WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 80 |

на 1 чел. в сутки. В общей сложности за этот рейс кормщик получал 1 руб. 20 коп., а бурлаки – по 75 коп. Брали задаток: первый – 60 коп., остальные – по 50 коп. Этот груз они должны были доставить за 25 дней34.

Бурлаки могли наниматься на работу только тогда, когда их отпускало деревенское начальство: десятники, сотники. Это стало обязательным в середине столетия.

Так, из д. Борки Михайла Емельянова, Григория Данилова, Василия Иванова, Леонтия Иванова отпустил 1 апреля 1753 г. десятник Антон Иванов35. 5 мая этого же года из д. Цыбаевские Станы десятник Семен Ильин отпустил бурлачить Илью Семенова, Макара Ильина, Дмитрия Андреева, Ивана Васильева и еще 3 чел.О масштабах отходничества говорит тот факт, что с 1 января по 1 июля 1753 г. в Темниковской канцелярии совершено 120 записей об отпуске людей на разные работы, за первое полугодие – более 700 чел. Большой отток из Примокшанья наблюдался осенью. В течение года только из Темниковского уезда на разные сроки уходило на заработки около 1 000 чел.

Были случаи, когда из Темниковского уезда ходили бурлачить на Волгу. В 1762 г.

новокрещеные д. Борки Степан Григорьев, Иван Васильев по паспортам ходили бурлачить на Волгу37.

Из селений людей отпускали на сторону даже на целый год. Так, новокрещеная Евдокима Крысенкова из с. Никольское, Ачадово тож Керенского уезда сотник староста отпустил сроком на один год «где и у кого и между русскими людьми жить»38.

Нередко бурлаками на один струг нанимались люди разных национальностей. Так, в 1771 г. темниковский купец Андрей Федоров взял подряд на доставку 26 815 пудов соли за 3 312 руб. из Саратова до с. Пурдошки и далее в Переславль-Залесский, Гузский Погост и в другие места. До Пурдошки груз из Саратова был доставлен зимой на санях, III Мер ш инс ие на чные чтения а от пристани дальше водным путем. Кормщиком нанялся крестьянин с. Пурдошки Анисим Алексеев, водоливами – мокшанин из д. Канаково Дементий Иванов и татарин Кадорша Ардеев из д. Дашкино. Бурлаков из разных деревень было набрано 75 чел.Кроме бурлачества, дворцовые крестьяне широко практиковали отход на сторону в целях заработка. Они были разнорабочими, пастухами, убирали хлеб, продавали свой, а также чужой товар и т.д. Правительство пыталось регулировать отход крестьян на заработки выдачей паспортов. 13 октября 1739 г. некрещеная мордва д. Нижнее Атюрево Наяшка Шукшин, Епустка Роткин и новокрещеные Василий Васильев, Павел Семенов просили дать им паспорта до 1 января 1740 г. в Тамбовскую и Шацкую провинции «в разные жительства для прокормления черною работаю». 10 ноября 1739 года из д. Верхнее Атюрево Непанка Келганин и д. Канаково Кяшка Учкин «с товарыщи» просили дать им паспорта до г. Воронежа сроком до 30 апреля для отвоза собираемого с них провианта40.

Торговые крестьяне из д. Атюрева Кяшка Мосеев и брат его Яков Мосеев и д. Цибаево Емонтай Амишев, Умряк Амишев 18 ноября 1739 г. сроком до 30 декабря 1739 г. взяли паспорта до г. Тамбова и «протчие места». 17 ноября торговец из д. Ардашевская Выставка Ротка Пахмин, д. Цибаево Тимирка Маминзин взяли паспорта до Москвы, Воронежа и Переславля Рязанского. Срок возврата в свою деревню был обозначен 30 декабря этого же года41.

