WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 80 |

Помещения, в которых военнопленные содержатся, должны быть, по возможности, здоровые, чистые и приличные. Пропитание должно быть достаточное и соответствовать общественному положению военнопленных. Работы, на которые привлекаются военнопленные, не должны непосредственно служить военным операциям против родины пленных. Попытки к побегу отдельных лиц, не связавших себя честным словом, можно рассматривать как проявление вполне естественного стремления к свободе, преступления в них видеть нельзя. Раненым и больным обеспечивается уход и врачебная помощь. Всем военнопленным разрешается переписка с родными. Личная собственность военнопленных неприкосновенна, за исключением оружия, лошадей и бумаг военного содержания»8.

Формулируя эти положения о военнопленных, в общем совпадающие с позднейшими постановлениями Гаагской конвенции, Германский Генеральный штаб добавляет к ним следующую характерную оговорку: «Нельзя упускать из вида, что и здесь на первом плане стоят военная необходимость и безопасность государства, а не соображения о неприкосновенности пленных»9.

Таким образом, накануне Первой мировой войны теория и практика международного гуманитарного права выработала устоявшийся взгляд на сущность военного плена, правовое и материальное положение военнопленных.

1. Военным пленом признавалось осуществляемое, согласно правилам ведения войны, ограничение свободы оказавшихся во власти воюющего государства, законных участников боевых действий враждебной стороны. Единственной целью военного плена является предотвращение дальнейшего участия плененных во Крестьянство на войне и в тыл враждебных действиях против государства пленения. Согласно гаагским конвенциям, военный плен не должен носить характера наказания, мести или рабства. При добровольном отказе плененного от дальнейшего участия в военных действиях плен может быть заменен освобождением на честное слово. При заключении мира состояние военного плена прекращается, а военнопленные подлежат незамедлительному возвращению на родину.

2. За военнопленным международное гуманитарное право признает достоинство обезоруженного противника, выполнявшего свой долг перед родным государством. Исходя из этого, военнопленные имеют право на человеколюбивое обращение и на содержание, соответствующее их воинскому званию. Они находятся во власти правительства государства пленения, а не во власти частных лиц или учреждений. Они должны быть размещаемы в городах, крепостях, лагерях или других соответствующих местах, причем заключение может быть применяемо к ним лишь в виде временной меры безопасности. Они пользуются пищей, помещением и одеждой наравне с войсками государства пленения. Они могут быть привлекаемы к работам, но эти работы не должны быть слишком обременительны и противоречить чувству долга военнопленных по отношению к родному государству. При работах на государство пленения они имеют право на такое же вознаграждение, какое назначается чинам местной армии. При погребении умерших военнопленных принимаются во внимание их чины и звания.

3. Военнопленные имеют право на общение с родиной, на получение писем, посылок и денежных переводов, а также на беспрепятственное пользование разными видами помощи со стороны обществ, учрежденных по законам их страны. Военнопленные должны быть регистрируемы соответствующим образом. В воюющих странах должны быть образованы специальные справочные бюро, обязанные собирать и выдавать все необходимые справки о военнопленных. Письма, переводы и посылки для военнопленных, а также адресованные им пожертвования освобождаются от всяких сборов и от провозной платы не только в воюющих государствах, но и в промежуточных странах. Образованные для осуществления дела помощи военнопленным общества должны находится на полном обеспечении со стороны государства пленения, причем уполномоченные этих обществ должны быть допускаемы в места водворения военнопленных. Таким образом, к началу мировой войны установился определенный взгляд на сущность военного плена, на права военнопленных и на их положение в государствах пленения.

Примечания См.: История первой мировой войны. 1914 – 1918. Т. 2. М., 1975. С. 544.

См.: Население России в ХХ ве е: В 3 т. Т. 1. М., 2000. С. 79.

Там же. С. 78.

См.: Народы России: Энци л. М., 1994. С. 156.

См.: История первой мировой войны… С. 544.

См.: Ведение боевых действий: Сб. Гаа с их онвенций и иных со лашений. М., 1995. С. 18 – 21.

Там же. С. 43.

Жданов Н. Р сс ие военнопленные в мировой войне 1914 – 1918. М., 1920. С. 27 – 28.

Там же. С. 28.

III Мер ш инс ие на чные чтения И.Е. З баров, заместитель начальни а Саранс о о филиала заочно о об чения Ниже ородс ой а адемии МВД РФ ОБЛАСТНОЙ ПРИВОЛЖСКИЙ СЪЕЗД КОЛЛЕГИЙ ПО ДЕЛАМ ВОЕННОПЛЕННЫХ И БЕЖЕНЦЕВ* Первая мировая война впервые так резко обозначила проблему военного плена и беженцев. В России размещались огромные массы военнопленных держав четвертного союза. Они располагались в 410 лагерях, разбросанных по всей России. Всего, по данным Центральной коллегии по делам военнопленных и беженцев (далее – Центропленбеж), в России находилось около 2 млн военнопленных1. Страна столкнулась также с многомиллионной массой беженцев. После выхода России из Первой мировой войны новым властям пришлось решать вопросы, связанные с возвращением на родину иностранных пленных, русских военнопленных из иностранного плена, а также реэвакуаций беженцев в их родные губернии.

