WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 80 |

В документах, относящихся к 1913 г., мы уже встречаем следы важнейших качественных изменений, связанных со смысловым значением «царского образа», постепенно лишавшегося своего сакрального содержания. Теперь, напротив, негативизм суждений достигался путем подчеркнуто выраженной подмены понятий в предельно противоположных оценочных характеристиках. «Божественное» начало в монархических представлениях крестьянства приобретало «демонический» оттенок, что свидетельствовало о готовности к отвержению привычных идеом и, в возможной перспективе, подготавливало почву для этического оправдания антиправительственных действий. Допустимой крайностью среди присваиваемых личности монарха эпитетов становится слово «чорт», логически завершающее собой общий ряд негативных высказываний: «дурак», «вор», «сволочь» и пр. В документах более раннего происхождения нам не удалось отыскать аналогичного суждения, что и позволяет предположить вышеизложенное.

Меняются и оценки собственного участия в осуществлении идеала «Государства». Представления о «царской службе» как о важнейшей компоненте функционирования последнего подвергаются уничижительной критике: «чорту ты служил», «все вы сволочи и служили такому же сволочу» и т.д.

Более того, на фоне разрушающей общину экономической политики государства родовое сознание, по-видимому, начинает изживать представления и о востреIII Мер ш инс ие на чные чтения бованности самого института царской власти, произвольно подготавливая переход к иному типу социокультурной трансформации. Это объясняет появление высказываний такого рода: «...я лучше Государя Императора...», «...сам он состоит у нас на жаловании», «Я сам Царь и Бог».

«Государь-Батюшка, надежа-православный Царь» теряет изрядную «толику» сакральное своего образа, будучи низведенным на более низшую ступень социальной иерархии, в ранг «начальства», отношение к которому в крестьянской среде было неизменно-критическим.

В ходе Первой мировой войны, неумолимо уничтожавшей последние привычные картины повседневной действительности, сатанизация образа «Царя» приобретает тиражируемый характер, сопровождаемая в качестве общего фона распространением апокалиптических настроений. К 1916 г. «патриотический подъем», как сообщал в своем донесении начальник Пензенского ГЖУ П.Н. Кременецкий, «сильно упал и стало замечаться разочарование и утомленность войной»34. Среди крестьянства губернии получили распространение высказывания, блокировавшие естественное воспроизводство имперско-патерналистских ценностей в массовом сознании: «Сколько ни набирают народу, а осилить немца не могут потому что есть измена...» Череда проигранных сражений, гнетущее ощущение бесконечности и бессмысленности позиционного противостояния, продовольственные затруднения, пробуждавшие дремлющий в подсознании российского крестьянства один из основных его страхов – страх перед голодом, прочитывались в стереотипах родового сознания как своего рода наказание, возмездие за неправедность «Царя»: «За царское согрешение бог всю землю казнит, за угодность милует»35. «Синод врет и Царь врет и Россию-то всю продал»; «...война бы шла хорошо, но у нас в России хлынство, и Синод неправильно стал судить...» – эти слова легли в основу обвинения в преступлении против особы Его Императорского Величества крестьянина С. Чиркова Городищенского уезда Пензенской губернии П. Волкова, затеявшего спор с псаломщиком Н. Жестовым 28 февраля 1916 г. и вынесшего свой обвинительный вердикт и в адрес церкви и в адрес монарха36.

Качественным отличием российской имперской иерархии в сравнении с индустриальными империями прошлого и потребительскими квазиимпериями настоящего, по мнению В.П. Булдакова, являлось то, что закреплялась она «не на базе формального права, индивидуальной собственности и гражданского законопослушания, а на вере низов в “свою” власть, подобно дирижеру, использующую все социальные слои в интересах всеобщей гармонии»37.

Можно лишь добавить, что подобный принцип общественного устройства был повсеместно представлен не только на различных уровнях народного сознания.

Один из самых влиятельных и дальновидных сановников Николая II С.Ю. Витте еще в первой половине 1880-х гг. заявил себя сторонником немецкой реалистической школы в политэкономии, активно защищавшей методы государственного регулирования социальных процессов, а в 1906 г. активно поддерживал проект главного Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян управляющего землеустройством и земледелием Н.Н. Кутлера об отчуждении путем обязательного выкупа 25 млн дес. казенных, удельных, частновладельческих и иных земель. Витте, по мнению И.Н. Слепнева, весьма прагматично относился к возможности нарушения юридических догм, отстаивавших неуклонное соблюдение прав собственности38. Как выяснилось впоследствии, император оказался глух к соображениям прагматика.

В конкретно-исторической ситуации монарх не выполнил свое статусно-ролевое предназначение, зафиксированное в архетипах крестьянской ментальности, и оказался чуждым элементом в системе имперских представлений. Государство не смогло предложить способа относительно безболезненной адаптации крестьянского «мироустройства» к темпам и масштабам модернизационных процессов в России. В индустриальной эпохе, куда на всех парах спешила империя, патриархальному крестьянству не было места. И «самое реликтовое сословие» скорее почувствовало, чем осознало, приближение своей неминуемой гибели. Рост массовых проявлений социальной агрессии был вызван активизацией защитных механизмов родового сознания, главной функцией которого являлось сохранение целостности «мира» и постоянное воспроизводство той системы ценностей, что соответствовала законам общинного бытия.