Желающие уйти на заработки при получении разрешения на выдачу печатного паспорта обычно писали: «Желаю я, нижеименованный для прокормления быть на струговой работе» или «…в городе Саратове у обывателей в найме в работе у кого нахожу». Паспортная система в России введена указом императрицы Елизаветы Петровны от 21 мая 1743 г., чтобы с начала 1744 г. всем отходникам давать «печатные паспорта», а письменных не признавать. В Шацкую провинцию было послано 6 600 бланков, а всего по всей России – 788 тыс. Отходникам на сторону записывали особые приметы: рост, цвет глаз, наличие бороды, усов. Так, бурлаки, нанявшиеся с Пурдошанской пристани до г. Мурома, до Шенской пристани везти барку с казенной солью, имели рост: мокшане из д. Канаково кормщик Сергей Иванов – 171 см, водолив Дементий Алексеев – 166,5 см, Агей Иванов – 157,5 см, Василий Казмин – 153 см, татары д. Караево Якуп Якупов 162 см: у него «в правом ухе серга», Хантей Чепкунов – 162 см, «сероглазый», Хансвяр Юнисев – 166,5 см, Мехмут Абдрахманов – 171 см, д. Тювеева, Верекушки тож татарин Бахтей Якупов – 157,5 см42.

С увеличением численности жителей в дворцовых селениях отход на сторону в поисках заработков приобретает массовый характер. В «Топографическом описании Симбирского наместничества», составленном Т.Г. Масленицким и в «Камеральной ведомости об удельном имении» за 1800 г. отмечается, что крестьяне «сверх хлебопашества… упражняются в разных домашних рукоделиях и отлучаются с паспортами в работники на судах»43. Кроме бурлаков, многие работники уходили в города Уральск, Оренбург, Уфу, Саратов. С уездов таких людей набиралось от одной до двух тысяч. Землемер Иванов в своем рапорте в Алатырскую уездную контору от 20 июня 1856 г., по итогам проведенной проверки сельхозугодий, сообКрестьянин в поле зрения истори ов щал, что «не более как в 10 селениях из всего имения оказалось земли от 5 до 8 десятин на душу, количество, при котом крестьяне могут жить в довольстве собственно от земледелия». Все остальное население должно было прибегать к дополнительным занятиям, без которых «крестьяне существовать не могут»44.

В Алатырском уезде в Моргинском приказе имелось 13 селений и 5 989 душ по IX ревизии. Больше всех уходили на заработки из Морга, Дубенок, Гулюшево, Ардатово. Из Гулюшева ежегодно в бурлаки отправлялось до 200 чел., Ардатово – до 100 чел. Среди крестьян отмечены бочкари (7 чел.), колесники (8 чел.), портные (чел.), кузнецы (16 чел.). Всех ремесленников насчитывалось 145 чел. Кроме того, часть крестьян занималась плотничеством, крашением пряжи, сукна, холстов. В селениях уезда действовало 67 промыслово-промышленных заведений, в их числе ветряных мельниц, 6 маслобоек, 16 кузниц, 1 салотопка. На 16 предприятиях в с. Болтаевке прялась пенька, вились канаты и веревки. Продукция сбывалась на Промзинской пристани. Крестьяне от этого получали «изрядный доход». У крестьян в с. Дубенки действовало 6 поташных заводов.

Крестьяне занимались торговлей. Переторговывали мукой и «съестными припасами» в Дубенках 10 чел., в Гулюшеве – 9, в Чеберчине – 3, в Кирзяти – 5, в Николаевке – 1 чел. В Ардатове 4 домохозяина переторговывали рыбой и солью.

Жители Налитова закупали в гурты скот и перегоняли для продажи в другие места.

В селениях приказа было развито товарное садоводство. Традиции занятий садоводством уходят в XVIII в. Так, у крестьянина с. Гулюшева Дмитрия Климова сад заложен в 1742 г., Козьмы Гранина – в 1765 г. Большинство семей стали заниматься садоводством в 20 – 30-х гг. XIX в. Всех садов в селениях приказа переписано 351, в том числе в Болтаевке – 29, Кирзяти – 27, Налитово и Чукалах – 43, Петровке – 24, Ардатове – 34, Дубенках – 71, Морга – 60, Голодяевке – 5, Гулюшеве – 83. Часть продукции садов продавалась на местных рынках45.

