WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 80 |

Подобный шаг был весьма продуманным и правильным: само название союза, помимо программы и задач, притягивало к себе и привлекало к работе. Кроме того, следует отметить серьезную поддержку эсеровского движения местной интеллигенцией, прежГ манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян де всего учительством, которое было оформлено в полупрофессиональную-полуполитическую организацию «Всероссийский союз учителей», также находящийся под эгидой ПСР.

К 1905 г. в с. Торговое Талызино Ардатовского уезда сформировалась эсеровская группа под руководством адвоката Евстафия Родионовича Родионова. В 1905 – 06 гг. деятельность данной группы была значительной. Регулярно проводились собрания, читались, раздавались, а затем и распространялись нелегальные издания5.

С различной интенсивностью работы данная организация просуществовала до 1909 г., когда к числу ее членов и сторонников полиция относила не менее 15 чел., отмечая нередкие приезды «посторонних лиц»6.

24 июля 1905 г. близ с. Манадыши были найдены две рукописные прокламации, возбуждающие крестьян против местной помещицы. По почерку был узнан и привлечен к дознанию крестьянин с. Береговые Сыреси Александр Шамшурин, брат Василия Шамшурина, сосланного за революционную деятельность7.

Ярками красками написана история эсеровской организации с. Большие Березники Корсунского уезда Симбирской губернии. У истоков ее создания стояли сын купца Николай Дмитриевич Антипин, мещанин Александр Евстафьевич Симонов, исключенный из Порецкой семинарии Николай Назаров8. Николай Антипин, будучи студентом Казанского ветеринарного института, принадлежал к местной группе эсеров-максималистов9. Именно оттуда доставлялась основная масса нелегальной литературы, распространяемой группой. 11 августа 1905 г. на базарной площади с. Большие Березники были найдены две брошюры ПСР под названием «Что такое Земский Собор и Конституция» (1 экз.) и «Откуда пошла русско-японская война» (1 экз.)10.

Через две недели также найдены прокламации «Во что обходится народу содержание царя» (5 экз.), «Рабочая газета» (3 экз.)11. 21 сентября 1905 г. в этом же селе на базарной площади во время торгов по продаже удельного леса, при скоплении народа свыше 1 000 чел. было разбросано большое количество нелегальной литературы. Только обнаруженных и изъятых брошюр и прокламаций насчитывалось свыше 30 экз.Отом, что данная организация не была рядовой в складывающейся эсеровской партийной структуре, говорят выявленные в дальнейшем связи ее членов.

После достаточно насыщенной работы организации в 1906 г., выражавшейся в распространении партийной литературы, проведении различных сходок и беспорядков, ее наиболее активные члены выходили на более высокий региональный уровень. Николай Антипин 9 декабря 1907 г. был задержан в Казани во время совершаемой им в составе группы экспроприации13. В 1908 г. он был выслан в Туруханский край Енисейской губернии и возвратился из Сибири в родное село февраля 1912 г.14 Его родной брат Александр, будучи учеником Пензенской мужской гимназии, за принадлежность к Пензенской городской и ученической организациям ПСР 30 апреля 1908 г. был арестован. Являясь членом местной организации ПСР, он имел тесные связи с видными деятелями городской и областной социал-революционных организаций. Полицией установлены его контакты с местными анархистами – коммунистами; он принимал деятельное участие в сокрыIII Мер ш инс ие на чные чтения тии бежавших из Пензенской тюрьмы анархистов Великопольского и Конышева.

При обыске у Антипина, кроме большого количества брошюр, обнаружена переписка с эсерами, содержащимися в местах заключения, частью уже приговоренными к смертной казни через повешение за участие в террористических актах и экспроприациях. Александр Антипин был выслан в г. Мезень Архангельской губернии на 3 года, откуда вскоре бежал15.

Александр Симонов регулярно привлекался к акциям, проводимым боевой организацией Саратовского областного комитета ПСР.

Осенью 1905 года активную политическую деятельность развил учитель с.

Новочадово Темниковского уезда Михаил Федорович Черницын. Вместе с учителем д. Польское Сучкино Василием Федоровичем Гертнером он несколько раз собирал в школе крестьян с. Новочадово и д. Куриловка, иногда на этих встречах бывало до 30 чел., беседы проходили при закрытых дверях. Затрагивали вопрос о земле помещиков, побуждая крестьян к захвату у них земли и леса. При состоявшемся в феврале 1906 г. обыске у них и у учителя с. Полховский Майдан Николая Михайловича Ивакина обнаружено большое количество эсеровской литературы, выявлена принадлежность всех троих к Всероссийскому учительскому союзу16.

