WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 80 |

Товарищ Сталин, в единоличном хозяйстве л чше было, а Вы не хвалите. У аждо о было свое хозяйство, с отина была. Бывало, работают, рад ются, а сейчас в олхозах одно р ательство, Крестьянин в поле зрения истори ов беспорядо, и аждый себе тащит. Та жить невозможно, и по этой доро е дол о идти нельзя, рано или поздно ход остановится, потом, что это ничем не до азано, тысячи мыслей слить в одно. В азетах очень мно о пере рашивают, то есть очень мно о неправды. Колхозни и совершенно не верят. Вы сами под майте, что сейчас творится в Мордовс ой АССР, ведь это жас. Свирепств ет олод, р оводители спят, сидят оловы не ломают, потом, что они сыты, ведь за это н жно нес оль о челове расстрелять. Самое основное народ по недели олод ет, даже стал, есть с рро ат.

Это х же чем в апиталистичес их странах, даже в де абре месяце в очередях, в Торбеевс ом районе МАССР пала и мерла одна женщина.

Товарищ Сталин, а Вы пишите, что в апиталистичес их странах олод, это не верно, а олод в СССР. Это б дет правильно и верно. Весь хлеб отправили в Испанию, а в МАССР олхозни и и сл жащие помирают. Вот в чем омм нистичес ая партия подорвала авторитет. Ка Вам не стыдно, товарищ Сталин, перед апиталистичес ими странами, что ваши олхозни и и сл жащие олодают в та ой цвет щей стране. Испанс им детям помо ли, а свои дети, если л бже посмотреть, олодные сидят. Ко да я зашел одном олхозни, то видел не о на печ е сидят четыре челове а детише олодные. Я спрашиваю: «Зачем не ходите в ш ол ». Они ответили: «Не в чем идти в ш ол, нет хлеба, нынче нам дали три артош и, хлеба совсем не ели две недели».

Вот Вам товарищ Сталин, де испанс ие дети, это не испанс ие, а советс ие, их отец работал в олхозе од, ниче о не заработал. С пол чением се о, товарищ Сталин, дайте распоряжение в ратчайший сро предоставить хлеба для МАССР, иначе весной б дет плохо, народ б дет помирать, олхозни и разойд тся». Р оводитель НКВД старший лейтенант В.М. Ванд назначил следствие с целью выявления др их авторов письма.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 22, л. 258.

Там же, л. 252.

Там же, л. 369.

ЦГА РМ, ф. Р-662, оп. 30, д. 2, л. 180.

См.: Абрамов В.К. У аз. раб. С. 356.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 51, л. 237. В деле имеется таблица детс ой и взрослой смертности с азанием причин.

Там же, д. 50, л. 155 – 157.

Там же, д. 167, л. 7 – 30.

Там же, д. 51, л. 116.

Там же, д. 50, л. 156.

Абрамов В.К. У аз. раб. С. 354.

Там же.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 36, л. 44.

Там же, д. 36, л. 152 – 153.

Там же, д. 43, л. 21.

Там же, д. 45, л. 22.

См.: Осо ина Е.А. За фасадом «сталинс о о изобилия». Распределение и рыно в снабжении населения в оды инд стриализации. 1917 – 1941. М., 1997. С. 210.

Кондрашин В., Пеннер Д. У аз. раб. С. 363.

Там же.

См.: История советс о о рестьянства Мордовии. Ч. 2. Саранс, 1989.

См.: Л з ин В.П. Народное хозяйство Мордовс ой АССР в оды Вели ой Отечественной войны (1941 – 1945.): Дис.... анд. ист. на. Саранс, 1995. С. 138.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 108, л. 650.

Там же, д. 108, л. 756.

Там же, л. 1073.

ЦДНИ РМ, ф. 269, оп. 4, д. 72, л. 45.

ЦГА РМ, ф. Р-228, оп. 3, д. 137.

Там же, д. 138, л. 90 – 96.

Там же, л. 80.

Там же, л. 27.

Там же, л. 30.

Там же, д. 138, л. 165.

Там же, д. 130, л. 477.

Там же, д. 138, л. 165.

Там же. л. 357.

Там же. д. 138, л. 90 – 96.

Там же, д. 111, л. 2 – 50.

III Мер ш инс ие на чные чтения С.А. Малаев, аспирант афедры афедры э ономичес ой истории и информационных техноло ий ИСИ МГУ им. Н.П. О арева РЕПРЕССИИ В ОТНОШЕНИИ КРЕСТЬЯНСТВА МОРДОВИИ В 1930-е.

