WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 80 |

Дворцовое ведомство, прибрав к рукам ясашные мордовские земли и ясашное население, долгое время не вмешивалось в землепользование крестьян, особенно во владения бортными ухожаями. До конца XVIII в. для крестьян и их земели оставался термин «ясашные» (земли, дворцовые крестьяне). Мордва свои пахотные земли называла «старинные ясашные», а леса – «вотчинной бортной ухожай».

Администрация дворца считала обыденным делом перераспределение земель и бортных лесов среди дворцовых крестьян. Обычные правовые нормы, чтобы их признала и администрация волости, стали фиксироваться договорами в крепостных конторах. Владения дворцовых общин неоднократно уточнялись.

Имущественное неравенство и расслоение крестьянства хорошо прослеживается в отходе на заработки. Одни крестьяне становились рабочими, другие занимались торговлей, третьи – предпринимательской деятельностью. В XVII – XVIII вв. в этом крае сложился рынок наемной рабочей силы в лице поташных, металлургических и винокуренных заводов. На них вольнонаемный труд совмещался с трудом приписных крестьян. Многие дворцовые крестьяне-отходники работали в судоходстве, рыбной ловле и в соледобыче.

Началось становление протопролетариата и буржуазии, занятой сельскохозяйственной и промысловой деятельностью.

Примечания ИТУАК. Вып. 37. Тамбов, 1893. С. 3.

РГАДА, ф. 515, оп. 1, д. 652, л. 1.

Там же, д. 3, л. 1.

Там же, д. 5, л. 1, 23.

Там же, л. 1 – 28.

Там же, д. 220, л. 1 – 3 об.

Там же, ф. 1239, оп. 3, ч. 70, д. 32721, л. 124 – 124 об.

Там же, л. 124 – 125.

Там же, л. 147.

Там же. л. 104 – 106.

Там же, ф. 585, оп. 1, д. 49, л. 106, 125.

Там же, ф. 1031, оп. 1, д. 6, л. 1 – 8.

Цит. по: Земля Атюрьевс ая. Саранс, 2001. С. 46; Мишанин Ю.А. Мордовс ий народ и рай в периодичес ой печати Поволжья XIX столетия. Саранс, 1997. C. 38.

ИТУАК. Вып. 43. Тамбов, 1889. С. 146 – 147.

РГАДА, ф. 515, оп. 1, д. 304, л. 1 – 2.

Там же, д. 48, л. 1 – 2.

Заварюхин Н.В. Очер и по истории мордовс о о рая периода феодализма. Саранс, 1993. С. 75.

РГАДА, ф. 829, оп. 1, д. 608, л. 42.

Земля Атюрьевс ая. С. 46.

РГАДА, ф. 515, оп. 1, д. 342, л. 1 – 7.

См.: Заварюхин Н.В. У аз. раб. С. 7.

Там же. С. 76.

Там же. С. 75 – 76.

Крестьянин в поле зрения истори ов РГАДА, ф. 495, оп. 1, д. 75, л. 5.

Там же, ф. 901, оп. 1, д. 59, л. 1.

См.: Заварюхин Н.В. У аз. раб. С. 178.

РГАДА, ф. 515, оп. 1, д. 5, л. 1 – 11; д. 83, л. 1 – 5.

Там же, д. 467, л. 1.

Там же, д. 390. л. 1 – 6; д. 114, л. 1 – 3.

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 3457, л. 6 об. – 7 об.

Там же, д. 3456, л. 9.

РГАДА, ф. 515, оп. 1, д. 120, л. 2.

Заварюхин Н.В. У аз. раб. С. 170.

РГАДА, ф. 615, оп. 1, д. 11636, л. 43 – 43 об.

Там же, ф. 585, оп. 4, д. 120, л. 19.

Там же, л. 34.

Там же, ф. 1008, оп. 1, д. 19, л. 131.

Там же.

Заварюхин Н.В. У аз. раб. С. 73 – 74.

