WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 80 |

Е.М. Кечай ина, андидат историчес их на, преподаватель Саранс о о ооперативно о инстит та ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОРГАНОВ МИЛИЦИИ МОРДОВИИ В НАЧАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 22 июня 1941 г., нарушив договор о ненападении, немецкие войска вероломно вторглись на советскую территорию. Началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии. 23 июня 1941 г. был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении в отдельных местностях военного положения», на основании которого особый режим управления вводился в пограничных республиках и некоторых областях СССР.

III Мер ш инс ие на чные чтения Мордовская республика не относилась к их числу, однако тяготы войны были не менее ощутимы в силу того, что МАССР в первый период войны считалась прифронтовой территорией и до середины 1943 г. входила в состав Московского военного округа наряду с Горьковской, Ивановской, Калининской, Московской, Рязанской, Тульской, Ярославской областями, а также Марийской, Чувашской АССР1.

29 июня 1941 г. была принята совместная директива ЦК ВКП(б) и СНК СССР, которая ставила перед советским народом в качестве основных задач превращение страны в единый боевой лагерь, всемерное укрепление рядов Красной армии, перестройку работы тыла, перевод народного хозяйства Союза на военные рельсы2. Определяющим для всей жизни страны стал лозунг – «Все для фронта, все для победы».

В осуществлении этих мер значительная роль отводилась органам правопорядка и милиции. На военный период им предписывалось «организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, организовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла: дезертирами, паникерами, распространителями ложных слухов, уничтожить шпионов, диверсантов, вражеских парашютистов... Все должны знать, что враг коварен, хитер, опытен... учитывать это в своей работе и не поддаваться провокации»3.

Таким образом, органы милиции в сложившейся ситуации должны были обеспечивать общественную безопасность и правопорядок в любой конкретной обстановке, принимать непосредственное участие в мобилизации сил и средств каждого региона для нужд обороны страны.

Перестраивая деятельность органов милиции на военный лад, пришлось преодолеть ряд серьезных трудностей: коренным образом менялись условия работы, возрос ее объем. Война породила ряд опасных преступлений, которые в мирное время не совершались: распространение ложных и провокационных слухов, вызывающих панику среди населения, нарушение правил светомаскировки народнохозяйственных объектов и жилого сектора, большую миграцию населения из регионов, где разворачивались военные действия, в глубокий тыл страны. Это обусловило изменения в трудовом режиме органов правопорядка, повысило требования к личному составу.

Только 8 мая 1942 г. НКВД СССР издал директиву об установлении в органах внутренних дел и милиции 12-часового рабочего дня. Фактически же сотрудники милиции перешли к ненормированному графику с первых дней войны, работая столько, сколько требовала обстановка и условия службы4.

Так, 23 июня 1941 г. Нарком внутренних дел Мордовии издал приказ об изменении распорядка рабочего дня всех сотрудников НКВД на период военного времени: сотрудники милиции должны были работать с 8 часов утра до часу ночи5. Было принято решение о переводе наружной службы с трех смен на две, по 12 часов каждая. В этот период отменялись отпуска, принимались меры по пополнению бригад содействия милиции, организации групп содействия истребительным батальонам и групп охраны общественного порядка.

Одним из направлений деятельности милиции в начальный период войны стало обеспечение государственной безопасности страны. Это нашло отражение в Крестьянство на войне и в тыл борьбе с антисоветскими высказываниями, распространителями «пораженческих» настроений, дезорганизаторами тыла.

Среди граждан имелось немалое количество лиц, недовольных советской властью. Однако в ходе массовых репрессий 30-х гг. подавляющее большинство лиц, настроенных оппозиционно к сталинскому режиму, было физически уничтожено и морально сломлено. Благодаря исключительной крепости тыла в СССР в результате принятых мер по превращению страны в боевой лагерь не потребовалось издания для борьбы со шпионами и диверсантами дополнительных законов. Против контрреволюционных преступников в условиях военного времени достаточным было наличие статей Положения о преступлениях государственных с изменениями от 8 июня 1934 г.

6 июля 1941 г. Президиум Верховного Совета СССР принял Указ «Об ответственности за распространение в военное время ложных слухов, возбуждающих тревогу среди населения». Основываясь на его положения, милиция повела решительную борьбу с «паникерами», провокаторами, «болтунами» и другими дезорганизаторами тыла, а также с нарушителями общественного порядка. Однако в случае, когда распространявшиеся виновным лицом слухи, возбуждающие тревогу среди населения, были наполнены антисоветским содержанием, то они квалифицировались под статью 58-10 УК РСФСР об антисоветской агитации. Это предусматривало «высшую меру социалистической защиты – расстрел или объявление врагом трудящихся с конфискацией имущества и лишением гражданства союзной республики, тем самым гражданства Союза ССР»6.