Говоря о процессах, происходивших в Мордовии в 1930-е гг., следует учесть особенности социально-экономического развития республики. Мордовия изначально являлась сельскохозяйственным регионом, основой ее социально-классовой структуры было крестьянство. Анализируя данные по реабилитации, видно, что крестьяне составляют значительное большинство – 6 943 чел., или 49,1 % от общего числа репрессированных1. Это объясняется тем, что крестьянское население не только Мордовии, но и всей страны в целом первым испытало удар советской системы. Хозяйственная «верхушка» деревни олицетворяла для большинства деревенских тружеников жизненный идеал самостоятельного хозяйствования, а также имущественного и иного достатка и тем самым сводила на нет партийную пропаганду преимуществ коллективной системы. Поэтому судьба данного слоя деревни была предрешена заранее. Мордовия вошла в первую группу регионов сплошной коллективизации, что определило темпы ликвидации кулачества как класса. Вслед за кулаками удар был нанесен и по среднему слою крестьянского населения. В результате этого в республике пострадало не менее 1,4 % ее населения2. Коллективизация сопровождалась процессами раскрестьянивания, отчуждения людей от земли, бегством из деревень в город и т.п. Это было характерно и для мордовского края. Следует указать, что отличительной стороной данных процессов в Мордовии была установка на более высокие темпы коллективизации в национальных селах – мордовских и татарских. Коллективизация окончательно разрушила структуру и систему функционирования сельской общины региона.

В республике коллективизация началась в 1930 г. Решение съезда Советов (1931г.) Мордовской области обязывало «довести коллективизацию крестьянских хозяйств по Мордовской области к весеннему севу 1931 г. до 40 – 50 %, к концу года – до 65 %, а в 1932 г. осуществить в области сплошную коллективизацию»3.

Характер и методы работы в Мордовии не отличались от характера и методов работы в других областях. «Поставленная задача коллективизации 65 % всех крестьянских хозяйств к концу текущего года означает ликвидацию кулачества как класса.

Это обстоятельство еще больше обострит классовую борьбу в деревне. Поэтому необходимо мобилизовать рабочий класс, батраков, бедняков и середняков на социалистическое строительство и борьбу с кулачеством. Обязать органы ГПУ, адморганы, суд и прокуратуру принять самые жесткие меры репрессий против всех, кто срывает социалистическое строительство»4. Результаты такой политики сказались в первый же год коллективизации.

Средством проведения репрессии становится новое советское законодательство. В период «социалистической реконструкции народного хозяйства» новый уголовный кодекс устанавливал наказуемость ряда деяний, не считавшихся преступлением в предыдущий период. После XV съезда ВКП(б), давшего директиву «развивать дальше наступлеКрестьянин в поле зрения истори ов ние на кулачество и принять ряд новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне и ведущих крестьянское хозяйство по направлению к социализму»5, мероприятия по ограничению кулачества выразились в обложении кулачества повышенными налогами, в требовании от него продажи хлеба государству по твердым ценам, в ограничении до известного размера кулацкого землепользования законом об аренде земли, ограничении кулацкого хозяйства законом о применении наемного труда в единоличном крестьянском хозяйстве. Всякая попытка сопротивления мероприятиям по ограничению кулачества являлась уголовным преступлением. Законодательные акты этого периода устанавливали повышенную ответственность за неплатеж налогов и невыполнение государственных повинностей и обязанностей кулаками. В ответ на отказ кулачества продавать излишки хлеба государству по твердой цене партия и правительство провели ряд чрезвычайных мер против кулачества. В частности, широко применялась ст. 107 УК, в соответствии с которой осуществлялась конфискация излишков хлеба «у кулаков и спекулянтов, в случае их отказа продавать эти излишки государству по твердым ценам»6.

Наряду с усилением репрессии по перечисленным выше преступлениям в УК вводятся новые составы, признающие преступлением и иные действия, выражающие сопротивление указанным мероприятиям партии и Советского государства.

К числу таких деяний следует в первую очередь отнести: 1) нарушение законов о национализации земли; 2) кабальные сделки; 3) организацию лжекооперативов;

4) воспрепятствование избирателю – лицу наемного труда – участвовать в выборах; 5) угрозы должностным лицам и общественникам.

В 1930 – 1934 гг. издано значительное количество законодательных актов, установивших уголовную ответственность за сопротивление мероприятиям власти.

Одной из форм сопротивления стал массовый убой скота: «...Кулачество вело агитацию за убой скота перед вступлением в колхозы, убеждая крестьян, что в колхозе скот “все равно отберут”»7. В целях борьбы с кулацкой агитацией общесоюзными законами 16 января 1930 г. и 1 ноября 1930 г. была установлена кара в виде лишения свободы на срок до 2 лет и выселения из данной местности или без выселения для кулаков и частных скупщиков: а) производящих хищнический убой скота;

б) подстрекающих к этому деянию других лиц.

Проводя четкую дифференциацию ответственности, закон исключил уголовную ответственность середняков и бедняков за убой скота, установив для них только административную ответственность. Те же нормы содержит и постановление ЦИК и СНК СССР 7 декабря 1931 г. «О запрещении убоя лошадей и об ответственности за незаконный убой и хищническую эксплуатацию лошади»9. Вместе с тем, учитывая всю важность сохранения конского поголовья, закон 7 декабря 1931 г. установил уголовную ответственность и за всякий незаконный убой лошадей в обобществленном секторе.