РГАДА, ф. 585, оп. 1, д. 42, л. 1 – 12.

Там же, ф. 615, оп. 1, д. 11636, л. 18.

Там же.

История делов за столетие их с ществования (1797 – 1897). Т. 3. Приложения. СПб., 1902. С. 144 – 145.

ЦГАЧР, ф. 193, оп. 2, д. 870, л. 127.

Там же, оп. 1, д. 878, л. 5 – 40.

Там же, д. 881, л. 22 – 71.

Там же, д. 992, л. 18 – 20.

Там же, л. 18 – 20.

Там же, д. 793, л. 34 – 80; д. 992, л. 8.

Там же, д. 1118, л. 2 – 61; д. 992, л. 13 – 15.

РГИА, ф. 515, оп. 10, д. 1475, л. 97.

Там же, д. 985, л. 1.

В.Ю. Заварюхин, соис атель НИИ ГН при Правительстве РМ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ КРЕСТЬЯНЕ МОРДОВСКОГО КРАЯ ЭПОХИ ФЕОДАЛИЗМА В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫХ АКТАХ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ Исследование проблем законодательного формирования и складывания сословия государственных крестьян в мордовской крае эпохи феодализма, численного и национального состава, землевладения и землепользования, хозяйственного и правового положения, налогообложения и повинностей способствует глубокому изучению вопроса истории законотворчества Российского государства и правоприменительной практики. Анализ истории правовой политики господствующей монархии в отношении местного населения в эпоху феодализма важен с точки зрения изучения памятников права. Под законодательством понимается III Мер ш инс ие на чные чтения весь комплекс издаваемых уполномоченными правотворческими органами нормативных актов, важнейшим из которых является закон1.

На ранних этапах развития классового общества роль государственной власти сводилась по преимуществу к санкционированию спонтанно сложившихся отношений и обычаев (обычное право), признанию общеобязательных религиозных норм и т.п. Постепенно правотворческая деятельность становится монополией государства, осуществляемой его высшими органами власти (законодательное право), а также судами (прецедентное право)2.

Издаваемый закон в форме указа лишь внешне, формально характеризует законодательную деятельность как верховной, так и власти на местах, что скрывает неодинаковую юридическую природу разных памятников права, историю их происхождения и правовую значимость, будь это повеление самого царя или Правительствующего сената.

Правовая проблема крестьянства в вопросах землевладения и землепользования в России всегда была одной из нерешенных задач государственной важности. Эта тема актуальна до сих пор.

По данным И.М. Петербургского, пашенное земледелие у мордвы начало развиваться с середины I тысячелетия3. На Руси постепенно сформировалось 3рода земли: бесхозные – никому не принадлежавшие, общинные и вотчинные. Памятники русского права ХII – ХV вв. свидетельствуют, что в Древней Руси только некоторые земли были отданы князьям на основе государственного права (за службу – кормление), а не на праве частной собственности. Земли общинные постепенно превратились в «черные», или государственные, и принадлежали князю, но не как частному собственнику, а как государю. Но уже в уставной грамоте смоленского князя Ростислава (1150 г.) говорится о частной собственности на землю. Земля была в распоряжении правительства или по частным гражданским сделкам могла переходить от владельца к владельцу. Но крестьяне при всех переходах оставались на ней4. Они, по сути, являлись бессрочными землепользователями.

Сословие государственных крестьян стало складываться в то время, когда церковные, помещичьи и дворцовые крестьяне платили оброк своим господам. Такой же оброк, то есть денежную феодальную ренту, должны были вносить остальные крестьяне. Все они объявлялись «государственными», то есть крестьянами государственной казны, феодально-зависимыми от государства-землевладельца. И состав, и социальное положение этого сословия были точно определены рядом петровских узаконений о введении подушной подати и оброчного сбора5.

