WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 80 |

ГАСО, ф. 645, оп. 2, д. 10, л. 220.

Там же, л. 67.

III Мер ш инс ие на чные чтения И.А. Чуканов, доктор исторических наук, профессор Ульяновского государственного университета БОРЬБА НАРОДНЫХ МАСС ПОВОЛЖЬЯ ПРОТИВ СОЦИАЛЬНО – ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ БОЛЬШЕВИКОВ В 1918 – 1920 ГОДАХ Как известно, народные массы страны в своем большинстве первоначально поддержали большевистский переворот, однако скоро пришло прозрение. В данном исследовании речь идет о борьбе с антинародной политикой большевистского режима именно со стороны рабочих и крестьян, которые, по мнению марксистовбольшевиков, были главной опорой созданного режима, то есть теми слоями населения страны, в интересах которых и замышлялось свержение буржуазного строя в ходе Октябрьской революции. Уже очень скоро рабочие и крестьяне в России, равно как и в Среднем Поволжье, увидели всю направленность советской власти и начали активно протестовать.

После проведения массовой национализации абсолютного большинства промышленных предприятий в результате некомпетентных действий новых директоров, фабрично-заводских комитетов, местных органов власти многие предприятия стали останавливаться. На тех же, которые продолжили работу, вместо полноценной заработной платы рабочие получали ограниченный продовольственный и частично натуральный паек (в виде промышленных товаров). Причем его размеры постоянно снижались, усиливались перебои с его выдачей. Семьи рабочих голодали. В то же время в условиях гражданской войны был значительно увеличен рабочий день, многие работники, которые были объявлены на положении мобилизованных по рудовому призыву, переводились на казарменное положение. Рабочие стали понимать, что если их раньше эксплуатировали капиталисты, то теперь в еще большей степени их эксплуатировало государство. На предприятиях региона начало складываться предзабастовочное состояние.

Вопросы, связанные с проведением забастовок на советских промышленных предприятиях в первые годы советской власти, многие исследователи стремились обойти молчанием либо писали о тех забастовках, которые рабочие организовывали под руководством большевиков в тылу у белых. Первые упоминания о забастовках в литературе, выпущенной до 1985 г., относятся к стачечному движению в Советской России накануне принятия новой экономической политики1. В последнее время появились публикации, авторы которых по-новому, на основе появившихся последних архивных данных рассматривают эту проблему2.

Исследование данного вопроса в регионе показало, что забастовки как форма протеста против неудовлетворительных условий труда или по каким-либо другим причинам имели место. Так, например, широко известна забастовка служащих аптек г. Симбирска против их владельцев. Она была инспирирована местными властями в начале 1918 г. и стала основанием для их последующей национализации3.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян В декабре – январе 1917 – 1918 гг. протестуя против разгона большевиками городских дум, Учредительного собрания и насильственного захвата власти, забастовали служащие государственных учреждений в Самарской, Симбирской и Пензенской губерниях. На ряде предприятий забастовку служащих поддержали и работники администрации предприятий. Ответ новых властей был быстрым и жестким. Объединенный профсоюз служащих – «Бюро единения» – был разогнан, члены его арестованы, все служащие, которые не вышли в указанные властями сроки на работу, были уволены без права последующего восстановления на своих рабочих местах. В другие губернии были разосланы списки «отказников» с тем, чтобы их не принимали на работу и там. Все принявшие в забастовке участники были объявлены «контрреволюционными саботажниками»4. Имели место и попытки организовать забастовки и среди рабочих на промышленных предприятиях региона. В текстильной промышленности Симбирской губернии было несколько попыток организовать забастовку и выдвинуть требования к властям. В конце 1918 г. прошли волнения на текстильной фабрике бывшего фабриканта Шатрова в Сенгилеевском уезде. Рабочие приостановили работу, собрались на митинг и потребовали увеличить нормы натурального и продовольственного пайка. Однако и здесь власти реагировали быстро и четко. Губернская ЧК провела на фабрике аресты зачинщиков. Ими были объявлены старейшие рабочие предприятия – члены партии меньшевиков А. Живописцев и Д. Барабанов. Они были арестованы и расстреляны, а наиболее активные участники митинга были уволены без права восстановления на своих рабочих местах.

В г. Симбирске большой резонанс получила забастовка на патронном заводе в сентябре 1919 г. Недовольные нищенской оплатой труда, постоянными сверхурочными, отсутствием жилья и невозможностью приобрести на заработанные деньги продукты питания рабочие решились на забастовку, остановили производство, собрались на митинг и предъявили требования администрации и местным властям.

