WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 33 |

Как мы отметили, понятие “модель” охватывает собой объекты с весьма широким спектром признаков, свойств и характеристик.

Именно этим обстоятельством и обусловлены существенные трудности, возникающие при попытках рационального упорядочивания элементов модельного множества в форме определенной классификационной схемы.

Несмотря на ряд предложений по этому вопросу (В.А.Веников, И.В.Новик, В.А.Штофф, Я.Г.Неуймин), в настоящее время в филосоВартофский М. Модели: репрезентация и научное понимание / Пер. с англ.

М., 1988. С.342.

фии пока еще не разработано достаточно развитой, обоснованной, а главное, общепринятой классификации, учитывающей все разновидности используемых человеком моделей. В силу широкомасштабности охвата, с общефилософских позиций это, скорее всего, является задачей трудноразрешимой, хотя в отдельных областях науки создание такой классификационной схемы представляется вполне реальным.

В криминалистике указанный вопрос находится в стадии начальной разработки, на данный момент имеются лишь отдельные попытки систематизации криминалистических моделей по различным основаниям1.

Большинство криминалистов, опираясь на философские исследования, единодушны в том, что первостепенным основанием классификации моделей является способ их построения. Так, разнообразные способы реализации моделирования позволяют выделить следующие его виды (а следовательно, и соответствующие классы моделей):

- материальное (предметное);

- мысленное (идеальное, умозрительное);

- логико-математическое и кибернетическое;

- информационно-компьютерное.

Выделяя разнообразные виды моделирования и классы моделей, вместе с тем подчеркнем и их тесную взаимосвязь. Так, например, связь мысленных и материальных моделей обусловлена тем, что еще до построения модели из какого-либо материала, человек ее обосновывает, рассчитывает, представляет мысленно. “И самый плохой архитектор от наилучшей пчелы с самого начала отличается тем, что прежде чем строить ячейку из воска, он уже построил ее в своей голове. В конце процесса труда получается результат, который уже в начале процесса имелся в представлениях человека, т.е. идеально”2.

См., например: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий: Дис.... канд. юрид. наук. М., 1978. С.11; Лузгин И.М.

Моделирование в расследовании преступлений М., 1980. С.17; Хлынцов М.Н.

Криминалистическая информация и моделирование в расследовании преступлений. Саратов, 1982. С.36.

Маркс К. Капитал // К.Маркс, Ф.Энгельс. Соч. Т. 23. С.189.

Материальные модели используются в следственной практике преимущественно при производстве следственных действий и экспертиз. Этот вид моделирования является наиболее разработанным и в теоретическом аспекте1. Среди материальных моделей можно выделить также и основные подгруппы:

а) геометрически подобные модели (пространственно-подобные), среди которых в криминалистике наиболее часто называют макет и муляж;

б) физически подобные модели, к числу которых можно, к примеру, отнести видеомагнитофонные записи следственных действий, фонограмму голоса человека, используемую в процессе опознания по голосу.

Использование в следственной практике логико-математического, кибернетического, информационно-компьютерного моделирования связано с возможностью широкого внедрения ЭВМ и компьютерной техники в деятельность органов предварительного расследования.

Сущность математического моделирования в криминалистике состоит в трансформации криминалистической проблемы в математическую задачу, ее решение посредством средств математического аппарата, а также криминалистическая интерпретация полученных математических результатов.

“В расследовании можно выявить массу однотипных ситуаций и соответствующих им действий следователя, которые могут быть использованы для создания алгоритма расследования в типичных следственных ситуациях (а в перспективе и алгоритма расследования отдельного вида преступления)”2. Разработка и внедрение таких моделей в следственную практику - важнейшая насущная задача криминалистической науки.

См., например: Герасимов М.М. Восстановление лица по черепу. М., 1955;

Самошина З.Г. Криминалистическое отождествление человека по признакам внешности. М., 1963; Колдин В.Я. Идентификация и ее роль в установлении истины по уголовным делам. М., 1969; Вопросы моделирования в экспертных исследованиях. М., 1973 и др.

Яблоков Н.П. Совершенствование методических основ расследования преступлений // Советское государство и право. 1976. № 2. С.70.

