WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 80 |

Согласно городовой Грамоте 1785 г., совершенно изменяется как объем городской недвижимости, так и ее характер. По Уложению 1649 г. принадлежащая городу земля – общественный выгон – не составляла собственности города, оставаясь собственностью государства, и была лишь в пользовании его населения. Город не имел никаких средств к защите этой земли от частного захвата, хотя свидетельства последнего часто встречаются в архивных документах по всем городам края. Теперь, по Положению 1785 г., вся городская недвижимость становится собственностью города как совокупности всего городского населения, т.е. как юридического лица. Городская собственность становится собственностью общественной, а не частно-общинной, какой была раньше, и отдельные члены этого общества не имеют никакого права на эту собственность84. Недвижимая собственность городов достигает, таIII Мер ш инс ие на чные чтения ким образом, сравнительно больших размеров. Как следует из экономических примечаний85, общественно-городские земли не ограничиваются выгоном, сюда входят пашенная и сенокосная земли, лес, «неудобные земли», а также земля под застройкой города. Надо отметить, что ряд городов не имел городской пашенной земли (Саранск, Темников, Краснослободск), однако пашня была во владении отдельных категорий населения. К Инсару было приписано более 12 тыс. дес. леса, у остальных городов в городской меже было всего от 1,5 до 4 тыс. дес. земли. Кроме земель, в конечном счете во владении городского общества были различного рода здания, как необходимые для размещения различных общественно-городских учреждений, собрания самого общества (городовой магистрат)86, так и служащие для различного рода промыслов87. В Алатыре городу принадлежали две мучные водяные мельницы, которые отдавались «от градской думы, градским жителям из платежа»88. Темников имел на реке Мокше рыбные ловли, которые в 1784 г. были отданы на 5 лет «с платежом в градскую сумму» 47 руб. Городу принадлежали также трактир и перевоз на реке Мокше89.

Внешним выражением сущности юридического статуса города становятся герб и печать, которыми городское общество скрепляет все постановления и распоряжения общественно-городских учреждений как своих органов. Каждый вступающий в городское общество обязывается «учинить расписку вместо присяги» в том, что он признает городские общественные права и обязанности90.

Таким образом, лишь с 1785 г. город приобретает статус юридического лица. До сих пор выборные сословно-городские должности представляли интересы не городского населения, общины, а государства. Воевода в город назначался и снимался царским указом. Он управлял как городским, так и уездным населением. По Положению 1785 г., городское общество становится политической единицей, субъектом прав и обязанностей. Положение, обозначив статус городского населения (имущественный ценз), выделило его из общеуездного; создало собственно городское управление, в котором были разделены судебные и административные власти, выбираемые Собранием всего «градского общества». Теперь городские выборные должности пользовались своей долей власти и именно в силу того, что их избрало общество, которое как бы перенесло на них часть своих прав, своего значения. Став юридическим лицом, города получили материальную независимость и право решать все вопросы самостоятельно – силами местной администрации.

Примечания Российс ий ос дарственный архив древних а тов (далее – РГАДА), ф. 210, Мос овс ий стол, ед. хр.

181, л. 83.

Полное собрание за онов Российс ой империи (далее – ПСЗ РИ): В 45 т. СПб., 1830. Т. 1. № 295.

РГАДА, ф. 210, Мос овс ий стол, ед. хр. 694, л. 59 – 60.

Там же, ед. хр. 40. л. 178 – 185; Пензенс ие бернс ие ведомости (далее – ПГВ). 1891. № 248;

Р описный фонд На чно-исследовательс о о инстит та манитарных на при Правительстве Респ бли и Мордовия (далее – РФ НИИГН). Се тор истории. И – 116, л. 1 – 12; А ты историчес ие, собраные и изданные Архео рафичес ой омиссией. СПб., 1836. Т. 5. С. 358 – 360.

РФ НИИГН, И – 116, л. 1.

Там же, л. 3.

Г манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян Там же, л. 5.

Там же, л. 4 – 5.

Там же, л. 10.

Там же.

Градовс ий А.Д. История местно о правления в России // Собр. соч. СПб., 1899. Т. 2. С. 432.

РФ НИИГН, И – 1170, л. 1.

Там же, И-116, л. 11.

См.: До менты и материалы по истории Мордовс ой АССР. Саранс, 1951. Т. 1. Ч. 2. С. 231 – 233.

РФ НИИГН, И – 116, л. 12.

ПГВ. 1891. № 248.

РГАДА, ф. 1209, оп. 1, ед. хр. 471; ф. 235, оп. 3, ед. хр. 346.

Известия Тамбовс ой ченой архивной омиссии (далее – ИТУАК). Тамбов, 1889. Вып. 23. С. 41.

Там же.

А ты, собраные в библиоте ах и архивах Российс ой империи Архео рафичес ой э спедицией Императорс ой А адемии на. СПб., 1836. Т. 3. № 171. С. 253.