Окончательно юридическое оформление сословия государственных крестьян было закреплено Указом Сената от 22 января 1719 г. «Об учинении общей переписи людей податного состояния, о подаче ревизских сказок и о взысканиях за утайку душ». Наряду с частновладельческими крестьянами, патриаршими, архиерейскими, монастырскими и помещичьими указ упоминал о крестьянах «Дворцовых и прочих государевых», об однодворцах, татарах и ясячных6. Вторым законодательным документом, распространившим крепостничество на государственных крестьян, являетКрестьянин в поле зрения истори ов ся Указ от 26 июня 1724 г. «О сборе подушных денег, о повинностях земских обывателей в пользу квартирующих войск и о наблюдениях полковым начальством благочиния и порядка в селениях, войсками занимаемых». Пункт 18 этого указа так и назывался «О четырехгривенном сборе с Государственных крестьян». Определился состав этой категории крестьян: «На однодворцов, на черносошных крестьян, на татар и ясяшных и на пашенных, которые не за помещики…»7.

Государственные крестьяне принадлежали монарху как носители государственной власти и обладателю всей земли, не занятой частными собственниками. Они находились в ведении воеводских канцелярий и составляли собственность царской казны. На территории современной Мордовии к ним относились ясачные земли русских и мордовских крестьян в Саранском, Инсарском и Кадомском уездах, земли бывших служилых людей из русских, мордвы и татар в перечисленных, а также Темниковском и Алатырском уездах, государственными были и земли городских посадов8.

Право возникает вместе с государством и является элементом культуры человечества. История права опирается на закон. Главный объект нашего изучения – это закон, нормативные и иные правовые акты Российской империи эпохи феодализма, которые относятся к государственной мордве9. По законодательству можно судить о самых paзных сторонах жизни общества, государственной деятельности, а в данном случае в отношении государственной мордвы. Феодальное государство имеет свою специфическую правовую систему, связанную определенной общностью и преемственностью с другими типами права. В феодальном государстве имеются органы власти и управления, государственный механизм, институты государственного права, существуют институты учреждений. Но меняется терминология – меняется и содержание институтов, и понятия, однако сущность остается, что позволяет проводить анализ и обобщение, без которых любая наука перестает быть таковой.

Нами были использованы нормативные документы архивов Республики Мордовия, Пензенской и Нижегородской областей, Республики Татария, а также ЧОИДР, ИОАИЭ, ИТУАК, РГАДА, полное собрание законов Российской империи в 45 томах, российское законодательство Х – ХХ вв. в 9 томах, законодательство, накопленное в «Документах и материалах по истории Мордовской АССР», и др.

По государственным крестьянам мордовского края эпохи феодализма в различных архивах или других источниках имеется более 100 нормативных актов: свыше 90 законов изложено в форме указов и постановлений центральных органов власти и более 20 с распоряжениями местных органов, но и здесь часть изложена в указах (см. «Документы и материалы по истории Мордовской AССP»). Основной объем исследованного законодательства составляют акты налогообложения и повинностей, соответственно более 70, из которых не менее 45 по налогам. Иначе и не могло быть, сбор налогов является главной задачей государства. 11 указов имеются по рекрутству, 6 – по лашманству, более 10 повинностей – по строительству крепостей, работе на заводах и промыслах, более 20 актов – по христианизации «инородцев», а также различные акты управленческого характера и попечиIII Мер ш инс ие на чные чтения тельства, их насчитывается более 10. Также есть указы «спорные, судебные, по розыску воров». Такое деление исследованных законодательных актов является весьма условным, так как в одном указе могли рассматриваться разные вопросы и его можно было отнести к нескольким, рассматриваемым нами, разделам.

Остановимся на изучении отдельных актов, в которых содержалась бы история законодательного становления государственной мордвы и государственных крестьян в мордовском крае, в целом их правового положения. В Центральном государственном архиве Республики Мордовия имеется «Дело управителя ясашной Мордвы Ильи Тяпкина», охватывающее период с 23 ноября 1727 г. по 19 января 1728 г.10 Он был назначен в 1726 г. Дворцовой канцелярией в Саранский уезд управителем мордвы, до этого времени ведавшей воеводской канцелярией. В интересах царя была сделана попытка о перезакреплении государственных крестьян в сословие Дворцового ведомства. Те, разумеется, такому решению не обрадовались. Управитель И.