Все эти вопросы были возложены на созданные по инициативе новых властей коллегии по делам военнопленных и беженцев. Для организации этого процесса по инициативе Пензенской губернской коллегии по делам военнопленных и беженцев возник вопрос «о созыве специфического Областного Съезда, по разработке общего плана транспортирования военнопленных и беженцев»2. На съезд были созваны представители всех поволжских коллегий, но «очевидно по условиям транспорта не могли прибыть представители Самары, Сызрани, Саратова и Астрахани»3.

Совещание состоялось 24 декабря 1918 г. в городе Пензе. Сначала рассмотрели вопрос о том, кого считать из прибывших с правом решающего, а кого с правом совещательного голоса, затем решили «считать совещание Областным съездом, хотя бы в отсутствие представителей от Сызрани, Самары и пр.»4, заслушать доклады с мест, рассмотреть вопросы выработки плана перемещения русских военнопленных и беженцев, оказания помощи беженцам на местах.

По словам избранного секретарем съезда Ченцова, председателя Пензенской губернской коллегии Пленбежа, «главной причиной к созыву съезда явилась необходимость правильного и согласованного продвижения и размещения военнопленных, тем более, что в этом отношении дело было крайне ненормально»5. Из-за массового движения военнопленных и беженцев, отмечалось на съезде, на местах не выполнялись распоряжения и приказы Центропленбежа. «Были приказы без разрешения центра не производить отправок... Однако... Карсунским уездным комиссаром Симбирской губернии было отправлено вопреки распоряжения Центропленбежа 92 вагона беженцев в количестве 2000 человек, их ж.д. власти задержали на станции Пенза. Простояли они 40 дней. Мы их кормили, это немало стоило, кроме того, держали вагоны в то время когда их недостаточно вообще. Такие явления должны искореняться путем согласованной работы и выполнением централь* Работа выполнена при финансовой поддерж е Российс о о манитарно о на чно о фонда (РГНФ прое т 04-01-23004 а/В).

Крестьянство на войне и в тыл ных распоряжений, а где это злоупотребляется путем устранения лиц от должности с привлечением к ответственности»6. Большие трудности в работе пленбежи стали испытывать с «момента революции в Австро-Германии, когда пленные пошли огромным потоком и неорганизованно»7. Передвижению в сторону Сибири мешал чехословацкий фронт. Беженцы должны были останавливаться в приволжских городах, обеспеченных продовольствием. Не лучшим образом обстояли дела и с передвижением пленных. «В течение почти 10 дней отправили на Сызрань, Самару около 55000 человек. Эти города были забиты и они не стали больше принимать...

сумели добиться от военных властей восточного фронта разрешения направлять пленных на Казань. Отправили 25000 человек и Казань отказалась (их) принимать»8.

Размещать пленных и беженцев, например, в Пензенской губернии было негде, так как здесь планировали расположение гарнизона красноармейцев.

С не менее критичным докладом на съезде выступил заведующий медико-санитарным отделом Пензенской губернской коллегии доктор Ганн: «Пенза уже захлебнулась от инфекции... уплотнение (военнопленных) доведено до крайности, могут заниматься заводы, учебные заведения и проч.»9. Представитель железнодорожного ведомства указывает на «отсутствие общего плана, разработанного Центропленбежем, что отражается на распоряжении железнодорожного ведомства в деле передвижения пленных»10. Все эти трудности были общими и для других городов Поволжья и послужили поводом для созыва областного приволжского съезда коллегий Пленбежа в Пензе, который продолжал свою работу до 25 декабря 1918 г. Рассматривались вопросы о беженцах и изыскания средств на местах для оказания им помощи.

О состоянии дел по работе с беженцами выступил представитель Пензенской губернской коллегии Пленбежа, заведующий беженским отделом Гаврилов, который довел до делегатов съезда общий порядок отправки беженцев на родину. Порядок заключался в следующем: «составлялись списки желающих ехать на родину, эти списки посылались на утверждение Центральной Коллегии, Центральная Коллегия давала по очереди наряды на отправку»11. В связи с тем, что граница в декабре 1918 г. была «закрыта» из-за наплыва большого потока военнопленных и беженцев, губернским коллегиям были переданы полномочия по утверждению составленных списков беженцев и «они сами уже должны были составлять наряды на отправку по указаниям Центра»12. Пленбежам приходилось заниматься и регистрацией случайно проезжающих беженцев.