Уложение, по отором с д и расправа во вся их делах в Российс ом ос дарстве производится, сочиненное и напечатанное при владении Е о Величества Гос даря царя и Вели о о нязя Але сея Михайловича Всея России самодержца в лето от сотворения мира 7156 ода. (Далее – Уложение 1649.). СПб., 1779. Гл. 9, ст. 6.

См.: Гера литов А. Материалы по истории мордвы. М, 1932. С. 22 – 23.

ПСЗ РИ. Т. 2. № 508.

РФ НИИГН, И – 116.

РГАДА, ф. 1167, оп. 1, ед. хр. 762, л. 3 – 7.

Градовс ий А.Д. У аз. раб. С. 400 – 406.

Ермолаев И.П. Среднее Поволжье во второй половине XVI–XVII вв. Казань, 1982. С. 162.

ПСЗ РИ. Т. 1. 1830. № 144. С. 774.

Там же. Т. 2. 1830. № 704. С. 143.

Там же. № 779. С. 219 – 220.

Там же. С. 219.

Дополнения А там историчес им, собраные и изданные Архео рафичес ой омиссией. СПб., 1875.

Т. 9. С. 199 – 200.

ПСЗ РИ. Т. 2.1830. № 997. С. 502.

РГАДА, ф. 1167, оп. 1, ед. хр. 503, л. 1 – 3.

ПСЗ РИ. Т. 2. 1830. № 1062. С. 576.

Там же. Т. 4. 1830. № 1900. С. 189 – 190.

Дитятин И.И. Устройство и правление ородов России. СПб., 1875. Т. 1. С. 132.

ИТУАК. Тамбов, 1890. Вып. 28. С. 59, 61, 62.

Там же. С. 436 – 438.

Там же.

См.: Градовс ий А.Д. У аз. раб. С. 201 – 202.

ПСЗ РИ. Т. 3. 1830. № 1675. С. 600 – 601.

Там же. С. 600 – 603.

Там же. № 1697. С. 642 – 647.

Там же. № 1675. С. 600 – 601.

Там же. Т. 4. 1830. № 1742. С. 2.

Там же. № 2218. С. 436 – 438.

Там же. С. 438.

Там же. № 3380. С. 701 – 710.

Там же. Т. 5. 1830. № 3294. С. 15, 17, 18, 20.

Там же. Т. 4. 1830. № 2484. С. 26.

Центральный Гос дарственный архив Респ бли и Мордовии, ф. 2, оп. 1, ед. хр. 3, л. 272; ед. хр.

2, л. 259.

РГАДА, ф. 401, оп. 1, ед. хр. 250, л. 1 об.

ПСЗ РИ. Т. 5. 1830. № 2879. С. 138 – 140.

Там же. Т. 6. 1830. № 4624. С. 388 – 397.

См.: Кирилов И. Цвет щее состояние Всероссийс о о ос дарства. М., 1977. С. 197, 199, 223.

РГАДА, ф. 350, оп. 2, ед. хр. 2535, л. 296, 364.

III Мер ш инс ие на чные чтения Там же, л. 284.

ПСЗ РИ. Т. 6. № 3708. Гл. 14.

Там же. Гл. 3.

РГАДА, ф. 291, оп. 1, ед. хр. 396.

ПСЗ РИ. Т. 12. № 9018.

Дитятин И.И. У аз. раб. С. 373.

ИТУАК. Тамбов, 1897. Вып. 42. С. 138.

Там же.

ПСЗ РИ. Т. 20. 1830 № 15061. С. 987.

Там же. № 14908. С. 859.

Там же. № 14917. С. 866 – 867.

Там же. Т. 22. 1830. № 16188. Введение.

Там же. № 16188. Ст. 29.

Там же. Ст. 31, 54.

Там же. Ст. 31 – 35.

Там же. Ст. 158.

Там же. Ст. 49.

Там же. Ст. 50. Примечание.

Там же. Ст. 165.

Там же. Ст. 174.

Там же. Ст. 167.

Там же. Ст. 178.

РГАДА, ф. 16. ед. хр. 726, л. 4.

Там же, ед. хр. 936, л. 10.

Там же, ед. хр. 726, л. 8.

Там же, ед. хр. 911, л. 1006.

ПСЗ РИ. Т. 22. 1830. № 16188. Ст. 43.

РГАДА, ф. 1355, оп. 1, Пензенс ая берния, ед. хр. 1042, 1064, 1075,1078, 1084,1035; Тамбовс ая берния, ед. хр. 1654; Симбирс ая берния, ед. хр. 1414.

ПСЗ РИ. Т. 22. 1830. № 16188, 39, 149, 171, 175.

Там же. Ст. 2, 3, 18, 19.

РГИА, ф. 1350, оп. 312, ед. хр. 218, л. 2 об.

ИТУАК. Тамбов, 1895. Вып. 40. С. 32.

ПСЗ РИ. Т. 22. 1830. № 16188. Ст. 6.