Руководство города и губернии обвинило в организации забастовки меньшевиков и эсеров, арестовало наиболее активных рабочих и инженерно-технический персонал – членов этих партий, кроме того, были проведены аресты наиболее активных участников забастовки. Некоторые из арестованных были расстреляны, остальные оказались в концентрационных лагерях. Власти в категорической форме отказались выполнять какие-либо требования бастующих. Все были морально подавлены, забастовка прекратилась. В конце 1919 г. аналогичным образом была подавлена забастовка рабочих Казанского порохового завода.

В Самарской губернии известен факт подавления забастовки рабочих Тимашевского завода Бугурусланского уезда. Здесь также были проведены массовые аресты эсеров и меньшевиков, которых обвинили в контрреволюционной деятельности и организации забастовки, прошли массовые расстрелы недовольных. Таким образом, в сложившихся условиях забастовки стали невозможны, их участники подвергались преследованию и всевозможным репрессиям, семьи лишались продовольственных карточек, само участие в забастовке на советском предприятии приравнивалось к контрреволюционной деятельности. Профессиональные союзы III Мер ш инс ие на чные чтения в этих условиях не только сохраняли нейтралитет, но и часто выступали на стороне администрации. Это еще раз подтверждает то положение, что профессиональные союзы из защитников интересов рабочих перед работодателем все больше превращались в придаток государственной машины, защищающий интересы в первую очередь государства.

В 1920 г. фактов забастовок в регионе практически не было, если не считать забастовки в г. Бугуруслане, однако губернские сводки, которые составляли органы НКВД свидетельствуют, что практически на многих предприятиях региона рабочие на заводах были крайне недовольны своим положением, глухо роптали, особенно в этом году это положение было отмечено в Казанской губернии. По мнению представителей местных органов власти, только активная профилактическая деятельность органов ВЧК по выявлению на предприятиях «агентов мирового империализма» и быстрая расправа с ними не позволили допустить массовые протесты рабочих5.

Огромное недовольство рабочих, в первую очередь высококвалифицированных, вызывало внедрение уравнительной системы оплаты труда, которая подрывала принцип материальной заинтересованности рабочих в результатах своего труда.

Однако и их попытки сопротивляться этому были обречены на провал. Только жестокой карательной политикой коммунистическим властям удалось подавить сопротивление рабочих и поработить их.

Не менее драматично утверждалась коммунистическая утопия в деревне. Она пришла туда вместе с комбедами, продовольственными отрядами, реквизиционными командами и заградительными частями. В последнее время появляется много публикаций, авторы которых обращаются к проблеме массовых восстаний крестьян против советской власти в 1918 – 1921 гг. Одной из главных причин они видят недовольство крестьян проводимой местными властями аграрной политикой6. В ряде работ, вышедших до 1991 г., некоторые авторы, исследуя причины массовых крестьянских восстаний в первые годы советской власти, указывают на антисоветскую пропаганду, проводимую кулаками и прочими врагами советской власти в тылу обороняющихся частей РККА, и часто акцентируют внимание на незначительных перегибах властей, в частности на введении «помольных билетов» в Казанской губернии7.

Безусловно, эти причины также имели место, но не они были определяющими, а именно вся в комплексе проводимая местными властями аграрная политика.

Архивные документы неопровержимо доказывают, что в губерниях Среднего Поволжья восстания крестьян и мятежи против органов и представителей советской власти начались с того момента, когда власти стали проводить массовые реквизиции продовольствия и имущества у населения и жестоко расправляться с непокорными крестьянами. Немалая вина лежит на так называемых комитетах бедноты, которые реквизировали имущество у зажиточных крестьян, выгоняли крестьян из их домов вместе с семьями на улицу, организовывали несанкционированные расстрелы недовольных. В деревне развернулся страшный коммунистический террор, крестьянство было поставлено на грань отчаяния.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Естественно, такая преступная, античеловеческая политика властей не могла не вызвать массовое недовольство крестьянского населения. Постараемся изложить известные и малоизвестные факты. В январе 1918 г. началось массовое антисоветское и антибольшевистское восстание в г. Ардатов Симбирской губернии. Его возглавил эсер Арискин при поддержке вновь избранного горожанами горсовета во главе с Шигаевым. Восставшие создали и вооружили боевую дружину, состоящую из 200 бойцов. Советская власть в городе была свергнута, ее представители разогнаны. В городе было налажено снабжение граждан продовольствием, которое завезли крестьяне окрестных сел, работали коммунальные службы. Только 12 – 13 марта, стянув к городу крупные армейские части, руководство Симбирской губернии сумело подавить восстание. Прошли массовые аресты и расстрелы, все состоятельные горожане, даже не принявшие участия в восстании, были обложены каждый контрибуцией в 500 тыс. руб.В ответ на массовые реквизиции в деревнях начались восстания крестьян. февраля 1918 г. восстали крестьяне с. Старое Погорелово Карсунского уезда Симбирской губернии. Направив туда карательный отряд, властям удалось подавить восстание. В этом же месяце крестьяне разоружили и разогнали в Новоузенском уезде Самарской губернии продотряд. Восстание приняло такие размеры, что для его подавления властям пришлось срочно выделить батальон с пулеметами и двумя орудиями9.