Примечания См.: Громы о М.М. Мир р сс ой деревни. М., 1991, С. 239.

См.: Плюханова М.Б. Сюжеты и символы Мос овс о о царства. СПб., 1995. С. 188 – 190.

См.: Г милев Л.Н. От Р си России: очер и этничес ой истории. М., 1992. С. 135.

См.: Б анов А.В. Отношение р сс им царям в народном сознании XIX – нач. XX в. // К да идет Россия.. Формальные инстит ты и реальные пра ти и. М., 2002. С. 254.

См.: Чистов К.В. Р сс ие народные социально- топичес ие ле енды XVII – XIX вв. М., 1967. С. 24, 219.

См.: Клибанов А.И. Народная социальная топия в России XIX в. М., 1978. С. 30 – 31.

Чистов К.В. У аз. соч. С. 214.

Успенс ий Б.А., Живов В.М. Царь и Бо // Успенс ий Б.А. Избр. тр ды. T. 1. Л., 1994, С. 117.

Л рье С.В. Ка по ибла р сс ая община // Крестьянство и инд стриальная цивилизация. С. 142.

Там же. С. 150, 159.

См.: Б дниц ий О.В. Терроризм в российс м освободительном движении: идеоло ия, эти а, психоло ия. М., 2000. С. 341.

ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7618, л. 61.

Даль В.И. Пословицы р сс о о народа: Сб.: В 2 т. T. 1. М., 1984. С. 190.

ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7618, л. 81.

Там же, д. 7796, л. 16.

Там же, л. 11об.

См.: Сперанс ий Н.Н. Крестьянс ое движение в Самарс ой бернии в оды первой революции // 1905 од в Самарс ом рае. Самара, 1925. С. 468.

Там же. С. 380.

ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7337, л. 69.

Там же, д. 7618, л. 207.

Б анов А.В. У аз. соч. С. 254.

Эн ель ард А.Н. Из деревни. 12 писем. 1872 – 1887. СПб., 1999. С. 401.

Там же. С. 402.

ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7365, л. 37, 38.

Витте С.Ю. Воспоминания: В 3 т. Т. 2. М., 1960. С. 507.

Ольшанс ий Д.В. Психоло ия масс. СПб., 2001. С. 50.

ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7540, л. 21.

III Мер ш инс ие на чные чтения ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 7365, л. 37, 38.

Taм жe, д. 7949, л. 203.

Там же, д. 7540, л. 26.

Там же, д. 7540.

Там же, л. 37, 40, 49.

ЗЗ Taм жe, д. 7949.

Крестьянс ое движение в России в 1914 – 1917. М.; Л., 1965. С. 336.

Даль В.И. У аз. раб. С. 190.

ГАПО, ф. 42. оп. 5, д. 368. л. 3.

Б лда ов В.П. Имперство и российс ая революционность // Отечественная история. 1997. № 1.

С. 44.

См.: Слепнев И.Н. Монарх, рестьянство и вопрос о земле в начале XX ве а // К да идет Россия..

Формальные инстит ты и реальные пра ти и. М., 2002. С. 265.

Л.Г. Филатов, доктор исторических наук, профессор кафедры истории Отечества ИСИ МГУ им. Н.П. Огарева С.В. Кистанов, кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории Отечества ИСИ МГУ им. Н.П. Огарева ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ НА ТЕРРИТОРИИ МОРДОВИИ В ПЕРИОД ПЕРВОЙ РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ В мордовском крае в 1905 – 1907 гг. достаточно активно и решительно действовали организации Всероссийского крестьянского союза, Всероссийского железнодорожного союза и Всероссийского союза учителей и деятелей народного образования. Учредительный съезд Всероссийского крестьянского союза (ВКС) проходил полулегально в период подъема революции с 31 июля по 1 августа 1905 г. в Москве.

Высшим органом ВКС был признан съезд. Аграрная программа предусматривала передачу казенных, удельных, монастырских земель в распоряжение крестьянства безвозмездно, ликвидацию частной собственности, стоимость помещичьей земли частично компенсировалась их владельцам, размер компенсации определялся местными земельными комитетами.

ВКС высказался за созыв Учредительного собрания. Программа предусматривала введение всеобщего бесплатного начального образования, создание системы выборных органов местного самоуправления с ограничением их компетенции вопросами административно-хозяйственной и культурной жизни; самоуправление областей и национальных районов с изданием законов в пределах установленных Учредительным собранием.

