WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 80 |

Расходы попечительства в 1875 г. составили: на благоустройство АлександроНевского собора – 2 000 руб. 86 коп., на ремонт домов членов причта – 72 руб. коп., на устройство и содержание богадельни – 1 571 руб. 44 коп., на школы – руб. 63 коп., на случай эпидемии – 50 руб., на погребение бедняков – 93 руб. коп., на библиотеку – 68 руб. 81 коп.17 Из этих статей наибольший интерес представляют расходы на благотворительность. Богадельня приходского Александро-Невского попечительства являлась единственным заведением такого рода на территории Удмуртии. Огромное число нищих, проживающих в Ижевском заводе, вызвало у членов попечительства желание открыть богадельню первоначально на 10 чел.

Собрав в течение 1874 – 1875 гг. необходимые средства, попечительство произвело ремонт переданного ему общественного дома в Нагорной волости, закупило мебель и хозяйственные принадлежности. Обеспечение богадельни матрацами, бельем, одеждой и обувью взяла на себя член попечительства М.Ф. Бильдерлинг. И, наконец, после завершения всех подготовительных работ, 22 мая 1875 г. богадельня была открыта. В 1875 г. в ней «призревалось» 11 чел. в возрасте от 50 до 80 лет. В богадельню попечительства принимались мужчины и женщины, не имеющие жилья и средств существования, бывшие до поступления постоянными жителями поселка Ижевского завода и обязательно христианского вероисповедания. В 1878 г.

численность «призреваемых» составила 19 чел.18 Богадельня при приходском попечительстве действовала на протяжении нескольких десятков лет, вплоть до 1917 г.

Еще одним благотворительным актом Александро-Невского попечительства в 1875 г. являлись похороны 53 неимущих на средства попечительства. Кроме того, попечительство некоторое время содержало и оказало помощь в усыновлении одной сироты. В последующие годы попечительство продолжало оказывать помощь малоимущим. Так, в 1877 г. на средства попечительства было похоронено 57 чел. В том же году оказывалась материальная помощь вдове с двумя детьми Серафиме Филиповой, а также сироте Анне Семеновой19.

Благотворительностью занимались и другие приходские попечительства. Приходское попечительство с. Зятцы Малмыжского уезда организовывало сбор денег для помощи пострадавшим от пожара и выделяло деньги на покупку одежды бедным ученикам20.

В период I мировой войны духовенство вело активную работу по сбору посылок для фронта, участвовало в сборе и распределении средств для оказания помощи семьям фронтовиков. Здания многих духовных учебных заведений были переданы под лазареты.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Приоритетным направлением социально-нравственной работы церкви была борьба с пьянством. Пьянство всегда считалось церковью тяжким пороком, и на протяжении всей своей истории православное духовенство пыталось с ним бороться. Борьба эта велась обычными и привычными способами – молитвой и проповедями. Воспринимая пьянство прежде всего как нравственное зло, церковь для его искоренения старалась воздействовать на душу. Однако эта работа не всегда приносила ожидаемые плоды. Не последнюю роль здесь играло и распространение пьянства среди самого духовенства, особенно среди младших членов клира.

В рассматриваемый период необходимость борьбы с пьянством начинает осознаваться и в правительственных кругах. За эти десятилетия было проведено несколько государственных кампаний по борьбе с пьянством, в которых активное участие принимало и духовенство. Еще в конце 1860-х гг. начали выходить издаваемые священниками антиалкогольные журналы «Странник», «Душеполезное чтение» (с 1869 по 1875 г. – «Мирское слово»). В июле 1889 г. Синодом были разосланы циркуляры «О принятии со стороны духовного ведомства некоторых мер по искоренению пьянства». В них духовенству предлагалось организовывать общества трезвости, использовать «слово божье» для борьбы с пьянством21.

Особенно активно борьба с пьянством стала разворачиваться в 1890-е гг. Одновременно с введением монопольной системы для борьбы с пьянством были образованы правительственные учреждения – попечительства о народной трезвости (Устав утвержден 29 декабря 1894 г.), делами которых заведовали губернские и уездные комитеты. Попечительства создавались «для ограждения населения от злоупотребления крепкими напитками» и состояли в ведении Министерства финансов по Главному управлению неокладных сборов и казенной продажи питий. По всей стране стали открываться общества трезвости. Существовало два типа обществ трезвости. В одних от членов общества не требовалось полного воздержания от употребления спиртных напитков, в других полное воздержание было обязательным для членов общества. Разумеется, духовенство не осталось в стороне от этой борьбы. В приходах повсеместно стали организовываться общества трезвости.

Каждое общество имело свой устав, утверждаемый епархиальным архиереем. Приходские общества трезвости Удмуртии создавались по типовому уставу. К 1900 г. в России действовало уже около 150 церковно-приходских обществ трезвости22.