И.М.Лузгин, на наш взгляд, обоснованно полагает, что в качестве особого вида моделирования можно рассматривать реконструкции вещественные и ситуационные. В следственной практике под реконструкцией понимают восстановление, а точнее - воссоздание объектов или ситуаций по останкам, снимкам, описаниям или по другим сохранившимся данным1. К подобного рода моделям можно отнести реконструкцию лица по черепу, изображение преступника, составленное при помощи фоторобота, ИКР. Следственное действие - проверку показаний на месте - также можно рассматривать в качестве одного из вариантов реконструкции криминальной ситуации.

Необходимость в проведении реконструкции нередко возникает и в самых различных следственных ситуациях. Так, при расследовании убийства, совершенного А.Б.Блажисом, для проведения проверки показаний на месте следователю потребовалось восстановить вещную обстановку в комнате, где произошло убийство, поскольку в момент следствия мебель в комнате обвиняемого Блажиса была переставлена.

Используя показания свидетелей, в ходе проведения проверки показаний на месте следователь реконструировал (смоделировал) вещную обстановку места происшествия2.

Следует отметить мысленное моделирование, которое занимает особое место в криминалистике, наиболее распространено в практике расследования, в то время как теоретическая его разработка, по существу, далеко еще не закончена.

На первоначальном этапе расследования практически всегда имеет место информационная неопределенность, которая, создавая логикопознавательные барьеры для следователя, ставит ряд проблем и порождает ряд ситуаций, требующих грамотного их осознания и оперативного разрешения. В силу своих особенностей мысленное моделирование выступает в качестве необходимого познавательного средства, во многом помогающего процессу управления расследованием.

Можно заключить, что создание мысленных информационных моде См.: Лузгин И.М. Реконструкция в расследовании преступлений. Волгоград, 1981. С.5.

Архив Черняховского городского суда Калининградской области. 1986 г.

лей является объективной необходимостью: а) в процессе воссоздания криминального события посредством мысленной реконструкции ситуаций, его составляющих; б) в ходе уяснения сущности следственной ситуации для решения частных тактических задач и определения общих направлений расследования.

Среди мысленных моделей, в свою очередь, выделяют:

1. Образные (иконические, неформализованные) модели, являющиеся по своей форме психическим образом, а в гносеологическом аспекте - одним из средств получения нового знания.

В следственной практике эта группа моделей используется, пожалуй, наиболее часто. Изучение практики показало, что большинство следователей, часто не осознавая используемое ими моделирование как процесс, фактически на всем протяжении расследования создают в своем сознании образные модели и работают с ними (воссоздание общей картины преступления, подготовка к предстоящему следственному действию и др.).

2. Образно-знаковые (символические, частично формализованные) модели, представленные разного рода условными знаками (буквенными или графическими). Многие исследователи подчеркивают, что при затруднениях мысли полезно обращаться к наглядным построениям (знаковым моделям), которые нередко становятся источником идей для новых исследователей. В криминалистике к знаковым моделям можно отнести сетевые графики планирования расследования1, а также выраженные средствами графических построений приложения к протоколам следственных действий, выполняемые в соответствии со ст.141 УПК РСФСР.

В свое время А.Р.Ратинов указал на наличие двух типов мысленных моделей: вероятностых и достоверных2. Отталкиваясь от этого См.: Сыров А.П. О возможностях сетевого планирования в расследовании преступлений // Правовая кибернетика. М., 1970. С.198; Самыгин Л.Д. Графическая форма плана расследования уголовного дела // Вопросы борьбы с преступностью. М., 1971. Вып. 14. С.122.

См.: Ратинов А.Р. Вопросы следственного мышления в свете теории информации // Вопросы кибернетики и право. М., 1968. С.191.

утверждения, И.М.Лузгин отметил, что “вероятностные модели выступают в качестве средства познания, достоверные же являются его результатом и конечной целью”1.

Признавая наличие таких характеристик моделирования, как вероятность и достоверность, мы все же полагаем, что целесообразнее было бы рассматривать их не как типы, а как этапы мысленного моделирования. Поскольку, вероятнее всего, речь в данном контексте идет не о разных моделях, а о трансформации одной и той же модели.

С учетом специфических особенностей расследования, акцентируем также внимание и на двух основных направлениях, в которых могут работать модели: ретроспективном, обращенном в прошлое, и перспективном, обращенном к исследованию событий (обстоятельств, явлений) будущего.

Пожалуй, вышеизложенными положениями и исчерпывается общность предлагаемых криминалистами классификаций моделей.

Переходя к более детальному их рассмотрению, отметим, что И.М.Лузгин, например, предлагает выделять виды моделей в зависимости от сферы их применения в криминалистике. Так, он называет модели, используемые: а) при производстве следственных действий для получения доказательственной информации; б) в экспертной практике; в) в оперативно-розыскной деятельности; г) в организационно-управленческой деятельности2.

