить и свои подгруппы. Например, в сфере уголовного судопроизводства применяются группы моделей, используемых: а) в следственной деятельности; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной; г) в судебной деятельности.

В зависимости от задач, решаемых субъектом моделирования, следует различать: эвристические, прогностические, ситуационные, а также дидактические модели.

Язык описания модели во многом определяется спецификой самого оригинала, а также задачами модельного исследования. В этом плане можно выделить три основных класса моделей: 1) материальные (подвиды: функционально и пространственно подобные); 2) кибернетические; 3) мысленные (подвиды: формализованные, неформализованные). Причем указанные классы моделей, исследуя прошлое либо будущее, могут соответственно выступать как ретроспективные и перспективные.

В прикладном аспекте особый интерес представляет классификация криминалистических моделей в зависимости от объекта моделирования. Такого рода иерархическая система объектов моделирования позволила бы: определить возможности и пределы использования этого метода в практике расследования преступлений; изучить взаимосвязь и взаимозависимость всех объектов; проследить роль и функциональное значение того или иного объекта в их общей системе.

Что же в криминалистике можно рассматривать в качестве объектов для моделирования, чем представлена их система Основываясь на том, что “криминалистика - это наука, исследующая закономерности преступного поведения, механизм его отражения в источниках информации, особенности деятельности по раскрытию, расследованию и предупреждению преступлений и разрабатывающая на этой основе средства и методы указанной деятельности с целью обеспечения надлежащего применения процессуально-материальных право вых норм”1, можно заключить, что в самом общем плане в качестве объектов криминалистики выступают две взаимообусловленные системы: “преступление” и “расследование”.

Теоретически моделированию могут подлежать все объекты, изучаемые криминалистикой. Соответственно, целесообразно выделять модели, замещающие при исследовании объекты системы “преступление”, (поскольку на момент расследования она уже больше не существует, так как существовала в прошлом), и аналогично - модели системы “расследование”, используемые при решении перспективных задач тактического и стратегического характера.

При анализе больших систем в настоящее время получил широкое распространение системный подход, отличающийся от классического (индуктивного) тем, что последний “рассматривает систему путем перехода от частного к общему и синтезирует (конструирует ее путем слияния ее компонентов, разработанных отдельно. В отличие от этого, системный подход предполагает последовательный переход от общего к частному, когда в основе решения лежит цель, причем исследуемый объект выделяется из окружающей среды”2. Заметим, что важным условием системного подхода является выделение структуры системы - совокупных связей между ее элементами, отражающие их взаимодействие.

Итак, в системе “преступление” можно выделить, в первую очередь, информационную модель расследуемого события, концентрирующую в себе всю совокупность информации о нем. На правах элементов информационной модели расследуемого события можно рассматривать модели таких объектов, как место, время и обстановка совершения преступления, мотив и цель его совершения; орудия, средства и последствия преступления; объект преступного посягательства;

свидетели; способ и механизм совершения преступления.

Вышеназванные объекты могут быть объединены одним пространственно-временным фактором - соответствующей криминальной Криминалистика / Под ред. Н.П.Яблокова. С.6.

Советов Б.Я., Яковлев С.А. Моделирование систем. М., 1985. С.34.

ситуацией, которая и сама является специфическим объектом моделирования в криминалистике.

Свои элементы имеет и система “расследование”. Моделироваться может, во-первых, весь процесс расследования в целом (в этих случаях строится модель процесса расследования). В течение последних лет в криминалистике в рамках криминалистической тактики и методики активно рассматривается идея построения моделей расследования. Информационными моделями процесса расследования преступлений являются, по существу, разработки Г.А.Густова, в которых в качестве элементов модели выступают следственная ситуация и мероприятия, связанные с оптимальными воздействиями на них. Практически все современные разработки в сфере криминалистического планирования также связаны с попыткой создания моделей процесса расследования1.

Во-вторых, моделированию могут подвергаться и такие объекты следственной деятельности, как организация и планирование расследования; тактическая комбинация; следственное действие; тактический прием; а также и следственная ситуация - динамическая ситуация, во многом определяющая процесс и ход расследования всего уголовного дела.