Обыкновенно инициатором создания общества трезвости являлся местный священник. После обсуждения устава на учредительном собрании он вместе с прошением об открытии общества отправлялся на рассмотрение епископу Вятскому (для обществ Глазовского уезда) или Сарапульскому (для обществ Сарапульского викариатства). После получения благословения происходило торжественное открытие общества. Сначала служился молебен в честь небесного покровителя общества «о даровании небесной помощи на исполнение обета», затем члены общества записывались в книгу трезвости с обозначением времени обета (всю жизнь или несколько лет, но не менее одного года). После молебна вступающий целовал икону небесного покровителя и еще раз просил помощь в исполнении обета. В некотоIII Мер ш инс ие на чные чтения рых обществах были предусмотрены членские взносы. На эти взносы покупались брошюры антиалкогольного и религиозно-нравственного содержания, проводились беседы и чтения. Члены общества должны были соблюдать обет воздержания от спиртных напитков и «всячески» пытаться удерживать других от употребления алкоголя. Хотя в одном из уставов содержался любопытный пункт: «Члены общества могут угощать своих гостей водкой и пивом заводским, но в умеренном количестве…»23. За нарушение членами общества обета трезвости полагался штраф в размере от 25 коп. до 3 руб. За частое нарушение обета предусматривалось исключение из состава общества. Кроме того, было возможно выйти из состава общества до истечения срока обета с оплатой штрафа. Дальнейшая деятельность общества во многом зависела от инициативы его руководителя – местного священника. Большинство священников рассматривало открытие общества трезвости лишь как очередное отчетное мероприятие и вспоминало о нем в лучшем случае два раза в год, при составлении рапорта о состоянии церкви.

Составной частью трезвеннического движения в Удмуртии являлась борьба с кумышковарением. И здесь духовенство занимало непримиримую позицию, так как кумышка воспринималась как ритуальный языческий напиток. Поэтому борьба с кумышкой была частью и миссионерской деятельности. Духовенство постоянно обращалось к своим прихожанам-удмуртам с проповедью о вреде кумышки, распространяло брошюры на русском и удмуртском языках. Однако долгое время эта борьба наталкивалась на упорное сопротивление, подкрепленное разрешением правительства на кумышковарение. Только после правительственного запрета кумышковарения в 1890 г. духовенство получило административно-полицейскую поддержку. Но и это не изменило ситуацию с кумышковарением.

Подлинный расцвет движения за трезвость начинается в 1914 г. с введением сухого закона. Определением Синода № 2481 от 31 марта 1914 г. был учрежден всероссийский праздник трезвости, отмечаемый 29 августа. Положениями от 27 сентября и 13 октября 1914 г. городским думам, сельским обществам и земским собраниям предоставлялось право запрещать торговлю всеми спиртными напитками в местностях, находящихся в их ведении. Повсюду стали вновь появляться общества трезвости24. Многие сельские общества запрещали на своей территории продажу спиртных напитков. В конце 1914 г. городская дума г. Елабуги постановила прекратить в черте города продажу спиртных напитков и, несмотря на неоднократные просьбы владельцев пивоваренных заводов, не изменила свое решение.

Наиболее активную позицию занимало Елабужское уездное братство трезвости, возглавляемое протоиереем С. Танаевским. Оно было создано 12 января 1914 г. Учредителями братства являлись пять священников Елабужского Спасского собора, а всего в 1914 г. членами общества стали 279 чел.25 Братство вело издательскую деятельность. Им были изданы трезвенные листки. «Против проклятых бражников», «Злые исчадия зеленаго змия, несущие погибель России», «Бросьте варить и пить проклятую кумышку», «Пьяницы – опомнитесь!», «Не гневите Бога, дарующего нам славные победы! Не будьте врагами отчизны», «Пощади, Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Божий человек, свою жизнь», «Граждане великой Русской земли, не будьте врагами отчизны», «Теперь или никогда!». Каждый листок был издан в количестве 10 тыс. экз. по цене 70 коп. за 100 штук26. Братство периодически устраивало чтения и лекции о вреде пьянства, выступило инициатором организации в уезде школьных кружков трезвости. 8 июля 1916 г. в праздник иконы Казанской Божьей Матери братством в Елабуге была открыта чайная-столовая с бесплатной при ней библиотекой-читальней. На первоначальное «обзаведение» Губернский комитет попечительства о народной трезвости выделил 500 руб. Доходность чайной должна была покрывать расходы на ее содержание27.

Сарапульское уездное братство трезвости также часто устраивало чтения и лекции. На этих чтениях выступали хоры священников и монахинь женского монастыря. Чтения сопровождались показом «туманных картин». Летом 1914 г. по инициативе епископа Сарапульского Амвросия в поселке Ижевского завода было организовано несколько трезвеннических крестных ходов28.

Не столь благополучно обстояло дело в Глазовском уезде. В шестом благочинническом округе было открыто 3 общества трезвости, но, как отмечает благочинный священник, «во всех нет живой идейной силы, которая бы двигала, непрестанно и неуклонно действовала, и от того общества едва влачат свое существование, учитывая своих членов – одно в 2 лица, другое в 10 и третье до 50»29.

