WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |   ...   | 80 |

Делая вывод из вышесказанного, необходимо отметить, что крестьяне понимали, что одними погромами и захватами улучшения жизни не добиться. Оценивая события 3 – 5 июля, мы видим, что в целом по стране 50 городских, районных и поселковых Советов одобрили действия Временного правительства и лишь 32 Совета его не поддержали57. Безусловно, такое положение дел не устраивало большевиков. Они поняли, что их разрушительная, антигосударственная деятельность перестает пользоваться поддержкой. Крестьяне постепенно начинают прозревать. Российские экстремистские марксисты начинают готовить в деревнях почву для поддержки со стороны крестьянства России готовящегося ими вооруженного мятежа. Главный вдохновитель большевизма В.И. Ленин в своих работах уже в июле призывал крестьян к неповиновению. В статье «Политическое положение» отмечалось, что переход земли к крестьянам невозможен без вооруженного восстания48, «...помещики и крестьяне живут в обстановке кануна гражданской войны»49. Этими выступлениями вождь большевизма подстрекал «темные» силы на вседозволенность и анархию.

Наведенный в начале июля в деревне порядок в земельном вопросе был под угрозой.

К концу июля 1917 г. большевики оправились от волны преследований со стороны Временного правительства и продолжили свою подрывную деятельность в сельском хозяйстве. В конце июля – августа начали поступать сообщения о новых выступлениях крестьянства против помещиков, богатых крестьян. В крестьянском движении углубились и усилились активные формы воздействия на частновладельческие имения. В полном соответствии с экономической программой большевизма в аграрном секторе усилились захваты земель и инвентаря, особенностью было то, что «науськиваемые» крестьяне требовали уже полной организованной конфискации имений50.

В августе количество разгромов помещичьих имений и случаев расправ с помещиками резко возросло. Развитие аграрного движения сопровождалось дальнейшим размежеванием классовых и партийных сил внутри крестьянских комитетов.

Большинство губернских и многие уездные земельные комитеты Среднего Поволжья, где было сильно влияние меньшевиков и эсеров, безоговорочно поддержали адГ манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян министративные мероприятия, направленные на подавление революционного движения. Некоторые местные комитеты для успокоения крестьян шли на ограничения помещичьего землевладения. Другие комитеты использовали инструкцию земельным комитетам, утвержденную правительством от 16 июля 1917 г. Ее в основном и взяли на вооружение губернские органы власти.

Например, Пензенский губернский земельный комитет 27 июля принял инструкцию по упорядочению земельных отношений. Все земли принимались на учет уездными земельными комитетами путем составления описи земель, живого и мертвого инвентаря совместно с администрацией имений. Хозяйственное распоряжение имением полностью оставалось в руках владельца.

Земли, которые по совместному соглашению уездных продовольственных земельных комитетов владелец не мог обработать, передавались уездным земельным комитетам для ведения на них общественного хозяйства или для распределение в аренду крестьянам. При определении количества земли, передаваемой в аренду, уездный земельный комитет должен был учитывать возможность крестьянского двора обработать получаемую землю. Арендная плата определялась по добровольному соглашению арендаторов с владельцами.

Все хуторские, отрубные, крестьянские купчие и арендуемые земли оставались полностью в распоряжении их владельцев. Инструкция предупреждала, что «никакие самовольные захваты каких-либо угодий… не допускаются». Такое упорядочение земельных отношений вполне устраивало хозяйственных крестьян. Вместе с тем нормализация обстановки в деревне, упоминания об этом приводились ранее, которая как воздух нужна была стране, продолжающей находиться в состоянии войны, не устраивала большевиков и контролируемые ими Советы.

Здесь хотелось бы привести полную картину противодействия так называемых революционных сил нормальному решению земельных вопросов и проблем в деревне. Противодействие проявлялось в различных формах: от принятия резолюций до прямого сопротивления администрации. В конце июля контролируемый большевиками исполком Казанского Совета крестьянских депутатов на имя прокурора окружного суда писал о том, что он выполнял и будет выполнять неписаные законы революционного народа и в случаях, когда представители прокурорского надзора привлекают отдельных лиц от волостей и уездов за проведение этого неписаного закона в жизнь51.

Показательно в этом отношении решение схода крестьян Обдинской волости Казанской губернии. Обсудив 13 августа выдвинутое властями против членов волостного комитета обвинение в подстрекательстве к захвату помещичьих земель, сход, возглавляемый левым эсером, постановил: «Так, как земля состоит засеянной почти всей волостью, то ввиду этого мы всем, волостью, если найдем начальство незаконно, пусть привлекают всю волость»52.