Конечно, наибольшее количество неправосудных приговоров было вынесено именно по делам о контрреволюционных преступлениях, как то: антисоветская пропаганда и агитация. Причины этого можно в какой-то степени объяснить, но не оправдать тем, что обвинение по таким делам часто обосновывалось на фактах, существующих в действительности. Они оценивались тогда в соответствии с законом и общественным мнением как преступные антигосударственные проявления вне зависимости от близости линии фронта.

Мордовию в начальный период боевых действий не обошла волна контрреволюционных преступлений. Их особенностью стало преобладание антисоветских высказываний в адрес проводимой обязательной мобилизации на фронт, а также личные комментарии газетному материалу о военных операциях.

Очевидно, что распространение панических слухов об отступлении или разгроме наших войск наносило серьезнейший вред государственной безопасности. Однако часто к пропаганде относили просто критику тех или иных действий правительства и военачальников. Остальное домысливалось воображением следователя, и по традиции любые действия или слова истолковывались как контрреволюционные.

Так, в колхозе «14 год Октября» Темниковского района колхозник Майоров во время прочтения речи И.В. Сталина в тех местах, где говорилось об успехах Красной армии, на мордовском языке бросил реплику: «Этому не верьте, газеты ведь врут. Гитлер пройдет, он имеет большую силу и военную мощь»7. В колхозе «12 лет III Мер ш инс ие на чные чтения Октября» Старошайговского района Н. Спирин распространял слухи, что «Гитлер наступает здорово, так, что (наши) не успевают удирать»8.

Обиженные советской властью раскулаченные граждане нередко негативно высказывались по поводу мобилизации. А. Гришнев из колхоза «Большевик» Кадошкинского района при вручении ему повестки сказал: «За что я пойду на войну Я ведь не голосовал за советскую власть».

Но были и прямые угрозы, которые на фронте могли найти свое применение и обратиться против советского государства, как то: «если возьмут в армию, то я буду там только ломать и портить советские машины»9.

Война предъявила свои требования к сотрудникам НКВД и милиции. В целях укрепления служебной дисциплины, пресечения трусости, безделья, малодушия был издан приказ Наркома внутренних дел СССР Л.П. Берии от 6 сентября 1941 г., который предусматривал «работников НКВД и милиции, проявивших трусость, подающихся панике и покидающих свои служебные посты, арестовывать и предавать суду Военного трибунала»10. Мера достаточно суровая, но этим демонстрировала пример непоколебимости, отсутствия предвзятости в борьбе с этим видом преступления.

В сложившейся ситуации пристальное внимание отводилось эвакуированным и беженцам из зоны оккупации, которые в большей степени сеяли панические настроения среди местного населения.

27 июня 1941 г. было принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О порядке вывоза и размещения людских контингентов». На его основании началась эвакуации в восточные регионы страны материальных ценностей: оборудования заводов, предприятий, а также людских ресурсов из прифронтовой полосы11.

5 июля 1941 г. СНК СССР принимает постановление «О порядке эвакуации населения в военное время», которое позволило приостановить стихийный поток беженцев и обеспечить организованную эвакуацию, пресечь проникновение подозрительных и вражеских элементов в тыл страны12. Осенью того же года при Совете по эвакуации было создано специальное Управление по эвакуации населения, преобразованное в январе 1942 г. в отдел СНК РСФСР по хозяйственному устройству эвакуированного населения13.

Указанные постановления имели важное значение для Мордовской республики, так как расположенные ближе к фронту автономные республики и области Поволжья – Горьковская, Куйбышевская, Саратовская, а также Татарская, Марийская и Чувашская и Мордовская АССР – первыми приняли эшелоны с эвакуированными людьми и оборудованием.

При СНК МАССР было организовано Переселенческое управление, которое вело учет всех эвакуированных граждан. На местах создавались комиссии при городских и районных исполкомах советов депутатов трудящихся по приему и устройству советских граждан, эвакуированных их западных областей страны, но они не могли самостоятельно справиться с поставленной задачей. Поэтому 8 июля 1941г. от руководства НКВД МАССР начальникам районных отделений НКВД были Крестьянство на войне и в тыл даны указания по оперативному обслуживанию эвакуированных: «...взять всех эвакуированных, прибывших с эшелонами, так и отдельных граждан на списочный учет через районные советы депутатов трудящихся, со всеми установочными данными, с указанием пункта размещения; организовать оперативно-агентурное обслуживание эвакуированных так, чтобы не было свободного перемещения в другие районы»14.