Подавляющее большинство членов ВКС составляли крестьяне и сельская интеллигенция. Но лидеры союза стремились сохранять массовый внепартийный хаГ манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян рактер организации «широких слоев рядового крестьянства»1. В ВКС вошли представители многих партий, в том числе социал-демократов и социалистов-революционеров, организации на местах поддерживали разные политические требования.

Однако программные требования союза, принятые на первом съезде, свидетельствуют о том, что к его руководству пришли представители партии социалистовреволюционеров. И на местах отныне представители союза часто являлись членами эсеровской партии, что было характерно и для мордовского края.

Представители ВКС развернули свою непосредственную деятельность в Мордовии с последних месяцев 1905 г. Особо активно они себя вели на территории южных уездов Симбирской губернии. Газета «Симбирские вести» сообщала, что начиная с ноября 1905 г. по всем деревням Симбирской губернии начали устраиваться митинги. Повсеместно собирались крестьянские сходы, на которых составлялись приговоры и быстро организовывались крестьянские союзы. Под влиянием рабочего движения крестьяне яснее стали понимать, что землю и волю они могут добыть только в упорной борьбе, а для этого нужно объединить свои силы. Поэтому они сами просили, а иногда и посылали ходоков, чтобы «обсоюзить» их2.

Зимой 1905 – 1906 гг. прокламации ВКС на организованных ими митингах распространяли активные члены партии эсеров М. Салыгин из с. Редкодубья и А. Дубова из с. Четвертаково3. Прокламации они получали в уездном г. Ардатове, куда их доставляли из Симбирска.

Представители ВКС северной части Симбирской губернии стремились более решительно направить действия своих сторонников. Для этой цели 11 – 13 декабря 1905 г. в Алатыре прошел крестьянский съезд, на котором присутствовало 105 представителей Ардатовского, Алатырского, Курмышского и Буинского уездов. На нем был создан Комитет содействия крестьянскому союзу. Съезд постановил потребовать перехода всех государственных и монастырских земель в общую собственность всего народа и созыва Учредительного собрания на основе всеобщего избирательного права, не признавать местных властей, не подчиняться их распоряжениям, прекратить всякие платежи, кроме земских сборов, закрыть все винные лавки и казенный винный склад в Алатыре. Самое главное, крестьянский съезд постановил полноправно присоединиться к Всероссийскому крестьянскому союзу4.

Наиболее активно на территории Мордовии ВКС действовал в Карсунском уезде. Видным представителем союза являлся крестьянин с. Судосево П. Гусев, который в качестве уполномоченного от Карсунского уезда присутствовал на II съезде союза в Москве. Во второй половине ноября 1905 г. он вместе с Н. Тихолюбовым из Симбирска посещал окрестные села, где на митингах они призывали крестьян присоединяться к ВКС (Николаевка, Мариуполь, Косогоры, Судосево и др.). В Судосево П. Гусев собирал слушателей в чайной, где рассказывал им о поездке в Москву на съезд, призывал вступать в крестьянский союз5. В Больших Березниках ноября состоялся митинг, на котором присутствовало более 50 человек. В качестве ораторов на нем выступали Н. Тихолюбов, затем Е. Аршинов, Ф. Пауткин, Н. Антипин и сын дьякона В. Березин. Все они были эсерами. На нем пели революционные III Мер ш инс ие на чные чтения песни и читали стихи, затем выступавшие передали какому-то мордвину пачку листовок, которые он и разбросал по селу6. К агитационной работе П. Гусев подключил и свою жену Елизавету. Вместе с ней они собрали сходку крестьян с. Павловки Скрябинской волости Саранского уезда, где читали брошюры, предложили составить приговор о вхождении в крестьянский союз7.

Противоправительственная деятельность агитаторов ВКС была решительно пресечена полицией 4 декабря 1905 г. П. Гусев и Н. Тихолюбов были арестованы в Больших Березниках. У П. Гусева было обнаружено значительное количество нелегальных брошюр и листовок, а также пистолет «Браунинг» с 22 патронами. После их ареста (6 декабря) Елизавета Гусева собрала митинг в Больших Березниках, где присутствовали крестьяне с. Мариуполь и д. Николаевки. На нем была составлена телеграмма губернатору об освобождении П. Гусева и Н. Тихолюбова8. За это Елизавета Гусева была тоже арестована, а затем выслана в ссылку Вологодскую губернию.

Кроме П. Гусева уполномоченным на II съезд ВКС был староверхисский крестьянин С.М. Розин. Он занимался революционной агитацией в своем родном селе и по всей Староверхисской волости, но в марте 1906 г. он был арестован полицией и сослан в Архангельскую губернию9.

Зимой 1905 – 1906 гг. крестьянский союз достаточно активно действовал в с. Дракино Спасского уезда. Его представители занимались прежде всего агитационной работой среди местного крестьянства. Листовки и прокламации союза появлялись в различных местах села, в частности одна из них даже некоторое время висела в волостном правлении рядом со словами Николая II, с которыми он обратился в дни его коронования к волосным старшинам10.

Pages:     | 1 |   ...   | 54 | 55 || 57 | 58 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.