В Ядринском уезде Казанской губернии Елашевское сельское общество самовольно вырубило лес общества крестьян Устья. В Свияжском уезде Ивановской волости у хуторянина Разматуллина захватили землю по распоряжению волостного III Мер ш инс ие на чные чтения земельного комитета, имели намерение отнять мельницу. Также массовые незаконные действия имели место в Лаишевском, Чистопольском, Мамадышском, Чебоксарском уездах. В Чебоксарском и Спасском уездах, наоборот, было заметно успокоение ввиду устранения от активной деятельности и передаче судебной власти главнейших агитаторов большевистского направления53.

В Симбирской губернии имение графини Толстой Карсунского уезда разгромлено крестьянами соседних сел: отобрана паровая земля и 1 000 дес. лугов, разграблены хутора, один сожгли, снята лесная стража и часть служащих, произведена беспорядочная вырубка леса, взято из амбаров 8 600 пудов зерна.

Местные власти, в большинстве своем возглавляемые большевиками и левыми эсерами, несмотря на предписание канцелярии Комитета Министерства земледелия по землеустройным делам, содействия в предотвращении беззакония не оказали. Вследствие расхищения запасов корма конский завод и скотоводство погибли54.

Крестьяне продолжали руководствоваться постановлениями земельных комитетов о немедленной передаче земли помещиков и хуторян и игнорировали июльские циркуляры министров Церетели и Пешехонова. Не было спокойствия и в некоторых уездах Саратовской губернии, где в земельных комитетах правили большевики. По распоряжению волостного комитета в имении Гагариных были удалены служащие, захвачены и поделены крестьянами сенокосы и инвентарь55.

Давыдовский волостной земельный комитет передал большую часть земли Пановского монастыря крестьянами деревни Плещеевка56. Камешкирский комитет отобрал у землевладелицы Мотавиловой яровые и паровые земли, запретил ей продавать постройки, скот и дрова. По заявлению помещицы, комитет не признавал распоряжение Временного правительства и руководствовался лишь постановлениями крестьянского съезда57.

Отвергали циркуляры правительства и отдельные земельные комитеты Самарской губернии. Законом они для себя продолжали считать решения II губернского съезда крестьян и проводили их в жизнь. 30 июля районное совещание представителей Чистовского, Зубовского, Шламского и Липовского волостных комитетов Самарского уезда постановило: «...исходя из решений II губернского крестьянского съезда, предложить всем гражданам этих волостей все земли (государственные, церковные, монастырские, частновладельческие, надельные, отрубные) разделить между собой уравнительно по числу мужских и женских душ»68. После совещания волостные комитеты выносили аналогичные обязательные постановления69. Сельские сходы, в свою очередь, принимали приговоры о переделе земли. Так, жители с. Кротовка, основываясь на постановлении районного совещания комитетов, решили «все земли разделить уравнительно на наличные мужские и женские души всех возрастов»59.

Губернские комиссары понимали, что самоуправство местных органов власти ведет к беспорядкам. Так, в середине августа губернский комиссар Казанской губернии уведомлял губернский земельный комитет, что право выработки инструкций по земельному вопросу губернскому земельному комитету не предоставлено ни по закоГ манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян ну Временного правительства, ни по циркулярным распоряжениям министерства земледелия и таковое право может принадлежать лишь главному земельному комитету, так как урегулирование отношений в области столь сложного вопроса, как земельный, может быть произведено лишь центральным управлением во избежании различного разрешения в стране вопроса о земельных отношениях. Этим же предписанием губернский комиссар требовал приостановить действия инструкций земельного комитета, а представить их на рассмотрение в главный земельный комитет61.

К концу августа – началу сентября обстановка в деревне все более накалялась.

В.И. Ленин, характеризуя этот период, отмечал: «...Неправда, если газеты кричат, будто в России царит беспорядок! Неправда, что в деревне господствует больше порядка чем прежде, потому что решение производится по большинству; насилия над помещиками почти не было; случаи несправедливости и насилия над помещиками совершенно единичны; они ничтожны и на всю Россию не превышают числа случаев насилия, которые бывали и раньше»62.

Эти слова, по крайней мере, недостоверны. Здесь хотелось бы привести отрывок из газеты «Биржевой курьер» о крестьянском движении в Казанской губернии.

Автор статьи отмечает, что при чтении письма (письмо помещика Чистопольского уезда), полного рассказами о бесчинствах и насилии над землевладельцами со стороны разнузданной черни, из глубины души вырываются проклятия в адрес тех фальсифицированных «печальников о благе народном», которые в качестве немецких наемников разворотили «наше темное» крестьянство, чтобы создать лишнее оружие для экономического и политического развала России.