Урусовский приказ включал 18 селений, из них лишь 4 – с. Урусово, Старое Ардатово, Кечушево, Жабино – вошли в состав современной Мордовии. В начале 50-х гг. XIX в. в этих селениях проживало 1 340 душ мужского пола. Основными видами промыслов крестьян были битье шерсти (115 чел.), плотничество (16 чел.), шитье одежды (8 чел.), выделка овчин (2 чел.), катание валенок (1 чел.). Всего этими промыслами было занято 147 чел., или 10,97 % от числа душ мужского пола.

Жители селений содержали 28 ветряных мельниц, 11 поташных заведений, 5 кузниц, всего – 44 промышленно-промысловых заведений.

Дополнительным источником дохода крестьян было садоводство. Разведением садов здесь занимались 34 жителя, большинство садов были заведены в 1820 – 1835 гг. Наибольший доход от садоводства – до 10 руб. серебром в год – получали крестьяне д. Старое Ардатово Козьма Терентьев, Михаил Афанасьев, д. Жабино – Григорий Михайлов и Тимофей Яковлев46.

В Лобаскинском приказе садоводство отмечено в 51 хозяйстве. Фрол Иванов из Челпанова выручил со своего сада 25 руб., Василий Игнатьев из Лобасков – 20 руб.Жители других приказов занимались промыслами в зависимости от наличия III Мер ш инс ие на чные чтения ресурсов, имеющихся в их распоряжении. Так, в Лобаскинском приказе 160 мастеров в селениях Болдасево, Папулево, Селищи делали сани, колеса. Мастера пивовары славились в селениях Резоватова, Береговые Сыреси, Камаева. В селениях приказа торговали дегтем, посудой, продуктами. Много имелось промышленно-промысловых заведений: маслобоек – 21, крупорушек – 22, ветряных мельниц – 73, кузниц – 13, поташных заводов – 32, солодовен и пивоварен – 1848.

В селениях, где был базар, занимались мелочной торговлей, содержали постоялые дворы, «конный разгон на большой дороге», делали горшки. Этим жили крестьяне с. Тетюши. Они также содержали 7 маслобоек, получая «хороший доход».

Крестьяне соседнего с. Дады изготавливали большие корчаги «для гонки смолы и дегтя». Глину копали в дачах с. Атяшева недалеко от д. Кулясова. От этого промысла получали «изрядный доход»49.

В Бузаевском приказе жители ряда селений получали средства на жизнь от конопляников. Ими было занято в Тазино – 94 дес., Пичаурах – 107, Сосновом Гарте – 23, Соколовом Гарте – 14, Мордовских Найманах – 72 дес., всего по приказу – свыше 525 дес. Конопля сбывалась на пристанях реки Суры. Садоводством занималось 50 дворов. За 1845 – 1852 гг. они «выручили» 964 руб. 50 коп. Некоторые садоводы имели более 100 плодовых деревьев50.

Ремесло и торговля, бурлачество являлись основным занятием жителей г. Ардатова. В 1835 г. из 960 удельных крестьян города 242 чел. занимались ремеслом, торговлей51.

О многообразии промысловой деятельности крестьян этого приказа можно судить по материалам рапорта министру Императорского двора князю П.М. Волконскому от 31 марта 1829 г. коллежского асессора Бестужева и штабс-капитана Воеводского, проводившего обследование Симбирской удельной конторы. Они писали, что в Ардатовском приказе состоит 2 920 душ, которые кроме хлебопашества занимаются торговлей и промышленностью. «Торг производят они хлебом вообще, в том числе и пшеницею, который в окрестности родится весьма хорошо, ибо земля вокруг Ардатова почти вообще превосходная», и далее: «салом, солью, кожею сыромятною. Промышленность их состоит в выделке кожи, в салотоплении, в извозе, звероловстве, рыболовстве по р. Алатырю, но сии роды промышленности маловажны». Часть крестьян занималась кирпичным производством, «богатейшие из крестьян имеют мельницы, которые находятся в черте города… Иные нанимаются в винопродавцы, большая часть бурлачит на Волге»52.