Несмотря на то, что данные меры вначале замедлили сокращение поголовья скота, товарность сельского хозяйства Мордовии уменьшилась в 2,5 раза (таблица). В последующие годы коллективизации поголовье скота было снижено почти наполовину, так как в 1932 г. республику поразил голод, и население, несмотря на строгие запреты и репрессии, было вынуждено забивать не только продуктивный, но и рабочий скот10.

III Мер ш инс ие на чные чтения Таблица Численность с ота (тыс. олов) и товарность сельс о о хозяйства в Мордовии (тыс. р б.) Год Лошадей КРС Овец и оз Свиней Товарность сельс о о хозяйства 1929 198,1 339,6 978,6 53,4 30 1930 180,0 303,8 676,9 28,2 12 Начало «сплошной коллективизации» начиналось с арестов. По данным В.К. Абрамова, в 1929 г. в Мордовии по ст. 58 УК РСФСР (за так называемую антигосударственную деятельность) было осуждено 1 230 чел., в 1930 г. только за первые три месяца – 2 363 чел. В начале 1930 г. из региона предусматривалось выселить 1 200 семей общей численностью 8 400 чел. В последующие годы масштабы выселения значительно увеличились12.

Деревня Мордовии ответила на сплошную коллективизацию массовым движением сопротивления. Уже в первую треть 1930 г. произошло 178 массовых волнений и 104 террористических акта. Как указывало ОГПУ, «по далеко не полному подсчету» в них участвовало «свыше 35 тысяч человек»13. Наибольшей активностью отличались районы с преимущественно мордовским населением. Это вызывало новые репрессии и карательные акции.

Бюро Средневолжского крайкома ВКП(б) в постановлении от 13 февраля 1930 г.

отмечало, что раскулачивание в Мордовской области «приняло особенно неправильный размах» и «наименее базировалось по сравнению с другими округами на массовой коллективизации»14.

В соответствии с оперативным приказом НКВД СССР № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов» с августа 1937 г. во всех республиках, краях и областях была начата операция по репрессированию «бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников»15. Все репрессированные делились на две категории. В первую были отнесены «все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежали немедленному аресту и, по рассмотрению их дел на «тройках», – расстрелу. Ко второй категории – «все остальные менее активные, но все же враждебные элементы». Они подлежали аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них – заключению на те же сроки в тюрьмы, по определению «тройки»16.

Согласно учетным данным НКВД, численность населения, подлежащего репрессии в Мордовии, должна была составить: по первой категории – 300 чел., по второй – 1 500 чел.17 Утвержденные цифры являлись ориентировочными, однако наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД не имели право самостоятельно их превышать. В случаях, когда обстановка «будет требовать увеличения утвержденных цифр», наркомы республиканских НКВД и начальники краевых и областных управлений НКВД обязаны были предоставить соответствующие мотивированные ходатайства в НКВД РСФСР18. УменьКрестьянин в поле зрения истори ов шение цифр, а равно и перевод лиц, намеченных к репрессированию по первой категории во вторую категорию, и наоборот, – разрешается. Семьи приговоренных по первой и второй категориям, как правило, не репрессировались.

Операция началась 5 августа 1937 г. и должна была закончиться в четырехмесячный срок. В первую очередь репрессии подверглись контингенты, отнесенные к первой категории. Контингенты, отнесенные ко второй категории, до особого на то распоряжения репрессии не подвергались19.

Численность реабилитированных по решению о репрессии наглядно представляет данные о масштабах репрессий20 и показывает, что массовые репрессии осуществлялись большей частью путем внесудебных расправ через так называемые особые совещания НКВД – МГБ – МВД СССР, коллегии ОГПУ, «тройки» НКВД – УНКВД и «двойки». Однако и в судах «попирались» элементарные нормы судопроизводства.

Инсарская уездная комиссия в своей практике проводила самочинные обыски даже невиновных лиц, аресты крестьян «без достаточных улик». Некоторые сотрудники УЧК пьянствовали в рабочее время, один из них даже заявил, что «может расстрелять весь исполком, и кроме благодарности ничего не получит за это»21.

В циркуляре от 13 июля 1937 г. за № 12/001572 за подписью А. Вышинского указано:

«…Массовый проверкой личных дел заключенных в Дмитровском лагере обнаружено наличие ряда приговоров с превышением меры наказания, предусмотренной той или иной статьей Уголовных кодексов»22. Это приводило к тому, что многие осужденные находились в заключении свыше установленного законом срока. Подтверждают эти данные и материалы прокуратуры Республики Мордовия. Так, заключенный Кузанкин А.Д. был осужден Нарсудом Ардатовского района Мордовской автономной области по ст. 162 п. «г» к 6 годам лишения свободы и пробыл в заключении 4 года, в то время как мера наказания по ст. 162 п. «г» не превышает 2 лет. Установлено значительное количество подобных фактов и в отношении других заключенных23.

Pages:     | 1 |   ...   | 34 | 35 || 37 | 38 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.