В этом же докладе отмечалось об участившихся случаях самовольного выезда беженцев. «По Пензенской губернии к 15 июля сего года числилось 32662 беженца.

Из них уехало с разрешения Центра 3236 чел. И без ведома Коллегии 1315 чел... Едут главным образом состоятельные беженцы. Остается лишь беднота, которая не может выехать без помощи Коллегии»13.

Массовый выезд беженцев, в том числе самовольный, был непосредственно связан и с отношением к беженцам местного населения. «Отношение населения к беженцам вообще недружелюбное. Были случаи угроз выселения (их) из квартир»14. То есть беженским отделам пленбежей приходилось принимать меры к урегулированию отно III Мер ш инс ие на чные чтения шений с населением. «Не хватало» и продовольствия. Предлагалось изыскивать для этого средства и «реэвакуировать... в первую очередь беженцев, живущих в уездах, где продовольственный вопрос стоит наиболее остро»15. Специальных средств, необходимых для решения всех этих проблем, не было ни в Центропленбеже, ни на местах, поэтому «помощь, оказываемая отделом социального обеспечения нетрудоспособным беженцам, не достигает цели»16. «Кроме того, ввиду очищения оккупированных местностей и присоединения их к Советской России, необходимо разработать и провести в жизнь целый ряд мер по устройству беженцев по прибытии их на родину»17.

В качестве практических мер помощи беженцам делегаты съезда рекомендовали: «Срочно ходатайствовать перед Центром об отпуске специальных средств. Помощь должна оказываться беженцам как денежная, так и натурой. Органами, распределяющими средства помощи, должны быть беженские Комитеты бедноты, организовывать которые – ближайшая задача местных Коллегий». Указывалось на необходимость вести агитацию среди беженцев, организовывать среди остающихся на местах настоящего жительства сельскохозяйственные коммуны18.

В результате трехдневной работы съезд принял следующую резолюцию:

«1. В связи с очищением нашими Советсткими войсками целого ряда оккупированных мест и присоединения этих мест к Советстской России, перед Центральными учреждениями, ведающими делом реэвакуации беженцев, возникает новая задача об устройстве беженской бедноты по ея возвращении на родину.

Ввиду чего областной съезд находит нужным возбудить перед Центром вопрос о принятии необходимых подготовительных мер к созданию соответствующих условий к моменту прибытия беженцев и устройству их на новых местах.

2....Предложить губколлегиям разработать подробный план реэвакуации беженцев из уездов и Губгородов, представить таковой на утверждение Центра и строго придерживаться утвержденного Центром плана, не допускать... самовольного и неорганизованного передвижения беженцев ни одиночным, ни групповым порядком без указания на то высших инстанций.

3....Принимая во внимание исключительно тяжелое и безвыходное положение беженской бедноты, (съезд) считает в высшей степени необходимым оказывать крайне нуждающимся и нетрудоспособным беженцам помощь продовольствием, помещением, топливом, а в случаях крайней необходимости одеждой и обувью»19.

Для выполнения указанной резолюции съезд предложил губернским коллегиям разработать точные подробные сметы расходов на оказание помощи беженцам и направить эти сметы в Центропленбеж.

По вопросу изыскания средств на местах съезд принял еще одну резолюцию:

«Ввиду того, что попечения о возвращающихся наших русских пленных требует траты огромных средств, Областной съезд постановил: Предложить губернским коллегиям принять всевозможные меры к сбору на местах денежных и материальных средств на удовлетворение нужд наших пленных и беженцев, для какой цели обращаться с призывом к трудящимся массам об отчислении в пользу пленных и беженцев однодневного заработка, устраивать вечера, спектакли и “дни пленных”, Крестьянство на войне и в тыл производить сборы пожертвований в особенности в деревнях и селах натурой»20.

Таким образом, деятельность коллегий по делам военнопленных и беженцев считалась делом государственной важности. Несмотря на все трудности, связанные со становлением советской власти и последствиями Первой мировой войны, поволжскими коллегиями принимались активные меры по обустройству жизни военнопленных и беженцев, обеспечению их жильем и продовольствием, трудоустройством на работу, а также созданием условий для отправки на родину иностранных военнопленных.

Примечания См.: Ниманов И.Б. Содержание и использование военнопленных в России в оды первой мировой войны (ав ст 1914 – февраль 1917.) // История в льт ре, льт ра в истории. Саранс, 2001. С. 189.

ГАУО, ф. Р-1166, оп. 1, д. 7, л. 31.

Там же, л. 27.

Там же.

Там же.

Там же, л. 28.

Там же.

Там же.

Там же, л. 29.

Там же, л. 32.

Там же.

Там же, л. 22.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же.

Там же, л. 23.

Там же.

Там же.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 80 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.