Крестьянские восстания можно условно разделить на три вида. Первый тип – это восстания локально характера, когда восставали крестьяне нескольких сел (или одного села), свергали советскую власть, уничтожали или изгоняли коммунистов и представителей администрации и пытались самоизолироваться от внешнего мира.

Таких восстаний было бесчисленное множество. Второй тип восстаний – это региональные восстания, когда восставали целые уезды, волости. Так, 1 марта 1918 г.

восстали крестьяне Новоузенского уезда Самарской губернии10, одновременно восстали крестьяне всего Николаевского уезда той же губернии. Это восстание подавлял небезызвестный В.Чапаев11.

В то же время в регионе продолжались разрозненные крестьянские восстания. В июне 1918 г. в Карсунском уезде Симбирской губернии восстала д. Трускаевка. Причина одна и та же – неправомерные реквизиции12. Следом произошло восстание крестьян Нагаткинской волости. Эти восстания жестоко подавлялись войсками, при этом не только расстреливались зачинщики и активные участники, но и подвергались расправе члены их семей13. Если в целом характеризовать характер восстаний, то они отличаются стихийностью, разрозненностью, незначительным сопротивлением слабо вооруженных крестьян войскам. В результате они были сравнительно легко подавлены.

Осенью 1918 г. положение в корне изменилось. Восстания все более приобретают региональный характер. 2 сентября 1918 г. в Курмышском уезде Симбирской губернии одновременно восстали 10 волостей. Восставшие захватили в г. Курмыше пороховые и оружейные склады, разгромили здания советов, сожгли казармы вместе с находившимися там красноармейцами, организовали массовые расправы с III Мер ш инс ие на чные чтения партийными и советскими активистами. Число восставших достигло нескольких сотен человек. Со 2 по 5 сентября 1918 г. шли жестокие бои восставших крестьян с превосходящими силами карательных войск. Это восстание было подавлено только при помощи регулярных частей Красной армии, снятых с Восточного фронта14.

В Казанской губернии 25 сентября 1918 г. восстала Аркатовская волость Лаишевского уезда, были уничтожены или изгнаны все члены комбедов, партийные и советские активисты. 14 ноября 1918 г. в Арском уезде восстали 5 волостей, еще в 20 было сильное брожение. Восстание также было с невероятной жестокостью подавлено карательными войсками. Каратели выстраивали пленных крестьян на колени в шеренги и шашками отрубали им головы. Для подавления этого восстания власти также вызывали регулярные войска15.

11 декабря 1918 г. восстание прокатилось по всем волостям Свияжского уезда16.

24 ноября 1918 г. восстали крестьяне всего Алатырского уезда Симбирской губернии и жители г. Алатырь. Для его подавления также были использованы крупные силы Красной армии17. В декабре 1918 г. в Самарской губернии восстали крестьяне Пугачевского уезда18.

Крестьяне пробовали договориться с этой властью, не прибегая к насилию. В декабре 1918 г. в Казанской губернии крестьяне нескольких волостей, доведенные до отчаяния, собрались на митинг с решением предъявить свои требования властям. На митинг и демонстрацию прибыли представители 6 волостей. Это была одна из самых крупных демонстраций протеста мирного крестьянского населения против аграрной политики, проводимой властями. Власти не только отказались удовлетворить требования крестьян, но и направили на подавление и разгон демонстрации карательный отряд, который открыл стрельбу из пулеметов по безоружным людям. В результате было убито и ранено свыше 100 чел., точное число убитых крестьяне скрыли, чтобы не навлечь гнев властей на их родственников19. По сравнению с этими чудовищными расправами Санкт-Петербургский (1905 г.) и Ленский (1912 г.) царские расстрелы выглядят исключительно бледно.

В 1919 – начале 1920 г. происходят восстания крестьян, которые можно отнести уже к третьему типу. Начинаются межрегиональные восстания крестьян, которые объединяют восставших крестьян не только нескольких уездов в одной губернии, но и нескольких губерний. Незаконные реквизиции, контрибуции, повальное взимание «чрезвычайного революционного налога», массовые расправы над непокорными крестьянами настроили подавляющую массу крестьян против советской власти. Их борьба уже приняла хорошо организованный характер.

Pages:     | 1 |   ...   | 64 | 65 || 67 | 68 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.