Таким образом, эти меры не только облегчили работу местных органов, но и позволили в дальнейшем восстановить утерянные в ходе перемещения связи со своими родственниками и близкими, удостоверить личность, а также предупредить проникновение и свободное перемещение опасных и преступных элементов в тыл.

Общеизвестно, что в целях осуществления эффективных оборонительных действий очень важно обеспечить бесперебойное функционирование промышленных предприятий, а особенно те из них, которые производят военную продукцию. С началом войны таким предприятиям в первую очередь угрожала опасность быть уничтоженными с воздуха или в результате диверсионных актов.

В связи с этим ГКО СССР в первый период Великой Отечественной войны принимает ряд постановлений, имевших важное значение в укреплении обороноспособности страны, таких как «Об организации военизированной охраны НКВД на взрывоопасных заводах» от 24 июня 1941 г., «Об охране важнейших промышленных предприятий» от 8 июля 1941 г., «О мероприятиях по охране железных дорог» от 14 декабря 1941 г., «Об охране военного имущества Красной Армии» от 3 марта 1942 г. и «Об усилении охраны объектов Наркомата Электростанций» от 5 июля 1943 г.С принятием этих законодательных актов на органы НКВД и милиции всех регионов страны, в том числе Мордовии, легли дополнительные обязанности. Они должны были тщательно проводить проверку состояния охраны предприятий, повысить бдительность, задерживать подозрительных лиц, появлявшихся вблизи охраняемых объектов. На органы милиции была возложена функция определения количества постов военизированной, вахтерской охраны на каждом предприятии и объекте, организации пропускной системы, проверки стрелков и сторожей16.

Не всегда ситуация с охраной предприятий в Мордовии была на должном уровне. На заседаниях областного комитета ВКП(б) в 1941 – 1943 гг. не раз ставился вопрос об усилении охраны государственной и общественной собственности. Приведение в исполнение постановления на местах было поручено партийным органам и органам НКВД.

В первые полгода войны были созданы совместные комиссии и проведены проверки ряда крупных промышленных объектов, в ходе которых выявлялись весьма грубые и существенные нарушения не только в организации охраны, но и хранении делопроизводства, важных и секретных материалов.

Однако сотрудникам милиции самостоятельно не удавалось справиться с таким объемом работы и прежде всего в силу неукомплектованности личного состава. На помощь войскам НКВД и милиции по охране городов и населенных пунктов, заводов, железнодорожных путей и сооружений, телеграфных и телефонных линий III Мер ш инс ие на чные чтения ЦК ВЛКСМ, в свою очередь, специальным постановлением обязал районные, городские, областные комитеты создавать комсомольско-молодежные отряды. Они частично восполнили ряды ушедших на фронт бригадмильцев, групп по охране общественного порядка. Только в сентябре 1941 г. постановлением бюро Саранского городского комитета ВКП(б) было выделено в помощь органам милиции г. Саранска «из народных ополченцев 143 чел. и из комсомольцев города 117 чел. в целях усиления охраны предприятий и общественного порядка в городе»17.

Таким образом, охрана народно-хозяйственных объектов на территории Мордовии стала одним из направлений в деятельности милиции в начальный период войны и имела положительные результаты при тесном взаимодействии общественных и партийных организаций с органами правопорядка.

Незадолго до начала Великой Отечественной войны, в октябре 1940 г., на органы НКВД была возложена обязанность осуществления местной противовоздушной обороны (МПВО)18. Задача органов милиции в системе МПВО состояла в том, чтобы обеспечить четкое и бесперебойное функционирование всех ее звеньев, особенно групп защиты домов и участков. Милиция осуществляла общий надзор за строгим соблюдением населением, руководителями предприятий, учреждений и домоуправлений всех правил противовоздушной обороны.

Помимо этого в функции органов милиции входили обучение граждан способам защиты от воздушных и химических средств нападения; маскирование населенных пунктов и объектов народного хозяйства; контроль за строительством убежищ, укрытий и других защитных сооружений, поддержание общественного порядка при налетах19.

Несмотря на массовый характер проводимых мероприятий в деле всеобуча и подготовке населения к МПВО, последнее на территории Мордовии не имело весомого значения. Это связано с тем, что в республике преобладало сельское население и всего насчитывалось 5 городов, из них только г. Саранск и г. Рузаевка считались городами республиканского подчинения, материальное и социокультурное состояние было в таком состоянии, что не у всякого жителя республики в избе имелась керосиновая лампа. Поэтому проблемы светомаскировки в сельских местных администрациях остро не стояли20.

Pages:     | 1 |   ...   | 9 | 10 || 12 | 13 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.