Отмеченные модели (как системы “расследование”, так и системы “преступление”) могут быть как типовыми, так и индивидуальными.

Так, “знания о преступлениях, накопленные теорией криминалистики, выступают в форме типовых моделей преступной деятельности и криминального события. Знания же о преступлении, полученные в процессе практического расследования, выступают в форме индивидуальной модели расследуемого преступления”2.

Придавая моделированию важную роль в расследовании преступлений, мы тем самым вовсе не беремся утверждать то, что моделироСм.: Сыров А.П. Применение сетевого графика при расследовании и организации сложного уголовного дела // Организация работы следователей. М., 1968. Вып. 2. С. 32.

Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Советское государство и право. 1987. № 2. С.63.

вание является главным и единственным познавательным средством в следственной практике. Безусловно, одновременно с моделированием следователь должен активно использовать и другие методы познания, оперировать различными формами отражения и изучения действительности. Поэтому нет смысла без особой необходимости использовать моделирование для объяснения процессов и явлений, уже имеющих традиционные теоретические объяснения и практическое тому подтверждение.

Например, в криминалистической литературе встречаются предложения рассматривать уголовное дело в качестве модели. “Не будет ошибкой рассматривать уголовное дело как особый вид модели - информационный аналог конкретного события”1. “Свое материальное воплощение модель конкретного криминального события и его расследования находит в уголовном деле, в котором, в соответствии с уголовно-процессуальным законом, содержится упорядоченная по делу система доказательств”2.

Рассмотрение уголовного дела в качестве модели криминального события представляется нам в корне неверным. Содержащиеся в уголовном деле такие документы, как опись материалов дела, справка о судимости подозреваемого, характеристики проходящих по делу лиц, полученные с их места работы, отдельные поручения следователя и т.д., без сомнения, к преступлению никакого отношения не имеют, а, скорее, характеризуют процесс его расследования. Таким образом, в уголовном деле отражается информация как о преступлении, так и о его расследовании. Но целесообразно ли рассматривать уголовное дело как модель преступления и его расследования, как это предлагает В.К. Гавло С позиций практика, ведущего расследование, на этот вопрос вряд ли можно ответить положительно. Хотя в целом подход, предлагаемый В.К.Гавло, и может в конечном итоге оказаться целе Лузгин И.М. К вопросу о теории криминалистического моделирования // Актуальные проблемы советской криминалистики. М., 1980. С.53.

Гавло В.К. Методика расследования как особая теоретико-методическая модель - информационный аналог расследования криминальных событий // Проблемы теории и практики борьбы с преступностью. Томск, 1983. С.169.

сообразным при его рассмотрении исключительно с позиций научных исследований.

Продолжая мысль о неоправданной подмене понятий в криминалистике, считаем необходимым остановиться также и на вопросе о соотношении понятий “информационная модель расследуемого события” и “криминалистическая характеристика преступления”. В настоящее время в науке этот вопрос рассматривается авторами неоднозначно: либо указанные понятия отождествляются1 - “по своей природе криминалистическая характеристика является информационной моделью события и поэтому служит его аналогом”2, либо вообще ставится под сомнение целесообразность использования понятия “криминалистическая характеристика преступления”3.

Полагаем, что “информационная модель расследуемого события” и “криминалистическая характеристика преступления” - различные, хотя и взаимосвязанные понятия, необходимость использования в криминалистике каждого из которых очевидна. Оба из них весьма специфичны, имеют в криминалистической науке и следственной практике свое непосредственное назначение и выполняют строго отведенную им роль.

Так, в процессе расследования уголовного дела следователь, выясняя сущность произошедшего криминального события, строит в своем сознании его мысленную модель (так называемую “информационную модель расследуемого события”). Таким образом, информационная модель расследуемого события - это не искусственно соз См.: Еркенов С.Е. Методика расследования незаконного занятия рыбным промыслом. Караганда, 1984. С.6; Лаврухин С.В. Роль криминалистических характеристик и следственных ситуаций в расследовании умышленных убийств:

Автореф. дис.... канд. юрид. наук. Саратов, 1982. С.2-3 и др.

Лузгин И.М. Некоторые аспекты криминалистической характеристики и место в ней данных о сокрытии преступления // Криминалистическая характеристика преступлений. М., 1984. С.26.