Представляется, что перечень сфер применения моделей не во всем бесспорен. При необходимости определить в нем место, к примеру, “информационной модели расследуемого события”, сталкиваешься с затруднениями. Класс моделей, “используемых при производстве следственных действий”, для нее чересчур узок, а класс моделей, “используемых в организационно-управленческой деятельности”, объединяет в себе модели, выполняющие несколько иные функции.

Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. М., 1969. С.115.

Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С.7.

Представляется, что в зависимости от сферы использования в криминалистике, целесообразно выделить модели, применяемые:

а) в следственной практике; б) в сфере оперативно-розыскной деятельности; в) в экспертной практике; г) в судебной деятельности.

Г.А.Густов разработал детальную схему классификации криминалистических мысленных моделей1. По степени выраженности Г.А.Густов выделяет мысленные материализованные модели (зафиксированные в материальных источниках) и нематериализованные. В зависимости от вида моделируемого объекта он различает моделирование событий, действий, процессов; моделирование лиц и предметов. По степени абстрактности различает: модели, воссоздающие единичный объект (конкретного происхождения); типовые модели, среди которых выделяет общую типовую модель, типовую модель отдельного вида преступления, типовую модель отдельного следственного действия.

В указанный перечень типовых моделей, как нам представляется, необходимо добавить типовые модели следственных ситуаций, а также типовые модели личности преступника (с учетом специфики определенных видов преступлений).

В зависимости от объема отражения изучаемого объекта выделяются общие, (отражающие объект исследования в целом) и частные модели (отражающие часть объекта). По точности воспроизведения Г.А.Густов различает вероятностные и достоверные модели.

Свою классификацию криминалистических моделей предлагает и М.Н.Хлынцов. Так, он выделяет модели частные и общие. Согласно этой концепции в разряд общих моделей попадают те, в которых исследуются наиболее существенные вопросы расследования, например общее направление расследования. К частным моделям М.Н.Хлынцов относит такие, в которых исследуются отдельные вопросы, связанные с конкретными предметами. Это, например, модели внешности преступника, его психологических особенностей, взаимоотношений с другими участниками процесса; места происшествия, действия, явле Густов Г.А. Моделирование в работе следователя. Л., 1980. С.17.

ния; производства отдельного следственного действия; мероприятий по предупреждению преступлений. По цели исследования автор выделяет организационные, идентификационные и ориентирующие модели.

Кроме того, в криминалистической литературе можно встретить и перечни подлежащих моделированию объектов. Так, А.И.Баянов полагает, что мысленному моделированию целесообразно подвергать такие объекты, как: а) расследуемое событие в целом или отдельное его обстоятельство (эпизод); б) ситуации следственные и тактические, процесс расследования в целом, а также отдельное следственное действие или ряд действий в одном следственном действии;

в) направления (пути) в расследовании уголовного дела1.

В отличие от А.И.Баянова, называющего объекты системы “расследование”, И.М.Лузгин выделяет объекты системы “преступление”, называя в их числе: различные предметы, разрушенные полностью или частично в результате действий преступника или случайных факторов; обстановку на месте происшествия; следы рук, ног, транспорта и проч.; документы; прижизненный облик потерпевшего; криминальные ситуации и т.д.Пожалуй, этим и исчерпываются имеющиеся на сей день в криминалистике классификации моделей. Опираясь на них, мы полагаем, что при определении классификационных оснований начать следовало бы с выявления основных существенных компонентов самого процесса моделирования, к которым относятся:

1) субъект моделирования;

2) задача, решаемая субъектом при помощи этого метода (заметим, что вне контекста задач понятие модели не имеет смысла);

3) объект моделирования (оригинал);

4) способ моделирования.

Каждый из названных элементов целесообразно рассматривать в качестве самостоятельного классификационного основания.

См.: Баянов А.И. Информационное моделирование в тактике следственных действий: Автореф... дис. канд. юрид. наук. М., 1978. С.11.

См.: Лузгин И.М. Моделирование в расследовании преступлений. С.8.

С учетом субъекта моделирования, а соответственно и сферы использования этого метода можно выделить модели, применяемые:

в криминалистической науке; в сфере уголовного судопроизводства; в криминалистической педагогической практике.

Pages:     | 1 |   ...   | 15 | 16 || 18 | 19 |   ...   | 33 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.