19 декабря 1905 г. в чайной при Ардатовском народном доме общества трезвости изъято 78 экземпляров прокламации Крестьянского Союза ПСР «Что хотят люди, которые ходят с красным флагом». Прокламации открыто продавал приказчик Теленков, получивший их для распродажи от попечителя общества народной трезвости, заведующего чайной городского судьи Александра Дроздова17. Данный, наверное, не самый яркий эпизод первой российской революции интересен некоторыми штрихами: количеством прокламаций; способом распространения (слишком много в империи должно было измениться со дня выхода Манифеста 17 октября, чтобы за короткий промежуток времени эсеры перешли в распространении своей литературы от примитивного подбрасывания листовок к зарабатыванию на них необходимых финансовых средств); должностью инициатора распространения Дроздова (городской судья, призванный стоять на страже самодержавия, занимается распространением революционных изданий).

Также в декабре были арестованы крестьяне Инсарского уезда Яков и Федор Вишняковы «за пропаганду и раздачу запрещенных брошюр крестьянскому населению»18. Они просидели в тюрьме более трех месяцев и в марте 1906 г. отпущены на свободу. Их освобождение, как и открытая продажа прокламаций, стали возможны благодаря выходу в свет документа, на рассмотрении которого необходимо остановиться подробнее.

Николаем II в развитие Манифеста от 17 октября 1905 г., даровавшего многие свободы (слова, печати, собраний и т.д.), был издан спустя четыре дня «Указ Правительствующему Сенату», который хотя и остался в тени своего знаменитого предшественника, но существенно изменил характер взаимоотношений политических противников (революционных партий и правительства) и поэтому весьма важен в контексте рассматриваемого вопроса.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян «Даровав населению незыблемые основы гражданской свободы» и признав за благо «прежде всего облегчить участь лиц, впавших до воспоследования сего Манифеста в преступные деяния», Николай II повелевал: «Освободить от преследования суда, наказания и прочих последствий и даровать полное помилование всем совершившим до 17 октября 1905 г. преступные деяния, предусмотренные статьями (перечень) высочайше утвержденного 22 марта Уголовного Уложения, а также принимавших участие в стачках и нарушениях условий найма и т.д. Милость сию распространить на всех, как осужденных и отбывающих наказание за известные преступные деяния, так и тех, противу коих по сей день не было возбуждено уголовного преследования или не последовало судебного приговора»19.

Ситуация изменилась существенным образом. Противоборствующие стороны на короткий период оказались слегка потрясенными: представители революционных партий от недавно еще немыслимой свободы, а жандармские органы от потери существовавших ориентиров и смысла своей деятельности. Но оцепенение было недолгим. Суровость российских законов часто смягчается неукоснительным их несоблюдением. Действительно, пропаганда иных идей и распространение вчера еще запрещенной литературы теперь не возбранялись, но оставалось еще наказание за чисто уголовные преступления, под которое значительный объем работы эсеровской партии, особенно террор и экспроприации, подпадали, а при умелом творческом подходе «к делу» жандармских чинов под наказание подгонялось многое. В любом случае это была существенная уступка со стороны самодержавия: из тюрем выпускались члены партий, организаторы различного рода волнений, стали выходить многие новые периодические издания различной направленности.

В разгар революции это не только не успокоило ситуацию, но и обострило ее.

Именно к этому периоду относится начало активной деятельности группы эсеровмаксималистов, базирующейся в с. Судосево Корсунского уезда. Практика группы несколько лет держала в большом напряжении не только Симбирское губернское жандармское управление, но и соответствующие службы близлежащих губерний, сведения о ней неоднократно запрашивались Департаментом полиции.

Данная организация оставила самый яркий след в истории борьбы с самодержавием революционных партий и в силу этого требует отдельного более развернутого рассмотрения. Все началось с прибытия в 1891 г. в с. Судосево на жительство Валентины Семеновны Серовой (урожденной Бергман), супруги известного композитора и матери выдающегося художника Валентина Серова. Эту неординарную и уже немолодую женщину, прожившую большую часть жизни в Санкт-Петербурге и Москве среди интеллектуальной элиты страны и Европы, привели в мордовскую провинцию устоявшееся народническое мировоззрение, существенный практический опыт и желание «оказать помощь мирским трудом, выдвинуть вперед лучшие мирские силы»20. «Хождение в народ» было отмечено реальными практическими шагами: в зиму 1891 – 92 г., запомнившуюся страшным голодом, Серова на собственные и собранные ею деньги открыла в с. Судосево, Большие Березники и Косогоры несколько бесплатных столовых, спасших от голодной смерти сотни III Мер ш инс ие на чные чтения жителей, особенно детей. В 1892 г. она открыла сиротский дом, где малолетние сироты получали не только питание, но и обучались грамоте, музыке, пению и различным рукоделиям. Большая просветительская работа снискала Серовой огромное заслуженное уважение и авторитет у местного населения, что вызывало острую реакцию у полиции, в 1895 г. установившей за ней негласное наблюдение, поскольку вторая сторона жизни была целиком связана с революционной борьбой. В построенной на собственные средства школе Серова воспитала группу целеустремленной и преданной молодежи, составившей ядро организации эсеров-максималистов.