Колдин В.Я. Криминалистическое знание о преступной деятельности: функция моделирования // Сов. государство и право. 1987. № 2. С. 66; Белкин Р., Быховский И., Дулов А. Модное увлечение или новое слово в криминалистике (Еще раз о криминалистической характеристике преступления) // Социалистическая законность. 1987. № 9. C. 56-59.

данное теоретическое построение, а результат практического абстрагирования. По мере получения следователем информации о преступлении и лице, его совершившем, эта модель становится более полной и менее схематичной. Информационная модель расследуемого события - именно динамическая система, поскольку ее построение осуществляется параллельно с ходом самого расследования (причем эта система никогда не бывает завершенной в начале следствия). Более того, информационная модель расследуемого события первоначально оценивается как вероятная вследствие неполноты информационного насыщения и лишь по мере расследования приобретает во всех ее элементах или в отдельной части их достоверное знание. Заметим, что вплоть до вынесения по делу приговора построенная следователем информационная модель расследуемого события в целом всегда будет вероятностной, т.е. иметь предположительный характер.

При построении модели конкретного расследуемого события следователь, как правило, опирается на информацию типового характера, содержащуюся в криминалистической характеристике соответствующего вида преступления. Причем криминалистическая характеристика преступления - “это динамическая система (совокупность) соответствующих взаимосвязанных общих и индивидуальных признаков преступления, ярче всего проявляющихся в способе и механизме преступного деяния, обстановке его совершения и отдельных чертах личности его субъекта, данные которой имеют важное значение для разработки методов расследования”1.

С целью решения вопроса о соотношении “информационной модели расследуемого события” и “криминалистической характеристики преступления” проследим генезис последней.

Для создания криминалистической характеристики преступлений определенного вида (что, заметим, является прерогативой ученых криминалистов, а никак не практиков следователей) есть необходимость в обобщении значительного массива уголовных дел соответствующей категории, уже расследованных следователями и рассмотВасильев А.Н., Яблоков Н.П. Предмет, система и теоретические основы советской криминалистики. М., 184. С.116.

ренных судами. Проанализировав конкретное уголовное дело с позиций криминалистики, выделив в нем информацию о субъекте, объекте, месте, времени совершения преступления, его обстановке и механизме (и т.д.), ученый-исследователь (но не следователь!) составляет тем самым индивидуальную криминалистическую характеристику конкретного преступления1. Заметим, что эта индивидуальная характеристика самостоятельного значения не имеет, а является своего рода промежуточным звеном в научном исследовании.

На основе обобщения представительного количества уголовных дел, с учетом выявленных им индивидуальных криминалистических характеристик, исследователь строит обобщенную типовую модель преступлений определенного вида. Подчеркнем, что именно модель, а не типовую криминалистическую характеристику, поскольку для выработки достоверной, однозначно расцениваемой криминалистической характеристики с полученной информацией необходимо провести ряд экспериментов (что с криминалистической характеристикой не производится), таких как выявление закономерностей и случайностей, определение корреляционных связей и вычисление корреляционных зависимостей и т.д. Здесь и обнаруживает себя принципиальная разница между типовой информационной моделью и криминалистической характеристикой преступления, несмотря на имеющуюся общность их структуры, в основу которой положена структура преступной деятельности.

Так, криминалистическая характеристика преступления - замкнутая информационная система, содержащая в себе знание достоверноДалеко не всеми учеными признается существование индивидуальной криминалистической характеристики преступления. В отличие от Н.П.Яблокова, Н.А.Селиванова, Г.А.Густова, большинство авторов (Р.С.Белкин, Л.Я.Драпкин, И.Ф.Герасимов, И.М.Лузгин Л.Д.Самыгин и др.) полагают, что нет и не может быть криминалистической характеристики конкретного преступления. “По конкретному делу следователь решает задачу не конструирования криминалистической характеристики данного преступления, а устанавливает факты, входящие в предмет доказывания”. - Белкин Р.С., Быховский И.Е., Дулов А.В. Модное увлечение или новое слово в науке // Социалистическая законность. 1987. № 9. С.5658.

Pages:     | 1 |   ...   | 16 | 17 || 19 | 20 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.