Н.В. Пислегин, аспирант Удмуртского института истории, языка и литературы УрО РАН КРЕСТЬЯНСКИЕ ВОЛНЕНИЯ ЭПОХИ РЕФОРМ ПЕРОВСКОГО-КИСЕЛЕВА И ОТВЕТ НА НИХ ГОСУДАРСТВА (НА МАТЕРИАЛАХ УДМУРТИИ) Составной частью взаимоотношений государства и крестьянства являются акты проявления недовольства. Особенной остроты они достигают в периоды, связанные с резким изменением status quo во взаимных связях двух колоссов российской истории. Такие «подвижки» произошли во время преобразований управления удельными и государственными крестьянами, преобладающими на территории Удмуртии в первой половине XIX в. Реформы под эгидой Л.А. Перовского и П.Д. Киселева явились предвестником крестьянской реформы 1861 г. Они затрагивали все основные направления сотрудничества власти и «миров», усиливали конГ манитаристи а о менталитете и общественном сознании россиян троль государства над крестьянскими общинами. Преобразования прежде всего преследовали рост доходов государства за счет интенсификации эксплуатации своих основных податных сословий. Наряду с этим значительно возросло государственное вмешательство в хозяйственную жизнь деревни в рамках политики традиционного патернализма. Такого хода событий крестьянство не выдержало.

В начале 1828 г. произошло выступление удельных крестьян Качкинского приказа Елабужского уезда, вызванное мероприятиями по внедрению в жизнь положений реформы Л.А. Перовского. Данное неповиновение властям явилось продолжением волнений в Мысовочелнинском приказе Оренбургской губернии. В селе Качки сформировался центр сопротивления во главе с Ерофеем Семеновым. На место волнений прибыли управляющий удельной конторой, земский исправник, три священника и воинская команда из 30 чел. Семенов и еще один руководитель были арестованы. Но крестьяне в числе 1 500 чел., вооруженные кольями и дубинами, не поддавались на «увещевания» о законности нововведений и освободили своих предводителей. Воинская команда и чиновники были вынуждены «ретироваться». Для подавления выступления правительство командировало в Вятскую губернию флигель-адъютанта Мантейфельда «с открытым письмом, по коему он может взять две роты, а будет надобность, потребует и более». В Качки с ним отправился и вятский губернатор А.И. Рыхлевский.

12 февраля губернатор прибыл в Качку. Крестьяне потребовали сменить удельного голову, т.к. он, по их мнению, не защищал их интересы и присвоил 400 руб.

приказных денег (главной его виной стали попытки успокоить волнующихся); они требовали показать им подпись императора под указом о новом порядке сбора подати и введения общественной запашки.

Мантейфельд и Рыхлевский собрали сход, где потребовали составить «мировой» приговор о выполнении всех распоряжений удельных властей, но свои подписи согласились поставить только 23 чел. Потребовалась военная сила. Командир 1-го тептярского регулярного казачьего войска полковник Окунин «отрядил» 3 сотни казаков, с которыми и прибыл в Качку. Прежде всего были схвачены предводители.

После этого, несмотря на сильное сопротивление, порядок восстановился. Началась расправа над крестьянами: военным судом в составе Елабужского уездного суда и офицеров военной команды было допрошено более 500 чел., двоих, Ивана Ляткина и Никиту Мошихина, «как главнейших бунтовщиков по возмущению народа к неповиновению», военный суд приговорил к шпицрутенам через 1 000 солдат по два раза и «поставя на лице штемпельные знаки, сослать в каторжные работы навечно»; четверых крестьян – к 500 шпицрутенам по одному разу, а далее – к отправке в арестантские роты (из них двое по старости лет были возвращены). Один человек был наказан плетьми (25 ударов), двумя неделями на хлебе и воде и оставлен на месте жительства.

Десять сельских выборных, участвовавших в неповиновении, были наказаны плетьми (20 ударов). Казаки оставались в приказе до середины мая 1828 г.Летом 1831 г. произошло еще одно мощное выступление: крестьяне пяти приказов Сарапульского уезда – Галановского, Каракулинского, Козловского, МостовинIII Мер ш инс ие на чные чтения ского и Нечкинского – численностью 21 440 душ отказались от уплаты поземельного сбора. Брожение среди крестьян, недовольных новым обложением, возникло сразу после первых сведений о нем: начали распространяться слухи о том, что введение поземельного сбора есть не что иное, как «вид подписки их за барина». В начале 1831г. в приказах побывал под видом нищего удельный крестьянин Устиновского приказа Пермского имения, который утверждал, что поземельный сбор у них крестьяне не приняли. Власти попытались принять предупредительные меры, арестовав наиболее активных крестьян, в частности, в Мостовинском приказе было арестовано 82 чел. «за возмущение против поземельного сбора». Но волна возмущения усилилась, когда власти непосредственно приступили к введению нового обложения: стали измерять земли и отрезать «излишние», объявлять новые платежи2.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.