Осенью 1904 г. в партии эсеров в условиях нараставшей революционной ситуации усилились разногласия. Под опекой Е.К. Брешко-Брешковской в эмиграции сформировалось течение так называемых аграрных террористов, из которого впоследствии вырос эсеровский максимализм. Представители этого течения, главным образом молодежь, настаивали на том, что необходимо воспользоваться сложившейся обстановкой, двинуться в деревню и призвать крестьян к немедленному разрешению земельного вопроса «снизу» путем захвата, используя те приемы и средства, к которым прибегали крестьяне в своей многовековой борьбе с помещиками.

Именно эти принципы были взяты на вооружение группой Серовой. Деятельность данной организации распространялась практически на весь Корсунский уезд, а во многих случаях – и на другие уезды и губернии. От существовавших ранее в Мордовии эсеровских групп ее отличали высокая численность, надежные связи с Симбирским, Пензенским, Казанским комитетами, областным комитетом, базирующимся в Саратове, Москвой, Санкт-Петербургом, высокая степень убежденности и самоотдачи.

24 февраля 1905 г. в с. Пермиси по дороге на с. Судосево найдено 10 экз. прокламации «Письмо священника Гапона к рабочим». В письме, написанном в полночь 9 января Гапон призывает: «Отомстите проклятому народом царю, всему его змеиному царскому отродью, его министрам, всем грабителям несчастной русской земли»21. В тот же день в этом же селе была найдена брошюра «Новое крепостное право» издания ПСР (1904 г.). 25 февраля там же было найдено воззвание социалистов-революционеров «К народу!», рассказывающее о событиях «кровавого Воскресения», после которого приводится и письмо священника, издание Пензенского комитета ПСР (16 января 1905 г.). По мнению чинов полиции это – «дело рук лиц, приближенных к Валентине Серовой, незадолго до того вернувшейся из отлучки в Судосево и ее воспитанницы Марии Андреевны Пономаревой, приехавшей накануне найденных листовок к Серовой из Пензы, где она проживает»22.

В 1905 г. члены группы были замечены в возмущении крестьян от Ардатовского уезда до Саранского, практически сферой деятельности группы была вся восточная часть Мордовии.

На состоявшийся 6 – 10 ноября 1905 г. в Москве II съезд Всероссийского крестьянского союза местными организациями ПСР от Симбирской губернии делегатом был избран один из активных участников группы крестьянин с. Судосево Павел Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Иванович Гусев23. 4 декабря во время митинга в с. Большие Березники он вместе с Андреем Тихолюбовым был арестован: при обыске найдено много прокламаций и брошюр, а у Тихолюбова – револьвер «Браунинг» с 22 боевыми патронами24.

Сотрудничество групп эсеров-максималистов сел Судосево и Большие Березники становилось все более тесным, и вскоре они составили практически единое целое.

Учитывая регулярные выезды Серовой в Н.Новгород, Казань, Симбирск, длительные периоды ее проживания в Москве, С-Петербурге, непосредственное руководство организацией осуществляли Иван Филиппович Юленков, Александр Евстафьевич Симонов, Иван Леонтьевич Бузаев, Василий Федорович Шилкин.

Размах и эффективность работы группы настолько встревожили полицию, что убийство в октябре 1906 г. симбирского губернатора Старынкевича тут же было приписано членам Судосевской группы и арестован якобы непосредственный исполнитель.

Вместе с тем 1906 г. был во многом переломным. Максимализм как течение эсеровской идеологии в работе группы приобрел ярко выраженные очертания.

Пропаганда и агитация среди крестьян, проведение сходок и распространение нелегальной литературы остались в арсенале, но незаметно отошли на второй план, уступив место экспроприациям и террору.

Определенное значение в этом имело создание в недрах группы боевой организации, которую возглавил Василий Федорович Шилкин. Непосредственной задачей боевиков было наведение паники и растерянности на государственных, в том числе полицейских чинов, проведение необходимых для этого операций и пополнение различного рода экспроприациями финансов, столь необходимых для работы.

Проведение экспроприаций поощрялось неофициально закрепленным распределением полученной суммы таким образом: до 30 % денег оставалось непосредственно участникам акции.

Pages:     | 1 |   ...   | 58 | 59 || 61 | 62 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.