Социальная работа проводилась православной церковью в тесном взаимодействии с государством. Материальная помощь нуждающимся, «призрение» престарелых и неимущих, борьба с пьянством – все эти проблемы решались церковью в русле государственной политики. Однако, помимо положительных, это имело и свои отрицательные стороны. Необходимо отметить также и то, что приходское духовенство было «задавлено» всевозможной бюрократической отчетностью, поэтому ко многим «благим» начинаниям относилось формально. Помимо этого существенным препятствием для ведения социальной работы среди населения служила огромная, иногда более 5 000 чел., численность населения в приходе. Оценивая социальную деятельность церкви в целом, можно сказать, что ею была проделана большая работа, особенно по отношению к самому духовенству. Однако в рассматриваемый период существовало также и множество нерешенных проблем.

Примечания ЦГА УР, ф. 48, оп. 1, д. 11, 18, 23.

Там же, ф. 38, оп. 1, д. 10, л. 16.

Там же, ф. 48, оп. 1, д. 11, л. 243.

Там же, ф. 245, оп. 4, д. 45, л. 119.

См.: Вятс ие епархиальные ведомости (далее – ВЕВ). 1903. № 24. С. 13.

Там же. 1916. № 48 – 49. С. 10 – 11.

Там же. 1910. № 4. С. 37 – 38.

См.: Вятс ая епархия: Истори о- ео рафичес ое и статистичес ое описание. Вят а, 1912. С. 127.

ВЕВ. 1910. № 47. С. 595.

Там же. 1916. № 48 – 49. С. 11.

Там же. 1910. № 47. С. 4 – 26.

См.: Вятс ая епархия... С. 20.

См.: История православной цер ви в XIX в. Славянс ие цер ви. Сер иев Посад, 1998. С. 639.

III Мер ш инс ие на чные чтения ВЕВ. 1910. № 18. С. 204.

Там же. № 48. С. 607.

С воров Н. Развитие цер овно о стройства. СПб., 1898. С. 417.

ВЕВ. 1876. № 11. С. 313 – 327.

Там же. 1879. № 10. С. 241.

Там же. № 1. С. 12 – 17.

Там же. № 5. С. 131.

См.: Проть о Т.С. У аз. соч. С. 28.

Там же. С. 83.

ВЕВ. 1892. № 11. С. 211.

ЦГА УР, ф. 245, оп. 2, д. 1865, д. 1866.

ВЕВ. 1915. № 5. С. 123.

Там же. 1916. № 37. С. 779 – 780.

Там же. С. 699.

См.: Ш милов Е.Ф. Христианство в Удм ртии. Цивилизационные процессы и христианс ое ис сство. XVI – начало XX в. С. 170.

ВЕВ. 1916. № 37. С. 769.

О.А. Сухова, кандидат исторических наук, доцент кафедры новейшей истории России и краеведения Пензенского педуниверситета им. В.Г. Белинского «ЦАРЬ» В НАРОДНОМ СОЗНАНИИ НАЧАЛА ХХ ВЕКА:

МОНАРХИЧЕСКИЙ ИДЕАЛ И ПОВСЕДНЕВНАЯ ПРАКТИКА (ПО МАТЕРИАЛАМ ПЕНЗЕНСКОЙ ГУБЕРНИИ) Изучение монархических представлений русского крестьянства, наполняемости тех «образов», содержание которых имело равновеликие тенденции как к определенной статичности, так и динамичности своего развития в период социокультурных кризисов, позволяет реконструировать общую структуру родового (т.е. первичного и в то же время продолжающего функционировать уровня) сознания российской общины.

В социальной памяти крестьянства нет ни одной крупной исторической фигуры, могущей оспорить первостепенную значимость и недосягаемую этическую ценность «Царя-Батюшки». Образ «Царя» являлся центральным связующим звеном, расположенным между множеством однотипных «миров», объединяющих крестьянство в его земной юдоли и «Царством Божием». Именно поэтому, как считает М.М. Громыко, идеал справедливого монарха, который сможет «привести порядки на земле в соответствие с божественной Правдой», выступал органической частью крестьянской социальной утопии1.

По мнению ряда исследователей, в массовом сознании царское достоинство первого из получивших этот титул связывалось не столько с венчанием 1547 г., сколько с покорением Казанского ханства («царства»). В средневековой литературе весьма распространенным был сюжет об обретении титула посредством завоевания «царства»2.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Подобное представление косвенно подтверждается словами Л.Н. Гумилева, зафиксировавшего во второй половине XIII в. перенос смыслосодержания царского звания с византийских василевсов (вследствие взятия в 1204 г. Константинополя крестоносцами и крушения империи) на ханов Золотой Орды. Именно о них говорили в народе: «добрый царь» Джанибек или «суровый царь» Узбек3.

Завоевание последнего форпоста великой монгольской державы давало, в сущности, право подняться на самую высокую ступень государственной иерархии, т.к.

в представлениях древнерусского общества княжеский титул имел более приниженное значение чем титул византийского императора.

Pages:     | 1 |   ...   | 51 | 52 || 54 | 55 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.