Тяпкин приказал собирать дворцовые деньги с крестьян насильно. 23 ноября 1727 г.

жителями д. Подлесной Тавлы, Напольной Тавлы, Кочкурово, Семилей Саранского уезда была подана челобитная саранскому воеводе Беклемишеву о избиении и ограблении мордвы И. Тяпкиным. Они были 22 ноября 1727 г. в Саранске «На торг для своих нужд, понеже де требуетца с них е.и.в. (ее императорского величества. – В.З.) подушной оклад, для продажи хлеба», Тяпкин приказал «переловить» их и «бил» в своем доме «смертно батожьи». После этого началось следствие по делу злоупотребления управителя И. Тяпкина. Он и его подчиненные были взяты под стражу.

Указом Пензенской земской конторы от 8 декабря 1727 г. ему запрещалось управлять государственными крестьянами11. При этом делалась ссылка на решение государственной Камор-коллегии от 17 января 1727 г., согласно которой «ясашных волостей Дворцовой канцелярии ведать не велеть, а ведать по прежнему в Камор-коллегии».

Нами обнаружен ранний указ Сената, который проливает свет на данное дело. Он был опубликован значительно раньше рассматриваемых событий – 3 мая 1727 г. – и назывался «О сборе с Ясашных Пензенских сел и деревень, не приписанных к Дворцовому ведомству, подушных семи и четырехгривенных денег земским комиссаром», в котором изложено: «…между тем происходят ссоры и не учинилось бы двойного сбора. Справкою из Камер-коллегии показано, что с означенных Пензенских ясачных сел и деревень в табеле о дворцовых доходах сбору не показано и ныне с них какие во дворец сбираются ли, не известно. А по указу из Высокого Сената 726 г., в оных волостей во Дворцовой канцелярии ведать не велено. А понеже по приговорам Правительствующего и Высокого Сената, июня 7 дня 725 г., дворцовых волостей на крестьянах подушных денег на самих отнюдь взыскивать не велено, а велено взыскивать дворцовых вотчин на управителях и прикащиках и старостах; октября 18 дня 726 года, в Симбирской провинции ясачных волостей в дворцовой канцелярии ведать не велено, а велено их ведать по-прежнему в Камер-коллегии, понеже как Камер-коллегия показывает, что и прежде всего в Приказе Большого Дворца были не ведомы, и в табеле о дворцовых доходах сбору с них в Приказ Большого Дворца не показано, а ведомы были в Приказе Казанского Дворца… Того ради, Крестьянин в поле зрения истори ов Высокий Сенат приказали: с вышеозначенных ясачных Пензенских сел и деревень подушных семи и четырехгривенные деньги сбирать земским комиссаром и отсылать к воеводе, а прикащику дворцовому не отдавать, ибо об них в Камер-коллегии показано, что тех ясачных сел и деревень в табеле о Дворцовых доходах сбор не показан»12. Непомещичьи крестьяне вдоль Белгородско-Симбирской укрепленной линии были отданы для введения в приказ Казанского дворца. Это дополнительно подтверждается справкой государственной Камер-коллегии. Но Дворцовая канцелярия (приказ Большого дворца) считало ясачных крестьян своими крепостными и прислало в Саранский уезд нового правителя – «бывшей Саратовской соляной продажи секретаря Якова Дмитриева». Мордовские старосты 28 деревень уезда незамедлительно подали коллективную челобитную в Сенат. Они просили оставить их в введении Саранской воеводской канцелярии. Отказ перейти и подчиняться Дворцовой канцелярии они мотивировали так: «А мы не дворцовые, понеже исстари ясашные и на преж всего ведомы были в Приказе Казанского Дворца»13.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.