Неземледельческие занятия в городах и селениях края – именно тот индикатор, который подводит черту под хозяйственными занятиями населения. В этом отношении до середины XVIII в. ценны книги таможенных сборов, а затем хозяйственные описания, которые высвечивают основные занятия дворцовых крестьян.

Таким образом, в развитии товарно-денежных отношений в земледельческом крестьянском хозяйстве в XVII – XVIII вв. наметился существенный сдвиг вперед.

Выделились крестьянские дворы, которые переходили к производству на рынок.

Постепенно этот процесс захватывал все отрасли крестьянского земледелия: как осКрестьянин в поле зрения истори ов новные (производство хлеба, животноводство), так и вспомогательные (огородничество, садоводство и пчеловодство).

Крестьянство на рынок давало значительную товарную массу. В связи с усилившимся грузопотоком и расширением производства увеличился рынок рабочей силы.

Концентрация экономической мощи в руках зажиточных крестьян приводила к потере земельных и иных ресурсов другой частью деревни. Это вынуждало последних искать заработки вне сферы своего хозяйства и обращаться к промыслу и найму.

«Капиталистические» крестьяне активно включались в торгово-скупческие операции, расширяли земледельческое хозяйство, промыслы, используя при этом труд отходников. Консервация феодального строя «на вечные времена» становилась не под силу императорскому режиму. Отход крестьян с каждым годом нарастал, несмотря на попытку его регулирования паспортным режимом. Запретить неземледельческие занятия власти на местах не могли, они оказывались бессильными, несмотря на карающие указы с «безуказным» производством. Труд крестьян, как в сельском хозяйстве, так и вне его, оставался главным фактором исторического прогресса в России.

Развитие товарно-денежных отношений в крестьянской промышленности связано с металлообработкой. Многие кузнецы от работы на заказ переходили к работе на рынок. Их ремесло становилось уже мелкотоварным производством.

Иногда крестьянки изготавливали на продажу холсты, сукно, но в нашем крае это занятие не являлось типичным. Явление товаризации крестьянских промыслов прослеживалось в деревообработке, кожевенном деле и др. В большинстве случаев товаропроизводители сами являлись и продавцами своей продукции. Постепенно повсеместно формировался слой «торгующих» сельских жителей. Мы находим их в большом количестве среди дворцовых и государственных крестьян изучаемого региона. Они проживали или в своих селениях, или переходили жить в города и волостные центры. В XVII в. пытались уничтожить слой торгующих крестьян и сосредоточить всю торговлю в руках посадских людей. Были уничтожены беломестные слободы. Дворцовые центры на Мокше и Суре сохранились формально сначала как центры управления, а не как города, где разрешена торговля. Однако реальная жизнь в эти запреты внесла свои коррективы, и торгующие крестьяне там сохранились. В XVIII в. выделялось большое количество торгово-промышленных сел, крестьяне которых, по существу, уже мало занимались сельским хозяйством, а переключились на торговлю и промышленную деятельность. Таких крестьян было много в Ардатове, Красной Слободе, Троицком Остроге и в Наровчате. Масштабы деятельности торговых крестьян к середине XVIII в. были таковы, что купечество увидело в ней угрозу для себя и обратилось за помощью к правительству, о чем свидетельствуют наказы в Уложенную комиссию 1767 г.

Таким образом, внеземледельческие занятия дворцовых крестьян являлись важным фактором, создавшим предпосылки для появления во второй половине XVIII – первой половине XIX в. капиталистических тенденций в экономике: в результате широкого распространения в первой половине XVIII в. крестьянских домашних промыслов, отхода крестьян на заработки, участия их в торговле продвинулся вперед процесс экономической специализации и на дворцовых землях. На базе труда наемIII Мер ш инс ие на чные чтения ных и приписных крестьян росло и укреплялось мануфактурное производство. Среди заводовладельцев Примокшанья имелись и дворцовые крестьяне.

В основе начала социального расслоения крестьянства лежал процесс «размывания» феодальной собственности и перераспределения земли между землепользователями на основе купли-продажи.

Pages:     | 1 |   ...   | 24 | 25 || 27 | 28 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.