«...Жизнь Казанских частных владельцев решительно во всех уездах стала невыносимой... Каждую минуту они считают себя обреченными на поругание, разграбление и даже на смерть. Мужику стало недостаточно расхитить чужое достояние, которое идет в его руки без малейшего сопротивления со стороны владельцев. Нет, ему нужно, чтобы от веками созданного достояния помещика не осталось камня на камне, и чтобы эти руины были обагрены кровью.

До такой степени разыгрались кровожадные инстинкты у казанских крестьян, что они избивали даже тех помещиков, с которыми несчетные годы жили в добром соседстве, имели в их экономиях хорошие заработки и получали от них помощь в случае таких крестьянских бедствий, как пожары и неурожаи.

Во всей губернии идет настоящая пугачевщина. Хлебными посевами распорядились крестьяне, как полноправные хозяева и весь сбор зерна дочиста свезли в свои закрома. Масса усадеб превращена в пепел, а сами землевладельцы со всех сторон губернии съехались в Казань, так как в деревне не находят защиты от насилия черни. Последней в целях умиротворения, пишут только многоглагольные „обращения“ и „воззвания“63.

Подробное изложение статьи из газеты показывает результаты большевистской агитации «работы» в массах: помещичьи имения или разграблены, или опустели, а между тем очень многие из них являлись образцовыми хозяйствами, которые давали стране многие миллионы зерна и различные сельскохозяйственные продукты. Теперь III Мер ш инс ие на чные чтения помещичьи поля в массе представляли собой пустыню, и это обстоятельство служило зловещим признаком, что в целом хлеборобный край Среднего Поволжья стремительно приближается к экономическому краху.

В конце августа Временное правительство, чтобы остановить кризис с продовольствием, вводит хлебную монополию. В постановлении правительства о передаче хлеба в распоряжение государства говорилось, что главными причинами расстройства хлебной торговли были сокрытие запасов, непорядки на железной дороге. Правительство стыдливо умалчивало, пытаясь найти какой-либо возможный компромисс с руководителями большевиков (как оказалось совершенно напрасно), о главной причине беспорядков в российских деревнях: подрывной, антигосударственной деятельности большевиков и их агентов на местах.

В связи с беспорядками в деревне скрывать запасы начали торговцы. Хлеб был скуплен до войны по дешевым ценам, которые резко пошли в гору. Когда цены идут в гору – торговец придерживает товар, «авось» еще подорожает. Поэтому правительство закрыло вольную продажу, продавать можно было только государству.

Всякий владелец хлеба был обязан по первому требованию местных продовольственных органов объявить:

1. Количество и местонахождение его запасов.

2. Число лиц, которые кормятся за счет его хозяйства.

3. Количество зерна и десятин посева.

В случае скрытия – отчуждение по половинной цене64.

Правительство попыталось решить эти проблемы экономическими методами, высокими закупочными ценами заинтересовать крестьян. Постановлением Временного правительства от 27 августа 1917 г. цены на зерновые повышены на 100 %, но сдача хлеба шла очень плохо65. Ощутимых результатов хлебная монополия не дала. 13 сентября губернский комиссар Симбирской губернии направил телеграмму в Министерство внутренних дел в которой говорилось об острой нужде в городах и районах губернии в продовольствии (не удается сделать запасы более чем на 2 – 3 дня), приходится опасаться голодных эксцессов66.

В эти тяжелые для государства дни, когда стране угрожал голод, большевики не прекращали свою агитационную деятельность по разделу частнособственнической земли. Интересы российского государства им были чужды, а нужны были «великие потрясения», на которые с готовностью пойдет обозленное голодом население сел и деревень. Именно обозленный голодом народ и должен был стать союзником большевизма при захвате им политической власти в стране.

С этой целью в более широких размерах, чем летом, продолжался «черный передел» земель в Самарском, Николаевском, Ставропольском, Новоузенском уездах Самарской губернии. Как и летом, его возглавляли большевики. Под воздействием их разрушительной пропаганды местные волостные и уездные Советы переходили под контроль большевиков. Крестьяне считали их главными «радетелями» своих интересов. Волостные земельные комитеты Николаевского уезда, сообщала Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян 5 сентября газета «Народное слово», постановили все земли уезда считать общим земельным фондом и распределить их между крестьянами.

Pages:     | 1 |   ...   | 62 | 63 || 65 | 66 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.